Про орков и русских, или как Толкина в русофобы записали — Sputnik & Pogrom

Про орков и русских, или как Толкина в русофобы записали

Культура, Россия  /  12 июня 2014 г.

Будучи подростком, ваш покорный слуга натолкнулся в интернете на текст книги некогда довольно известного публициста Максима Калашникова «Гнев орка». По своему обыкновению я её, к счастью, так и не осилил, но запомнил мысль, являющуюся основой для всей этой работы. Сформулировать её можно примерно так.

«Запад, дорогие мои соотечественники, нас всегда люто ненавидел. Видно это даже на примере талантливейшего западного писателя Дж.Р.Р. Толкина: образ орков у него основан на нас с вами, на русских. Видите, до какой степени западная культура проникнута ненавистью к нам, любезные мои читатели? Полагаю, исправить это совершенно невозможно; остаётся только и в самом деле быть теми, кого в нас видит Запад: воинственным диким народом, обращающим во прах крепкостенные города своих неприятелей. Вперёд, урук-хаи, отведаем человечьего мяса, камня на камне не оставим от загнивающего Гондора и его заокеанского союзника Валинора!»

ork

Об эпосе Толкина я тогда имел более чем поверхностное представление, ибо ещё не читал ни одной из его книг и по какой-то причине не посмотрел даже трилогию Питера Джексона, а потому принял утверждение «орки — это русские» за чистую монету. Мол, обидно, конечно, что Профессор видел нас такими, но ничего не попишешь.

Надобно сказать, что опус Максима Калашникова я здесь вспомнил лишь потому, что это был первый случай моего столкновения с подобной точкой зрения. Вполне допускаю, что изначально сформулировал её не он, но его творчество явно способствовало её популяризации. Как бы то ни было, она и теперь встречается довольно часто, причём, полагаю, не только среди людей, знакомых с творчеством упомянутого деятеля.

Со временем я, подобно многим моим сверстникам, заинтересовался Средиземьем и быстро, решительно принялся читать о нём всё, что мог найти, начав, вполне ожидаемо, с «Властелина Колец». И чем больше я узнавал о мире, созданном Толкином, тем более шизоидной мне представлялась мысль о том, что орки списаны с русских.

На самом деле можно было бы привести пару цитат из писем Профессора и не писать этой статьи вовсе, но давайте для начала предположим, что мы рассматриваем тезис «орки — это русские», имея на руках только «Властелина Колец», самое популярное произведение Толкина, по которому, как правило, и оценивают его творчество в целом.

Давайте постараемся выяснить, можно ли в орках усмотреть какое-либо сходство с русскими. Начнём, пожалуй, с самого очевидного — с внешности.

Вот как описывается Толкином предводитель орков из Мории, сумевший ранить Фродо копьём (в фильме его заменили троллем):

«Но не успели Пиппин и Мерри прыгнуть на первую ступеньку, как в зал ворвался огромный орк — видимо, предводитель племени: громадный, ростом почти с человека (курсив мой. — Д.Р.), с головы до ног в чёрной железной чешуе. Лицо у него было плоское, глаза — как угли, язык — ярко-красный; в руке он сжимал огромное копьё (1)».

Низкий рост, плоское лицо — перед нашим мысленным взором тотчас встают герои картин Васнецова, Ольшанского, Васильева — словом, типичные русские, правда же?

ork01

«Кольцо Всевластья есть? А если найдём?» — если на кого из русских орки и похожи, так это на опустившуюся гопоту

Однако, быть может, тот морийский орк был исключением, а в массе своей представители этого народа всё же больше похожи на нас с вами? Для ответа на этот вопрос я уже позволю себе обратиться к письмам Толкина, благо они уже давно доступны на русском языке в весьма добротном, на мой взгляд, переводе С. Лихачёвой. В письме № 210 Толкин, недовольный тем, какими орки были изображены в киносценарии потенциальной экранизации «Властелина Колец» М.Г. Циммермана (так, впрочем, никогда и не увидевшей света дневного), даёт следующее их описание (2): «Со всей определённостью говорится, что орки — это искажение «человекоподобного» обличия эльфов и людей. Они (есть или были) приземистые, раздавшиеся вширь, с плоскими носами, землистой кожей, широкими пастями и раскосыми глазами — по сути дела, ухудшенные и отталкивающие разновидности самых непривлекательных (с точки зрения европейцев) монголоидных типов».

К слову, процитированный мною отрывок используется некоторыми особо активными поборниками мультикультурализма как повод для обвинения Профессора в расизме (вдобавок вспоминают, что родился он на территории нынешней ЮАР, — «ну, с этим всё ясно»). Как по мне, с той же долей обоснованности можно обвинить его в том, что во «Властелине Колец» нет ни одного положительного героя-негра. К слову, таковых нет и в «Беовульфе». И в «Младшей Эдде», боюсь, тоже. Правда, при этом в «Слове о полку Игореве» есть-таки один положительный персонаж-половец — Овлур (впрочем, он крещёный, а потому хоть в чём-то «свой»), так что мы и в области эпических сказаний впереди планеты всей. Однако не стоит забывать, что в рамках эпоса придавать врагу черты реальных противников народа, в среде которого эпос составлялся, — обычное дело: так, отчего-то имена «змиев»-драконов, с которыми сражались русские витязи, донельзя напоминают тюркские. Массовая культура этого тоже нисколько не отвергает: в советском мультфильме «Илья Муромец и Соловей Разбойник» последний тоже не слишком напоминает типичного европейца.

 

ork02

Но вернёмся к сопоставлению орков и русских. Вы склонны видеть в приведённом описании своих соотечественников? Я — нет. Впрочем, это и не монголоиды: это их «ухудшенные и отталкивающие разновидности», да к тому же с точки зрения европейца, так что нашим дорогим азиатам тоже обижаться не стоит.

Итак, процитированные выше слова Профессора позволяют мне утверждать, что внешне орки на русских нисколько не похожи. А что, если сходство можно обнаружить в чём-нибудь другом, например, в языке? Что ж, давайте посмотрим.

Вообще говоря, о языке орков, в отличие от всем известных квеньи и синдарина, мы знаем довольно мало: к моменту действия «Властелина Колец» многие орочьи племена перешли на Всеобщий язык (при этом, конечно, изрядно его извратив), чтобы хоть как-то понимать друг друга, так что о собственно орочьем языке можно судить лишь по отдельным словам. Справедливости ради замечу, что во втором томе «Властелина Колец» присутствует целая фраза, целиком произнесённая Гришнаком по-орочьи, но в рамках текста произведения её точного перевода автор не даёт, что затрудняет какой-либо её анализ, кроме чисто фонетического. Немногочисленные орочьи слова, встречающиеся в тексте эпоса — «гхаш» («огонь»), «Лугбурз» (или «Лугбурц», так орки называли крепость Саурона), «шарку» («старик», так именовали орки Сарумана), — не похожи ни на русский, ни на какой-либо другой славянский язык.

Можно было бы проанализировать и знаменитую надпись на Едином кольце, но она была выполнена на высокой форме Чёрного наречия, которой в описываемый автором исторический период его воображаемого мира владели только назгулы. Чёрное наречие, в отличие от русского, представляет собой агглютинативный язык: если всё предельно упростить, то это такой язык, который в силу своего устройства способен одним-единственным словом выразить мысль, которую по-русски или, скажем, по-английски возможно выразить только целым предложением (из реально существующих языков к агглютинативным относится, например, турецкий). Так, первая строчка надписи на Кольце — «Аш Назг дурбатулук» — на английском языке Толкином передана как «One Ring to rule them all», что в буквально переводе означает «Одно Кольцо, чтобы управлять ими всеми». Как видите, и по-английски, и по-русски единственное слово «дурбатулук» приходится переводить целой фразой.

Таким образом, орки нисколько не похожи на русских и с точки зрения лингвистической.

Помимо языка, есть ещё один элемент культуры орков, о котором стоит упомянуть в свете разбираемой нами темы, — это их общественно-политическое устройство.

Сравнение главного на момент действия «Властелина Колец» обиталища орков, Мордора, с Советским Союзом (но, замечу, не с Россией вообще) имеет настолько давнюю историю, что набило оскомину ещё самому Толкину. В своём письме № 229, критикуя предисловие к шведскому изданию своего magnum opus, он отозвался о подобных аналогиях так (3): «Никаких «по всей видимости» тут быть не может. Я категорически отказываюсь признавать подобные «прочтения», они меня просто бесят. Сама ситуация была задумана задолго до русской революции (курсив мой. — Д.Р.). Подобные аллегории моему образу мыслей абсолютно чужды. То, что Мордор находится на востоке, объясняется просто-напросто требованиями географии и сюжета внутри моей «мифологии». Изначально оплот Зла находился (вполне традиционно) на Севере; но, поскольку он был разрушен и, более того, поглощён морем, потребовалось возвести новую крепость, подальше от Валар, эльфов и морской державы Нуменор».

Процитированный фрагмент письма ясно показывает, что сам Толкин не считал уместным сравнивать Мордор и СССР. Должен, однако, заметить, что тоталитаризм и диктатуру он и в самом деле не считал хоть сколько-нибудь приемлемыми: об этом говорит как собственное эпистолярное наследие Профессора, так и ответ, который пять лет назад дал мне в письме Томас Шиппи, один из ведущих специалистов по Толкину (его суть: Толкин не испытывал какой-либо ненависти к русским как к народу, но тоталитарный строй, установившийся в Советском Союзе, был ему отнюдь не по душе). Но ведь тоталитаризм был характерен и для Третьего Рейха, с которым воевала Великобритания, родина Толкина, когда тот писал «Властелина Колец», — почему бы не предположить в качестве мысленного эксперимента, что Мордор — это не СССР, а нацистская Германия? К слову, такая точка зрения действительно есть и, на мой взгляд, у неё куда больше прав на существование, чем у отождествления вотчины Саурона с Советским Союзом, но Толкин, как видно из всё той же приведённой выше цитаты, не одобрил бы и её: по мнению самого автора, Мордор — это Мордор, и точка. Упоительные истории про «ну а что СССР, русские, как известно, всегда имели тягу к сильной власти, а когда таковой не было, тосковали по сильной руке, так что всё равно Мордор — это Россия» опровергать и вовсе не считаю нужным, ибо вече, Земские соборы, земства, Русская Весна, вот это всё.

Подведём итоги. Орки не похожи на русских внешне, орочьи диалекты и Чёрное наречие если и напоминают какие-то реально существующие языки, то точно не славянские вообще и не русский в частности, общественно-политическое устройство Мордора не имеет в себе ничего специфически русского и сопоставимо с любым тоталитарным режимом XX века. То есть у нас с толкиновскими орками нет решительно ничего общего, а отождествлять с ними русских может лишь тот, кто либо невнимательно читал книгу, либо преследует при подобном сопоставлении некие своекорыстные цели.

В качестве заключения хочу предложить читателям ознакомиться с мыслями по поводу места русского влияния во «Властелине Колец», изложеными в этой записи. По мнению Богемика, к русским куда ближе роханцы. И пусть я не согласен с такой точкой зрения (вслед за Толкином я считаю, что роханцы — это «англосаксы на конях», однако же близость происхождения, языка, быта и культуры германцев и славян несомненна, отсюда и совершенно русские деревянные дома роханцев во второй части трилогии Джексона), всё же куда приятнее отождествлять себя с суровыми северными воителями, чем с ордами звероподобных дикарей.

 

ork03

Роханцы. Мне они куда больше напоминают русских, а вам? (Иллюстрации: tolkiengateway.net)

Орки — это не русские. И даже не советские. Однако пример с «Гневом орка» показывает, что последним отчего-то очень хочется ассоциироваться с существами, ненавидящими весь мир, своих хозяев и — это очень важно — себя самих. Хотеть быть похожими на орков плохо, по возможности старайтесь так не делать.

-