Майк Пенс: правая рука Трампа — Sputnik & Pogrom

Майк Пенс: правая рука Трампа

Люди, Политика, США  /  9 января 2017 г.

В последние несколько месяцев СМИ охотно и с упоением обсуждали Дональда Трампа, практически не уделяя внимания его соратнику и «правой руке» — Майку Пенсу, не слишком знаменитому за пределами США. Между тем загадочный экс-губернатор Индианы, избранный на вторую по важности должность в Америке, на родине известен не только благодаря обаятельной улыбке и риторическому дарованию. За внешней кротостью и мягкими манерами скрывается убежденный консерватор, «ястреб» и христианский традиционалист, посвятившей всю жизнь борьбе с истеблишментом.

Как поведет себя Пенс на новой должности и чего от него следует ожидать? Поддержит ли новый вице-президент дипломатические амбиции Трампа, или же станет лоббировать интересы скептически настроенного Конгресса? Чтобы приблизительно спрогнозировать политику любого государственного деятеля, нужно как следует пройтись по его биографии — как частной, так и политической — и сделать определенные выводы о его темпераменте, взглядах и манере действовать. Биография Пенса является не слишком типичной для представителя вашингтонских элит, но весьма подходящей для «бунтаря с окраины», каким он, в сущности, и был на протяжении большей части своей карьеры.

На задворках родного штата

Майкл Ричард Пенс появился на свет 7 июня 1959 года в Колумбусе — провинциальном городке в сердце Индианы, в многодетной семье ирландских католиков. Дух консерватизма пронизывал весь семейный уклад Пенсов: здесь было принято ходить в церковь по воскресеньям, называть детей в честь своих предков (сам Майк был назван именем дедушки), а наличие в доме шестерых детей воспринималось как нечто обыденное и весьма естественное. Тем не менее в целом Пенсы симпатизировали Демократической партии, а будущий вице-президент в школьные годы был участником волонтерской программы демократов.

Слева: чета Пенсов с четырьмя сыновьями. Крайний слева — Майк. Справа: Пенс в 1977 году, после окончания школы

Как и многие будущие политики, Майк с раннего детства мечтал прославиться. Однако амбициозный юноша первоначально и думать не мог о карьере государственного деятеля — юриспруденция и экономика его не слишком привлекали, — потому пошел по более простому и, как ему казалось, сулящему больше денег и славы пути, поступив в частный колледж на факультет журналистики.

В колледже Майк быстро выбился в лидеры, став старостой студенческого общества «Фи Гамма Дельта», а в 1980 году впервые проголосовал на президентских выборах, отдав свой голос баллотирующемуся на второй срок демократу Джимми Картеру. Однако победил на них республиканец Рейган, олицетворявший собой молодое неоконсервативное течение, и его триумф был весьма закономерен, совпав с очередным витком популярности консерватизма в американском обществе. Поддался этой тенденции и молодой Пенс, все с большей симпатией смотревший на Республиканскую партию и ее обаятельного президента.

Большинство католиков в США исторически поддерживают Демократическую партию, потому молодой студент, пойдя на поводу своих стремительно меняющихся политических взглядов, обратил внимание на одну из традиционных американских конфессий — протестантизм евангельского толка. К 1982 году Пенс порвал с религиозной традицией своей семьи и стал образцовым протестантом.

По окончании колледжа, в возрасте 21 года, Майк Пенс устроился ведущим на местное радио, едва сводя концы с концами на протяжении двух долгих лет. Осознав бесперспективность выбранного пути, он принял решение получить второе высшее образование, и в 1983 году поступил на юридический факультет Университета Индианы в Индианаполисе — столице штата. Там же, во время очередного посещения церкви, он обратил внимание на очаровательную девушку по имени Карен Баттен.

Слева: cтудент юридического факультета Майк Пенс со своим отцом, Эдом Пенсом. Справа: Пенс с невестой Карен Баттен, 1980-е гг.

Согласно истории, рассказанной Баттен в одном из интервью, Пенс опознал в ней сестру своей одноклассницы и смог раздобыть их домашний номер. После его знакомства с семьей 10-летняя племянница Карен поставила доллар на то, что пара вскоре поженится. Так и произошло — в 1985 году Майк и Карен обвенчались.

Тернистый путь в большую политику

В 1986 году, сразу после окончания юридического факультета, Майк Пенс устроился клерком в одну из адвокатских контор Индианаполиса. Рутинная юридическая практика вскоре приелась этому довольно вертлявому и непоседливому человеку. Юношеские амбиции, как и полагается, взяли верх над сиюминутными потребностями и мещанским «здравым смыслом», и в 1988 году Пенс принял решение баллотироваться в Конгресс от Республиканской партии.

Агитационные плакаты Майка Пенса во время выборов в Конгресс. Девиз «Заставим Конгресс работать вновь» несколько напоминает знаменитый слоган избирательной кампании Трампа

Про кампанию 1988 года известно немногое. С уверенностью можно констатировать лишь то, что Пенс с треском проиграл ее кандидату от демократов Филу Шарпу. Причиной поражения аналитики считают финансовую нечистоплотность молодого политика, доходившую до неприкрытого воровства — известно, например, что он оплачивал собственные задолженности по кредитам за счет пожертвований, собранных на избирательную кампанию. За эти же деньги он отвез в ремонт машину своей жены.

Майк Пенс совершил ошибку, традиционную для всех начинающих политиков с непомерными амбициями, используя власть и капитал для удовлетворения собственных нужд. Эта ошибка чуть не разрушила его только начавшуюся политическую карьеру, ведь на следующих выборах в 1990 году он вновь проиграл все тому же Шарпу, так и не сумев избавиться от репутации коррумпированного выскочки. Но один положительный эпизод в первой избирательной кампании все же был — судьбоносная встреча с Рональдом Рейганом, кумиром и идолом всех республиканцев. Вот как описывал ее сам Пенс:

«Я встретился с президентом Рейганом летом 1988. Я был 29-летним кандидатом в Конгресс, а он — завершающим свой последний срок президентом, изменившим мир. Есть кандидатская фотография, запечатлевшая Голубой зал в Белом доме. На ней я собираюсь сказать нечто важное этому великому человеку.

Взглянув ему в глаза, я сказал, что хочу лишь поблагодарить его за все, что он сделал для страны и за то, что вдохновил мое поколение вновь поверить в Америку. Он слегка покраснел и ответил: «Что ж, Майк, очень приятно это слышать».

Несколько позже, в бальном зале, он подозвал меня и еще нескольких кандидатов, чтобы с характерным для него оптимизмом сказать: «Многие из вас благодарят меня за то, что я сделал для этой страны. Но я не думаю, что я что-либо сделал для государства — все это сделал американский народ, избравший курс, по которому поплывет наш корабль. Я лишь капитан, которого он поставил у штурвала».

Майк Пенс и Рональд Рейган в 1988 году. Та самая фотография.

Во время кампании 1990 года Пенс печально прославился роликом, едва не приведшим к международному скандалу. На нем актер, переодетый арабом и говорящий с карикатурным ближневосточным акцентом, благодарил его оппонента, Фила Шарпа, за то, что тот ничего не сделал для избавления зависимости США от импортированной нефти (Шарп до этого работал в Сенатском комитете по делам энергетики). Саудовская Аравия вознегодовала от подобной дерзости молодого никому не известного юриста, а арабская диаспора чувствовала себя оскорбленной и требовала извинений. Кампания, как и говорилось ранее, была вновь проиграна, но о консервативном бунтаре из Индианы узнала вся Америка. Это был успех.

Спустя год, правда, Пенс опубликовал эссе под названием «Признания плохого кандидата», в котором извинился перед Шарпом и арабами за агрессивный и беспринципный стиль ведения кампании. Тем не менее его политическая тактика с тех пор не слишком изменилась, поэтому последующее сближение с Трампом не было случайностью.

Невзирая на трудности и неудачи, Майк Пенс не падал духом. После поражения на выборах он возглавил Индианский фонд изучения политики, но, как и в случае с юридической практикой, его усидчивости хватило ровно на 2 года. Прозябать в безвестности ему, честолюбивому карьеристу, не слишком хотелось, потому в 1992 году он запускает собственный радиопроект под названием «Шоу Майка Пенса». Стоит отметить, что в США радиопрограммы традиционно играют большую роль, особенно в правой среде, потому собственное политическое шоу было серьезным оружием в борьбе за власть и влияние — в конце концов, именно с этого когда-то начинал Рональд Рейган.

Пенс в радиостудии, 1990-е

Девяностые стали для Пенса годами стремительного триумфа в сфере радиожурналистики. Самым популярным правым ведущим того времени был Раш Лимбо, известный своей неистовой, провокационной риторикой, и именно он занимал нишу главного трибуна американских консерваторов. Копировать прославленного коллегу будущий вице-президент решительно не желал, а потому разработал свой собственный, самобытный и узнаваемый устный почерк, отличающийся нарочитой мягкостью и ироничностью. Именно он помог бывалому радиоведущему победить Тима Кейна в дебатах 2016 года.

С характерной самоиронией Пенс величал себя «Рашем Лимбо без кофеина».

Заработав солидный политический капитал, Майкл Ричард Пенс, хлебнувший внушительную порцию недоброй славы и рано поседевший, принял решение повторно баллотироваться в Палату представителей. Поучаствовав в выборах 2000 года, в своих публичных обращениях он говорил следующее: «Я христианин, консерватор, республиканец. Именно в таком порядке». За патетичным лозунгом скрывалась одна черта, очень характерная для этого политика и определяющая, по сути, всю его деятельность — собственные убеждения для Пенса намного важнее, чем интересы партии. Эти выборы, к слову, тоже не обошлись без скандала — именно тогда республиканец допустил ряд резких и неоднозначных высказываний в адрес сексуальных меньшинств, призывая власть поддерживать так называемые «конверсионные терапии», направленные на «излечение» гомосексуалистов. «Лечить» их предполагалось, в числе прочего, электрошоком.

Фрагмент агитационной брошюры 2000 года, на котором видна часть программы кандидата по противодействию легализации однополых браков. После этой брошюры сексуальные меньшинства возненавидели Пенса черной ненавистью, а он продолжает противостоять им на протяжении всей своей карьеры

Баллотируясь от второго избирательного округа Индианы, амбициозный радиоведущий, невзирая на все скандалы, все же выиграл выборы и попал в Конгресс. С тех пор он стал настоящей головной болью как для демократического, так и для республиканского истеблишмента.

Взбираясь на вершину власти

Переехав в Вашингтон для работы в Палате представителей, Майк Пенс незамедлительно примкнул к знаменитому «Движению чаепития» — либертарианскому крылу Республиканской партии, весьма скептично настроенному по отношению к партийной верхушке. Здесь его своевольный нрав проявился во всей красоте. Пенс упорно противостоял администрации Джорджа Буша в ее попытках расширить медицинские услуги для малоимущих (отсюда «растут ноги» пресловутой программы Obamacare), взять под контроль образование и увеличить чиновничий аппарат. Тем не менее ни один из 90 разработанных им законопроектов так и не был принят. Как законодатель он впоследствии оказался гораздо слабее другого бунтаря-республиканца, Теда Круза, однако в бытность конгрессменом проявилась еще одна любопытная черта Пенса, очень важная для понимания его как политической фигуры. Заключается она в виртуозном умении уступать в мелочах, будучи абсолютно твердым и несгибаемым по принципиальным идеологическим позициям, а также в прекрасном чувстве политической конъюнктуры и понимании, что именно от него желают услышать в данный конкретный момент. Эта лисья хитрость и интуиция выдает в Пенсе не столько политика, сколько, прежде всего, профессионального журналиста и спикера.

Попытавшись составить политический портрет Майка Пенса, мы обнаружим, что весь он соткан из противоречий. С одной стороны мы видим христианского фанатика и человека принципов, с другой — беспринципного политикана, готового играть против правил и менять свою точку зрения по нескольку раз в год. Иногда Пенс, по старой привычке, позиционирует себя эталонным консерватором и «рейгановским ястребом», но тенью на эти заявления ложится его работа с Трампом и бесконечная война с руководством Республиканской партии. Для Пенса вполне нормально яро поддерживать методы конверсионной терапии, а затем, спустя некоторое время, отречься от своих слов и осудить дискриминацию в любой форме. Неудивительно что он, поддержав в свое время вторжение в Ирак и Ливию, ныне открещивается от своей тогдашней позиции и, вторя новоизбранному президенту, осуждает американский интервенционизм последних лет. Не менее парадоксально в нем сочетаются любовь к провокациям и мягкая, тактичная и деликатная манера общения.

Как бы там ни было, основные принципы Пенса остаются неизменными: Америка — христианская страна, сексуальные меньшинства должны считаться с традиционным укладом американцев, беспорядочную иммиграцию необходимо остановить, а два срока Обамы были одной сплошной ошибкой.

Именно сочетание вышеперечисленных качеств позволило консерватору из провинции добиться высокого положения на американском политическом Олимпе, благодаря чему он, совместно с единомышленниками из «Движения чаепития» и других ультраконсервативных групп, получил возможность продвигать свои идеи на официальном уровне.

Всего Пенс переизбирался в Конгресс 4 раза. С 2005 по 2007 год он возглавлял так называемую Republican Study Committee — фракцию консервативных республиканцев, заинтересованных в защите прав налогоплательщиков. Будучи лидером собственной фракции, в 2006 году он боролся за право возглавить конгрессменов своей партии в Палате представителей, однако уступил в этой схватке человеку истеблишмента Джону Бейнеру. В 2009-м успех улыбнулся Пенсу, и он был назначен председателем Республиканской конференции в Палате представителей, заняв, таким образом, один из ключевых партийных постов.

В 2008-м журнал Esquire поместил Майка Пенса в десятку лучших конгрессменов, отметив, что «незамутненный традиционный консерватизм, которого он придерживается, неоднократно размежевывал его с высшим партийным руководством». И это была чистая правда. Однако, так и не сумев стать первым в деле, которому он посвятил больше 10 лет, конгрессмен из Индианы вновь проявил характерную для себя неусидчивость, оставив свое место в Конгрессе. В общей сложности Пенс прогулялся в Палату представителей 6 раз подряд.

Но там, где слишком мало реальной власти, Пенс вообще никогда долго не засиживался, потому в 2012 году он выставил свою кандидатуру на губернаторских выборах в родном штате. И победил.

Губернатор Индианы и вице-президент

После обретения нового губернатора Индиана начала постепенно превращаться в самый консервативный штат США. Первым делом Пенс провел масштабную налоговую реформу, приведшую к самому большому сокращению налогов в истории штата, ужал поддержку государственных школ, урезал расходы на тюрьмы, социальные услуги и университеты. Он поддерживал угольную индустрию, работники которой обеспечили ему победу на выборах в Конгресс в 2000 году (ничего не напоминает?), всячески давил программу Planned Parenthood, защищал право на владение оружием. Также Пенс запретил аборты (даже по причине деформаций плода), запретил местным организациям по приему беженцев получать финансирование из федерального бюджета, фактически «убив» их и сделав Индиану самым «шовинистическим и негостеприимным» (в терминологии либералов) штатом. И все это, стоит заметить, прямо посреди леволиберального безумия, охватившего страну на втором сроке Барака Обамы.

Новый губернатор Индианы обрел множество врагов в лице местных демократов, либеральной прессы, феминисток, сексуальных меньшинств и профсоюзов. Но самое интересное началось после принятия Пенсом — не без сопротивления местной Палаты представителей — скандального «Акта о восстановлении религиозной свободы», давшего право всем верующим, вне зависимости от конфессии, не делать чего-либо, что противоречит их религиозным воззрениям — в том числе не обслуживать гомосексуалистов. Разумеется, вашингтонские боссы не могли сквозь пальцы смотреть на мятежный штат, и периодически осыпали его власть официальными проклятиями. «Избиратели должны знать, что дискриминация вредит предпринимательству!» — выпалил Джош Эрнест, тогдашний пресс-секретарь Белого дома, обещая ввести против Индианы экономические санкции. Либеральные губернаторы уговаривали, а то и прямо запрещали своим чиновникам не посещать Индианаполис, столицу штата, не желая тем самым «финансировать ксенофобию».

А в июле 2015 года разразился грандиозный скандал, прославивший губернатора Индианы на весь мир. Кристалл О’Коннор, владелица одной из местных пиццерий, отказалась обсуживать гомосексуальную пару, желавшую отпраздновать свадьбу в ее заведении, сославшись на принятый Пенсом акт. Оскорбленные геи подали в суд на ревностную католичку, требуя немедленной организации свадьбы, но запугать женщину им не удалось. О’Коннор привлекла к скандалу местные и федеральные СМИ, а позже обратилась за помощью и к губернатору. Майк Пенс поддержал ее, но при этом в свойственной ему манере оправдался перед общественностью:

«Очевидно, что возмущение общественности было вызвано недопониманием ситуации… Речь не идёт о дискриминации, речь идёт о том, чтобы дать людям возможность противостоять чрезмерному надзору государства… Я защищаю… религиозную свободу жителей Индианы, но я и сам питаю отвращение к дискриминации. Если бы я увидел ресторан, чей владелец отказал бы в обслуживании гей-паре, я больше не стал бы там есть…»

Пенс на протяжении всей своей политической карьеры мог позволить себе говорить одно, а делать совершенно другое. Разумеется, он остался верен своим принципам и втянул в скандал Республиканскую партию, которая, скрипя зубами, все-таки заступилась за оскорбленную гомосексуалистами католичку и консервативного губернатора. Скандал был замят, но осадок остался.

К ноябрю 2016-го полномочия Майка Пенса на губернаторском посту истекали, и он планировал повторно переизбраться на эту должность. Однако хотя Индиана и является традиционно «красным» штатом (цвет республиканцев), Пенсу на этих выборах мог составить серьезную конкуренцию кандидат от демократов, Джон Грегг. Кто знает, как сложилась бы политическая карьера экс-губернатора после стольких скандалов, провокаций и мятежей против официального Вашингтона, если бы он не присоединился к штабу Дональда Трампа.

Многие аналитики на полном серьезе утверждают, будто бы фигура вице-президента была навязана высшими руководителями Республиканской партии, совершенно забывая о том, что были и другие, более «компромиссные» кандидатуры — например, Крис Кристи, близкий к руководству партии, но являющийся при этом верным соратником Трампа. Тем не менее Трамп, имеющий репутацию опытного переговорщика и мастера пиара, явно имел собственное представление о том, кто же должен занять вторую по важности должность в стране — потому выбрал Пенса, такого же бунтаря и нонконформиста, умелого демагога и провокатора, верного, однако, своим консервативным идеалам. «Связующим звеном» между своевольным президентом и истеблишментом Пенс все-таки станет — но скорее с позиции силы, а не компромисса.

Кстати, у Пенса есть опыт работы с Россией. Он принимал живое участие в знаменитом «Деле о кредите МВФ». В 1998 году в РФ бесследно пропал транш от Международного валютного фонда аж на 4,8 млрд долларов — деньги так и не нашли (только смутные следы в швейцарских банках, и, судя по этим следам, деньги ушли частным лицам). Ельцинское правительство делало каменное лицо, МВФ негодовал, а американские конгрессмены — по инициативе Пенса — направили Госсекретарю письмо с требованием найти пропавший транш. Очень интересное письмо — конгрессмены там прямо обвиняют силовиков и лично экс-премьера Кириенко в коррупции, а кроме того, требуют не дать Кириенко («представитель бывшей советской верхушки, сосредоточивший в своих руках огромную экономическую и политическую власть и ясно показавший нежелание считаться с базовыми нормами демократии») легализоваться в Америке. В общем, Путин приблизил человека, который когда-то украл у американцев 5 миллиардов долларов, а Трамп — человека, который когда-то пытался эти пять миллиардов найти. Неловко получилось.

Как бы то ни было, 20 января, после официальной инаугурации Дональда Трампа, у власти окажется самый правый политический тандем со времен Рейгана. Более того — впервые в истории США страной будут править люди, сделавшие себе имя на противостоянии федеральным властям и давно сложившимся политическим элитам. Пока еще ведущая мировая держава, задающая тон мировым политическим трендам, оказалась во власти богатого белого мужчины и его «правой руки» — человека, имеющего репутацию христианского фундаменталиста. Скорее всего, весь Старый Свет, включая Россию, традиционно подражая Америке, пройдет через долгий период правого ренессанса и мир, возможно, никогда больше не станет прежним.

Также читайте: Трамп — его история

В семнадцатый год — со спутником и с погромом! Распродажа продлена: 9 января скидка на подписку 50%

-