Отмена виз, деньги и образование: Foreign Policy предлагает русским Европу — Sputnik & Pogrom

Отмена виз, деньги и образование: Foreign Policy предлагает русским Европу

Переводные материалы  /  20 марта 2017 г.

Текст:Cэмюэл Грин, Foreign Policy. Перевод: Григорий Николаев, «Спутник и Погром»

Cэмюэл Грин — директор Института России при Королевском колледже Лондона

Забудьте о Трампе и Путине. Европа должна достучаться до русского народа. Если Европа и нуждается в независимой от Вашингтона стратегии по отношению к России — то именно сейчас.

С момента аннексии Россией Крыма российские пропагандисты и рупоры МИДа постоянно призывают Европу плюнуть на Вашингтон, подумать о собственных материальных интересах и пойти на сделку. С избранием Дональда Трампа Кремль, похоже, вбил-таки клин между союзниками — но не совсем так, как планировала Москва.

Сближение между Россией и США и отказ Америки от сдерживания кремлевского наступления угрожают Европе. В отличие от Соединенных Штатов, отделенных от места действия океаном, страны Европы граничат с Россией. Экономика Европы веками была неразрывно связана с Россией — и не всегда удачно. Москва, по-видимому, не отказывается от попыток подорвать веру в европейскую демократию — она тесно общается с внутренними бунтарями ЕС вроде Виктора Орбана и тайно вмешивается в процессы выборов в странах Евросоюза. Одновременно с этим ширится конфликт на Украине — прямо на пороге ЕС; военная мощь России представляет угрозу не только европейским ценностям, но и самой безопасности на континенте.

Выбор у Европы невелик. Вопросы безопасности остаются в ведении НАТО, а значит от американцев избавиться невозможно. Открытое военное столкновение с Россией чревато катастрофой, его никто не одобрит. Но продолжать задабривать Россию пряниками в виде «стратегического терпения» тоже уже невозможно — Европа потратила 20 лет на безрезультатное налаживание экономического и государственного партнерства с Россией. Ежегодный объем товарооборота между ЕС и Россией составляет 330 миллиардов евро, инвестиции в Россию уже составили 7 триллионов долларов. И ничто из этого не остановило Российскую Федерацию, когда Украина попыталась заключить торговое соглашение с Евросоюзом.

Если Европа желает безопасности, нужны перемены. Если Европа желает процветать, она сама должна добиться этих перемен.

Скажем сразу — Европа не должна стремиться к смене режима в России; никто, кроме самих жителей страны, не должен решать, когда Владимиру Путину нужно уйти с поста президента и кто должен его заменить. Но Европа может (и должна) вкладываться в трансформацию российского общества — налаживать прямые связи с гражданами России, желающими изменить положение в стране и использовать свои экономические возможности для увеличения влияния населения на Кремль.

В России существует огромный зазор между гражданами, понимающими, до какой степени их государство поражено коррупцией, но отчаявшимися хоть что-то улучшить, и политическими лидерами, старающимися убедить население, что лучше быть не может. Европа должна влезть в этот зазор, начать создавать альянсы и помочь приблизить перемены.

Хваленые рейтинги Путина — сейчас рейтинг одобрения российского президента находится в районе 85%, и цифры довольно правдоподобны — скрывают важную деталь: россиянам нравится их президент, но не нравится, как работает государственная система. Согласно опросам независимого «Левада-центра», лишь 14% населения считают, что Путин выражает интересы простого народа; 69% считают, что за годы путинского правления разрыв между бедными и богатыми в России лишь вырос. Около 55% россиян утверждают, что полагаются только на себя и избегают любого контакта с государством; лишь 10% утверждают, что получают все необходимые услуги от государственных чиновников.

Россияне не верят и тому, что говорят по телевизору. Несмотря на все красивые картинки, около 70% россиян, опрошенных «Левада-центром» в январе, утверждают, что Россия переживает тяжелые времена или переживет их в ближайшем будущем. Согласно опросам, 64% опрошенных считают, что дорога к процветанию лежит через интеграцию с Западом — перед присоединением Крыма так считало 56% опрошенных. Все это неудивительно: по данным, предоставленным самим российским правительством, реальные доходы россиян в 2016 году упали на 5.9%; до этого, в 2015-м, они упали на 3.2%. Россияне, конечно, рады приобретению Крыма, но понимают, что принесла им война.

Живя в стране, которая не может предоставить путей ни к процветанию, ни к безопасности, русские за десятилетия научились искать помощи как внутри, в очень тесно сплоченных сетях друзей, коллег и родственников, так и снаружи, у других стран и культур. Русские долгое время стремились к тому, что можно назвать «индивидуальной модернизацией»; они хотят встраиваться в самые динамичные экономические, культурные и технологические сегменты. Для многих жителей России все это означает Европу. Именно в Европе могущие себе это позволить русские получают образование и медицинскую помощь. Именно европейскую культуру и медиа потребляют русские; они стремятся подражать европейцам. Именно европейские модели русские заимствуют, пытаясь изменить свои города и общественное пространство — несмотря на то, что российское правительство открыто отвергает «европейские ценности», пытается бороться с экспансией Запада и объявляет о повороте к Китаю.

Подход Европы к изменению России обычно ограничивался «выставлением условий» — то есть Европа предлагает простым россиянам пряники вроде безвизового режима и избавление от торговых барьеров, но при условии хорошего поведения российского правительства. Но у такого подхода есть серьезная проблема: в обмен на свободное перемещение людей, товаров и идей Европа требует от россиян влиять на правительство, над которым у них нет никакой власти.

Но что будет, если вывернуть эту логику наизнанку?

Что если Европа позволит простым россиянам путешествовать без визы прямо сейчас, просто так? Или повысит вложения в мобильность студентов и ученых, что позволит талантливым, но безденежным россиянам учиться в Европе по европейским ценам? Даст малому и среднему российскому бизнесу доступ к европейским финансовым системам и облегчит прохождение таможенных процедур?

Если простые россияне смогут собственными глазами увидеть, как работает Европа, если они смогут воспользоваться образовательными, юридическими и финансовыми институтам Европы для обеспечения собственного процветания, баланс сил в России начнет меняться. Кремлю станет гораздо сложнее изображать Европу врагом России или обвинять ее в холодности; пока что у него это получалось неплохо. Но речь не просто о знакомстве и теплых чувствах. Если дать простым россиянам доступ в Европу, они смогут встроить ее в свою жизнь — сейчас же это доступно только российской правящей элите.

Граждане, чья карьера, финансовое благополучие, предпринимательские планы и даже пенсия будут связаны с Европой, люди, привыкшие рассматривать европейские университеты, рынки и даже чиновничество как свое — эти люди будут требовать все большей интеграции с Европой и сопротивляться любым попыткам Кремля манипулировать международными отношениями в политических интересах. Да, в России уже есть такие люди, но Европа может и должна создавать новых.

Ирония ситуации очевидна: Европа, опасаясь Трампа, даст Кремлю все то, чего он годами хотел. Да, политически шаг в противоположную сторону будет трудным. Но он позволит интегрировать Россию в Европу на европейских условиях.

Ничто из вышеописанного, конечно, не означает, что на Россию не надо давить по поводу Украины или что Европе не надо заняться вопросами собственной безопасности. И отношения с Россией в ближайшее время не изменятся. Но на ближайшее время и не существует никаких рецептов разрешения глубокого и мощного конфликта, зревшего десятилетиями. Если европейский проект действительно того стоит, мы должны бороться — и полем боя является сама Россия. Если Европа всерьез хочет стабильности и процветания на континенте, она должна всерьез задуматься о переменах в России.

Оригинал материала на сайте Foreign Policy

-