Флаги над Беренго / Блог Богемика на «Спутнике и Погроме»
Флаги над Беренго
Выпуск шестнадцатый, 16 мая 2018 года

Эти ублюдки явились в Тропическую Африку, чтобы отдать своим хозяевам собственное мясо, кровь, жизнь, молодость, и эти мученики за двадцать два франка в день (минус удержания) были тем не менее довольны, довольны до последнего красного кровяного шарика, подстерегаемого десятимиллионным москитом.

— Луи Фердинанд Селин, «Путешествие на край ночи»

Хорошо было Бараку X. Обаме — едва став президентом США, он сразу же получил аффирмативную Нобелевскую премию мира и мог больше о ней не думать. Дональду Дж. Трампу не повезло, он родился белым. Хуже того, он не только белый, но ещё и республиканец. Единственным президентом-республиканцем, удостоившимся Нобеля, был Теодор Рузвельт в 1906 году. Все последующие нобелевские лауреаты из Белого дома — Вильсон, Картер и Обама — принадлежали к Демократической партии. Так что если Трамп желает получить награду миротворца, ему нужно стараться изо всех сил — хотя бы раз в полгода предотвращать ядерный апокалипсис, останавливаясь в полушаге от края пропасти, и всё такое. Pегулярно спасая человечество, Дональд Трамп, пожалуй, мог бы разделить Нобелевскую премию с каким-нибудь плохим парнем, занимающимся тем же самым с противоположной стороны (примерно как Ицхак Рабин и Шимон Перес в 1994 году получили её в компании славного террориста Ясира Арафата).

Чисто теоретически у Трампа есть два потенциальных партнёра по предотвращению глобальной катастрофы с последующим вхождением в число великих миротворцев — Путин В. В. и Ким Ч. Ы. Однако шансы их неравны. Ким — маршал, а Путин — подполковник. Ким — потомственный тиран, а Путин — автократор из простого народа. Ким носит причёску и пальто по советской моде 1952 года и фотографируется в штиблетах на вершинах заснеженных гор, а Путин выглядит вполне заурядно (ныряя за античной амфорой, он надевает ласты, а не штиблеты). И даже когда пресса обвиняет кого-нибудь из них в убийстве, совершённом на чужой территории при помощи нервно-паралитического газа, в случае Кима жертвой оказывается его родной брат, в течение 20 минут мучительно умирающий у всех на глазах в аэропорту Куала-Лумпура, а в случае Путина — тихо угасшие морские свинки, принадлежавшие какому-то шпиону-перебежчикy. Шансы товарищa Кима на получение Нобеля явно предпочтительнее шансов товарища Путина. Tоварищ Ким колоритнее.

К тому же у Кима положительная динамика, а у Путина — отрицательная. Принципы правильного соотношения злых и добрых деяний политика сформулировал Макиавелли в классической сентенции: «тот, кто овладевает государством, должен предусмотреть все обиды, чтобы покончить с ними разом, а не возобновлять изо дня в день; тогда люди понемногу успокоятся, и государь сможет, делая им добро, постепенно завоевать их расположение. Кто поступит иначе, из робости или по дурному умыслу, тот никогда уже не вложит меч в ножны и никогда не сможет опереться на своих подданных, не знающих покоя от новых и непрестанных обид. Так что обиды нужно наносить разом: чем меньше их распробуют, тем меньше от них вреда; благодеяния же полезно оказывать мало-помалу, чтобы их распробовали как можно лучше». Впрочем, в христианской традиции идеал деятеля, перешедшего от злодеяний к благодеяниям, был зафиксирован ещё в образе Савла, превратившегося в Павла (по этой схеме развивались карьеры и Хлодвига, и Владимира Красного Солнышка).

Ким, воспитывавшийся в закрытом пансионате в Швейцарии, всё это прекрасно знает и действует практически безошибочно. Придя к власти, он начал с каких-то совершенно безумных злодеяний, вплоть до скармливания своих врагов собакам или расстрела их из гранатомётов (последнее мероприятие трудно осуществимо с чисто технической точки зрения, но это неважно — в медиапространстве оно прогремело). Параллельно он где-то что-то взрывал и куда-то запускал, а также грозился осуществить превентивный ядерный удар по территории Соединённых Штатов. Нанеся в начале правления всем вокруг все мыслимые и немыслимые обиды, юный Ын переключился на делание добра. Сегодня, на седьмом году правления, он после объятий с южнокорейским лидером готовится к встрече с Трампом, проводит либеральные экономические реформы, повышает жизненный уровень трудящихся, открывает филиалы англоязычных университетов и даже передвигает на тридцать минут стрелки часов на пхеньянском железнодорожном вокзале (года три назад Северная Корея учредила собственный часовой пояс, но на днях вернулась к норме, и мировые СМИ подают это событие как великий шаг на пути прогресса).

Владимир Владимирович Путин всё это время двигался в противоположном направлении. Ким Чен Ын пришёл к власти в декабре 2011 года (24 декабря он занял пост Верховного главнокомандующего Корейской Народной Армии, 29 декабря стал Высшим Руководителем Корейской Народно-Демократической республики). По стечению обстоятельств, в те же самые дни появились первые признаки того, что Путин, тремя месяцами ранее выдвинувший свою кандидатуру на третий президентский срок, начинает утрачивать респектабельность в глазах Запада. 15 декабря 2011 года тогдашний министр иностранных дел Чехии князь Карел VII фон унд цу Шварценберг пришёл на заседание парламента, приколов на лацкан пиджака значoк с надписью «Путин, ко мне! А ну на место!» Шварценберг в данном контексте был интересен не как глава чешского МИДа, а как человек, близко друживший с Отто Габсбургом и неплохо знакомый с принцем Чарльзом, как член Бильдербергского клуба и кавалер Ордена Золотого Руна (рыцарей Золотого Руна тридцать шесть человек на свете, и они служат прообразом для фантазий конспирологов о тайном мировом правительстве).

Через две недели после демарша князя я написал: «Владимир Владимирович начал понемногу саддамизироваться. Нет, нe содомизироваться (это было бы его частным делом), а именно саддамизироваться. Cмещаться на мировой политической шкале туда, где мы привыкли видеть Саддама Хусейна и других планетарных плохих парней (Муамара Каддафи, Башара Асада, Александра Г. Лукaшенко, Ким Чен Ира и т. п.)» (см. По поводу одного значка). Помнится, в тот раз добрые люди сообщили мне, что я стал первым русским автором, написавшим о Шварценберге и его значке. Отечественные СМИ две недели делали вид, что не заметили поступка князя, и заговорили о нём только после моего поста в ЖЖ. С тех пор ситуация радикально изменилась. На Западе привыкли награждать Путина весьма замысловатыми эпитетами, сравнивая его не только с Саддамом, но и с Гитлером, а российские СМИ уже не пытаются этого скрывать, но, напротив, демонстрируют в ответ невиданную сплочённость вокруг нацлидера (Маргарита Симоньян и вовсе заявила, что если прежде Владимир Владимирович был нашим президентом, то теперь он стал нашим вождём).

Все шесть лет своего третьего (де-факто — четвёртого) срока В. В. Путин саддамизировался напропалую. Однако было бы глупейшей ошибкой думать, что в конце концов он разделит судьбу Саддама Хусейна, Адольфа Гитлера или Слободана Милошевича.

Приобретите подписку, чтобы продолжить чтение

Месяц неограниченного доступа ко всем статьям на «Спутнике», включая наши великолепные премиум-материалы всего за 300 рублей! Премиум-подписчикам нужно щелкнуть по Already purchased? и ввести свой пароль.

Если у вас возникли вопросы по подписке или вы хотите ПОДПИСАТЬСЯ БЕЗ КРЕДИТНОЙ КАРТЫ, то отправьте нам письмо на [email protected]