Интервью Дмитрия Мишенина с Беляевым-Гинтовтом (Допинг-контроль №4) — Sputnik & Pogrom

ДОПИНГ-КОНТРОЛЬ, ЧАСТЬ 4

Блицкриг-интервью с Алексеем Гинтовтом

Дмитрий Мишенин, основатель арт-группы Doping-pong

sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com /

Прим. редакции: мы, мягко говоря, не разделяем взгляды господина Гинтовта, официального стилиста пресловутого «Евразийского союза молодежи» имени Дугина. Однако каждая публикация материалов Мишенина вызывает ШКВАЛ корч в среде так называемого «современного искусства», поэтому мы не смогли отказать себе в удовольствии посмотреть, как будут биться в припадках арт-трудящиеся после этого интервью.

Алексей Беляев-Гинтовт

В

современной России не так много художников, которых я уважаю. Когда у Энди Уорхола спрашивали, кто ему нравится из современных художников, он отвечал: «Все. Они все хорошие». Я — не Энди Уорхол. Я отвечаю: «Никто. Они все плохие». Я их всех презираю. Поэтому крайне ценно, когда среди этого богемного сброда и откровенных мошенников встречается настоящий художник. Такие встречи со мной бывают нечасто. В Питере случилось раз, когда я подружился с Георгием Гурьяновым, царствие ему небесное. А в Москве таким человеком стал Алексей Беляев-Гинтовт.

Те несколько раз, когда наши работы выставлялись вместе — Георгия, Doping-Pong и Алексея — наполняли меня прекрасным ощущением, что современное русское искусство действительно существует. Оно есть, никуда не делось и процветает. А самое главное — его представители являются реальными глыбами, которые из общественного сознания вытеснены зарубежными пиартистами Дэмиеном Херстом, Джеффом Кунцем и им подобными.

Однажды составитель антологии новейшей русской поэзии Константин Кузьминский пожаловался журналистам: «Американцам не нужны русские писатели. Им не переварить много русских писателей. Солженицын в прозе, Бродский в поэзии — больше не нужно». Я теперь понимаю особенно остро эти слова, но, в отличие от Кузьминского, не горюю: а зачем другие художники в России, когда есть Гурьянов? Допинг-Понг? Гинтовт? Другие художники и рисуют хуже, да и вместо идеологии у них пустота внутри.

Это только мое мнение, скажете вы. Конечно, мое. А чье еще? Вашего мнения пока никто не спрашивает. Научитесь рисовать, сделайте пару-тройку всенародно любимых картин, потом поговорим.

А пока послушайте одного из мэтров современного искусства, которого я уважаю.

Мишенин:

Алексей, главная тема сегодня в стране — Украина и Новороссия. Почему так получилось, что все, кто мне нравится, вдруг оказались за ДНР и ЛНР? Почему люди, которые мне несимпатичны, собирают подписи в поддержку омерзительной бучи Савченко? А, к примеру, американец Оливер Стоун, фильмы которого я смотрел кучу раз, — за нас?

Гинтовт:

Больше никаких «украин» на территории Русского мира! Один из древнейших центров нашей цивилизации — Киевская Русь — усилиями главного противника обращается в свою противоположность — смертоносный русофобский проект. «Украинской нации» нет, не было, и не будет, потому что этого не будет никогда, а еще потому, что невозможно запретить думать на родном языке; как не будет и страны «Украина», совпадающей границами с контуром бывшей УССР. Раньше можно было обсуждать их новодельную мифологию, суржик, но не сейчас, когда погублены ими тысячи ни в чем не повинных людей. Активные «украинцы» в нынешнем состоянии политического проекта, нынешними лидерами возглавляемые, не есть представители некоего таинственного народа, но носители убийственной неонацистской идеологии, вне зависимости от того, по какую сторону «российско—украинской границы» они на свою беду оказались. Так будет не всегда.

Русь — цивилизация, Русь — космос, — найдется место всем нашим, и если крови на них нет — даже раскаявшимся «украинцам»!
Мишенин:

Возвращаясь к нашим арт-баранам… Я могу, к примеру, надеть костюм гимнаста и заняться художественной гимнастикой. Это вполне смешно, может быть, и мило для тех, кто меня любит. Но это не имеет никакого отношения к спорту. То есть я должен учиться, тренироваться и иметь талант к этому виду спорта. Так почему же сейчас люди считают, что художником может быть каждый, и примеряют его костюм без зазрения совести? Они не понимают, что выглядят смешно и нелепо в трико с ленточкой?

Гинтовт:

Как и в случае с «украинством», проект «актуальное искусство», чей штаб, по невероятному совпадению, расположился по ту же сторону океана, предполагает прекращение нашей цивилизации раз и навсегда. Разумеется, не сам по себе, а в сумме воздействий транснациональных центров силы, — вот он и есть дизайн-проект победившего олигархата. Его идеологические основания противоположны традиционным представлениям о красоте и гармонии, по понятным причинам, оттого так уродливы адепты тоталитарной секты — дьявол, вообще говоря, шутник.

Мишенин:

Я далек от политики, но наше знакомство произошло, когда вы, как один из немногих людей искусства, встали на мою защиту во время обвинения «Олимпийской серии» Допинг-Понг в пропаганде тоталитаризма. Тогда кроме вас из больших художников и моих современников меня поддержали Георгий Гурьянов и Слава Цукерман. Для вас главным было то, что обвинения принадлежат Екатерине Деготь, которая в том же самом упрекала и вас?

Гинтовт:

Да, началось с персоны Деготь, но я, зная, что ЭТИ доносят на достойных (инфернальное чутье не подводит их никогда, НИКОГДА!), заинтересовался вашим творчеством, в частности — Олимпийским проектом. Ясно, что копил собственные представления об Олимпе (а они во многом сошлись с видом церемонии открытия), так вот и с вашей трактовкой совпало многое. Большой стиль. Так держать!

Мишенин:

Мне нравится, что Олег Тепцов, режиссер моего любимого фильма «Господин-Оформитель», обладает безукоризненным вкусом и из всей палитры художников безошибочно выбирает лучших. Говорю это без ложной скромности. В свое время быть арт-директором фильма «Аменхотеп» он предлагал Георгию Гурьянову, а оформить «Пиковую даму» — Doping-Pong. С Вами он также встречался и озвучивал предложение о проекте, связанном с Мариной Цветаевой. Можете немного рассказать об этом?

Гинтовт:

С замечательным человеком и режиссером Олегом Тепцовым за какие-то полгода мы сочинили целую кинематографическую вселенную, о которой, увы, не имею права рассказывать. Вот о чем могу: традиционалистская интуиция Олега, глубина ощущаемой им заэкранной, потусторонней гармонии, новой гармонии, да и наша «Сверхновая Москва »… результатом может стать КиноПалех.

Мишенин:

Хорошо, когда на творчество есть правильная реакция. После Олимпийской рекламы мне рассказали, как убежал Никас Сафронов, когда ему предложили познакомиться со мной на какой-то выставке. После моих статей на «Спутнике и Погроме» мне присылали линки, где вся эта арт-помойка: Дубосарские, Виноградовы, Осмоловские, Гельманы перемывали мне кости. Мне нравится, когда люди, которых я не уважаю и говнотворчество которых считаю бездарным, так же негативно относятся ко мне и к тому, что я делаю. Правильно ли я понимаю, что у нас с вами общие враги? И общее имя им «Современное искусство» ака «Гидра Мирового Уродства»?

Гинтовт:

Подсчетами врагов не занимался, но, будучи задействован в Большом Евразийском проекте, активно в части «Новороссия», удивлен как раз малым их количеством, да и клопиным размером. Моим соратникам и соратницам достается гораздо больше — может быть, я что-то не так делаю? Тьмы и легионы либералов-врагов и нацистов-врагов, либерал-нацистов — где они, на пальцах одной руки пересчитываемые?! У меня нет никакого рационального объяснения. Полагаю, что в разделе «актуальное искусство» враги наши в основном совпадают.

Мишенин:

Вот, к слову, есть Африка, которого ненавидят «все из питерской богемы». Мне он симпатичен. За авантюризм и роль в фильме «Асса». Художником, правда, я его не считаю, но зато он хороший коллекционер. Правда, меня неприятно удивил его проект «Бесы», который, имея простую и ясную цель, был выполнен ужасно и напомнил мне худшие поделки «Новых академиков» в моменты упадка. Из того, что Тимур жег беспощадно. Почему Кремль использует пагубный язык постмодернистов? Не Ваш, к примеру, монументальный стиль, а неумело старается быть псевдомодным, но в результате выглядит вульгарно, фальшиво и глупо?

Гинтовт:

С Сергеем мы немало времени провели за 21 год дружбы, категорически не согласен с тем, что его ненавидят ВСЕ, напротив того, скажу: все в нем души не чают! Проект «Бесы», а я был на утреннем вернисаже с 10 телекамерами Кремлевского пула, несмотря на некоторые стилистические огрехи, достиг цели: бесы названы бесами. Да и Тимур, друг и учитель, иной раз ссылался на слепоту, и ни от кого другого чаще я не слышал: за неимением гербовой, пишем на простой. У Кремля, надеюсь, все впереди — ничего еще и не начиналось!

Мишенин:

То, что у Кремля все впереди — могу согласиться. Так как на данном временном отрезке у него на счету ничтожно мало того, чем можно гордиться. Вот мы с Вами оказались волею судеб на одной стороне, при этом совершенно разные художники. Но для меня это сторона красоты, а не политики. Хотя в политике часто наши взгляды также пересекаются. Скажите, что нас объединяет все-таки больше? Красота, которую мы изображаем совершенно по-разному, или политика, которая выбросила нас по одну сторону окопов?

Гинтовт:

Приоритеты: вера, метафизика, политика. Красота — категория нисходящая в этой неотменимой для меня иерархии. А значит в той части, где стройное, аполлоническое, континентальное, русско-советское, шире — евразийское, — совпадения возможны.

Мишенин:

Возможны. Но скорее в апологическом к России, а не к власти, смысле. В свое время на меня доносили властям «Пусси Райот» и «Война». Своровал картину Навальный. Я вижу эту лживую оппозицию, сплошь состоящую из хитрозадых мошенников. Но что движет такими больными и вторичными типами как деградант, который зашивал рот и прибивал яйца? Это же уже даже не арт-мошенничество и не стиль провокатора Азефа, как в случае с вышеупомянутыми, а совсем клиника, причем глубоко вторичная и вызывающая физиологическое омерзение. Совать после курицы в пизду книгу — это же даже по уродливым законам актуального искусства неоригинально!

Гинтовт:

Наши специалисты составили объемную карту нападения на меня в связи с премией Кандинского: те же «Пусси», та же «Война», тот же Осмоловский, Деготь, Ерофеев. Установили последовательность, посекундное время и адреса публикаций доносов в стране и за рубежом, кстати, они же изучили и схему нападения на Doping-Pong, совпадение — 90%, как и структура атаки на моего друга писателя Михаила Елизарова в момент вручения ему литературной премии года. То есть мы попали не в три разных, а в одну и туже мясорубку либерал—фашистского доноса, ручку которой начинали крутить всякий раз неутомимые «Пусси» — прямые агенты иностранного влияния. Мне известно, что уже через сутки после начала атаки наши специалисты передали фактуры на них специалистам высшего уровня, а те еще выше, но, как мы знаем теперь, профилактика преступления не состоялась.

«Меня часто упрекают в любви к СССР, пионерам и советскому кино».

Да, нарыв вскрыт, но удален ли весь гной — мне не известно. Очень надеюсь, что отработка агентурной связи данной группы с укро-нацистским подпольем в Москве даст долгожданный результат.

Мишенин:

Меня часто упрекают в любви к СССР, пионерам и советскому кино. При этом Doping-Pong с такой же искренней любовью рисуют позирующего со скейтом наследника Романовых с коленками в голубой крови… и Лермонтова, и Солдата Первой мировой войны.

У Вас я вижу в творчестве горячо любимых мною Распутина и Блока. Фигуры кардинально противоположные. Может быть, тем людям, что обвиняют нас, недостает простого понимания, что это все — любовь к Родине, которой они лишены?

Гинтовт:

Великий могучий Советский Союз! Двадцатый век был русским веком, и двадцать первый русским будет! Евразийский Союз, какие причудливые контуры ни принял бы он на начальном этапе, верю, рано или поздно достигнет границ континента.

Мишенин:

Ну, тогда для вашей и нашей победы давайте напоследок — представьте свой арт-парад премии тов. Маузера. Кого в тюрьму, кому суму, а кого на плаху? Десять искусствоведов, художников и деятелей культуры с кратким обвинительным приговором от Алексея Беляева-Гинтовта. Пли!

Гинтовт:

Я в искусстве принципиально не занимаюсь СПИСКОМ, я лишь вызываю огонь на себя. Дальше действуют специалисты.

Мишенин:

А мне кажется, идея черных меток прекрасна! Я даже предлагал их печатать в свое время газете «Лимонка», чтобы настоящие патриоты их могли вырезать и выдавать врагам. Это же чистая профилактика! Много вредителей развелось. Из-за чрезмерной лояльности и политкорректности мы имеем в нашей стране всех этих быдло-художников вслед за быдло-кино и быдло-эстрадой.

Пока во власти не появятся люди, способные осознать силу искусства как глобального идеологического оружия, в нашей культуре не произойдет ничего фундаментального. И даже самые талантливые художники не будут оказывать влияния на государственную политику и продолжат девиантное существование на уровне городского андеграунда. А официальными представителями искусства в стране будет всякое отребье при поддержке Министерства Бескультурья. Когда нехаризматичные правители говорят, что у них есть другие дела, а искусство подождет — они обрекают себя на забвение. Ну а когда они доверяют эти вопросы врагам народа и вредителям, то обрекают себя на вечный позор.



Вместо заключения

У

вы, моего собеседника мейнстрим-культура, отданная на откуп Куликам и прочим скотам-животноводам, парадоксально считает экстремистом. Для меня же он — романтик-идеалист в духе первых комиссаров XX века, вооруженный не маузером, но кистью. С большой мечтой о Новой России. Но власть нынче слишком недальновидна в выборе своих чиновников, деятелей безнадежно бездарных, неспособных разглядеть и использовать даже таких лояльных к ней людей в своих же собственных интересах.

Власть напрочь лишена каких-либо зачатков вкуса. И может только пытаться на бесовском языке повествовать о бесах. И, увы, бесами бесов не изгонишь…

Если вам понравился этот материал, пожалуйста, поблагодарите «Спутник и Погром»

sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com /