В Едином учебнике истории «забыли» про сталинские репрессии — Sputnik & Pogrom

В Едином учебнике истории «забыли» про сталинские репрессии

История, Политика, Россия  /  17 июня 2013 г.

Меж тем, сегодня в Минобразовании будут обсуждать проект нового стандарта преподавания истории, на основе которого напишут пресловутый Единый учебник истории. «Ведомостям» удалось достать документ и самое прекрасное там относится к сталинской эпохе:

Роль Иосифа Сталина оценена неоднозначно. Первые годы его правления названы «периодом форсированной индустриализации, модернизации, осуществленной чрезвычайными методами». Результатом той модернизации названо преодоление технологического отставания от западных стран. Сам Сталин охарактеризован как автор «сталинского социализма» — диктатор, подменивший власть советов партийной номенклатурой, опустивший «железный занавес» и применявший насильственные методы для решения политических и экономических задач.

Массовые репрессии отнесены только к периоду 1937-1938 гг. Они названы методом борьбы с потенциальной «пятой колонной». В 1937-1938 гг. была самая большая волна репрессий, объясняет Петров. По его словам, проект стандарта не догма, он будет широко обсуждаться на многих площадках и корректироваться.

164988_588045957894474_103289355_n

Для тех, кто плохо учил историю, напомню, что в реальности сталинские репрессии начались с 1929-го года, года его прихода к власти, открывшись знаменитым Шахтинским процессом. До 1937-го года Сталин успел вырезать остававшихся русских инженерно-технических специалистов (т.н. «московские процессы»), русских военных офицеров (операция «Весна»), русскую интеллигенцию («Дело академиков» и другие ему подобные), русских крестьян (коллективизация и раскулачивание), русское духовенство (1937-ой в лагерях встречали свыше 200 000 лиц, прямо посаженных за свое христианское исповедание). Более того, и после 37-го продолжились репрессии, причем местами в сравнимых масштабах. Позволю себе процитировать любимого писателя всех сталинистов — Солженицына:

Когда теперь бранят произвол культа, то упираются всё снова и снова в настрявшие 37-й — 38-й годы. И так это начинает запоминаться, как будто ни ДО не сажали, ни ПОСЛЕ, а только вот в 37-м — 38-м.

Не имея в руках никакой статистики, не боюсь, однако, ошибиться, сказав: поток 37-го — 38-го ни единственным не был, ни даже главным, а только может быть — одним из трех самых больших потоков, распиравших мрачные вонючие трубы нашей тюремной канализации.

ДО него был поток 29-го-30-го годов, с добрую Обь, протолкнувший в тундру и тайгу миллиончиков пятнадцать мужиков (а как бы и не поболе). Но мужики — народ бессловесный, бесписьменный, ни жалоб не написали, ни мемуаров. С ними и следователи по ночам не корпели, на них и протоколов не тратили — довольно и сельсоветского постановления. Пролился этот поток, всосался в вечную мерзлоту, и даже самые горячие умы о нём почти не вспоминают. Как если бы русскую совесть он даже и не поранил. А между тем не было у Сталина (и у нас с вами) преступления тяжелей.

И ПОСЛЕ был поток 44-го — 46-го годов, с добрый Енисей: гнали по сточным трубам целые нации и еще миллионы и миллионы — побывавших (из-за нас же!) в плену, увезенных в Германию и вернувшихся потом. (Это Сталин прижигал раны, чтоб они поскорей заструпились и не стало бы надо всему народному телу отдохнуть, раздышаться, подправиться.) Но и в этом потоке народ был больше простой и мемуаров не написал.

А поток 37-го года прихватил и понес на Архипелаг также и людей с положением, людей с партийным прошлым, людей с образованием, да вокруг них много пораненных осталось в городах, и сколькие с пером! — и все теперь вместе пишут, говорят, вспоминают: тридцать седьмой! Волга народного горя!

Не вспоминают. Даже поток 37-го года у нас, в России XXI-го века, объявлен «борьбой с пятой колонной», и не где-нибудь на форуме сумасшедших сталинистов, а в школьном учебнике. С понятным выводом — если уж товарищу Сталину можно было сажать миллионы агентов Госдепа, то почему товарищу Путину нельзя? Правда, почему?

Потому, что «новый образовательный стандарт» иллюстрирует, какая мерзость вырастает на месте исторической памяти, если народ (точнее, правящие им советские элиты) отказывается честно и откровенно говорить о своем прошлом. В реальном Советском Союзе такой трактовки сталинского периода после известного XX съезда себе не позволяли (известный факт — большая часть новодельных сталинистов в постсталинском СССР уехала бы лес валить), но СССР рухнул, XX съезд забыт, и из русской крови, смешанной с советской грязью, начали вырастать самые причудливые существа и концепции.

Да, это странно, но в кровавой тоталитарной империи с большой чуткостью относились к постыдному сталинскому периоду, чем в выросшей на ее обломках петрократии. Что еще раз показывает, что мы живем не в цивилизованной стране, а странном советском посмертии, посмертном советском сне, который всё никак не кончится и не кончится, продолжаясь, насыщаясь и расцветая всё новыми мерзостями.

Излишне говорить, что «новый стандарт преподавания истории» суть слизь и безумие, и все его авторы должны быть с позором уволены от любой педагогической деятельности.

-