Ультраправое движение в Болгарии: как не надо заниматься национализмом — Sputnik & Pogrom

Ультраправое движение в Болгарии: как не надо заниматься национализмом

Европа, Политика  /  9 ноября 2013 г.

bg

15 июня 1877 года после напряжённой переправы и жестокого штыкового боя передовые отряды Русской Императорской Армии закрепились на правом берегу Дуная, в населённом пункте под названием Систов. События того дня стали своего рода эпиграфом к началу истории современной Болгарии, которой победа русской армии подарила свободу и независимость.

С тех пор утекло много воды и много крови: Болгария успела повоевать против имперской России в Первой Мировой и советской России во Второй Мировой, стать коммунистической страной и перестать ею быть, и, наконец, вступить в Евросоюз. Сегодня нас, русских националистов и старших братьев болгар по «славянскому блоку», интересует, в первую очередь, состояние националистического движения в этой стране. Благо, из примера Болгарии можно извлечь немало горьких уроков.

 

Штурм и натиск

Главной политической организацией болгарских националистов является партия «Атака», основанная в 2005 году. Их основные идеи отдают сильнейшей левизной — «сильная рука» должна навести порядок, а «простой народ» противопоставлен элите. В экономической программе требования довольно жёсткие: в стране должен быть установлен среднеевропейский уровень оплаты труда, пересмотр сделок по приватизации, преимущества болгарских инвесторов перед любыми иностранными, недопущение иностранцев в производство, торговлю и банковское дело и т.д. и т.п. Ничего не напоминает?

«Спутник и Погром» уже писал о греческой партии «Золотая Заря». «Атаку» можно считать её бедным балканским родственником. В изобилии присутствует левый популизм, но отсутствует мощное силовое крыло (тысячи боевиков «Зари»). Впрочем, база для левых в Болгарии даже лучше чем в Греции, ведь Болгария одна из беднейших стран Европы. Более того, болгарское правительство послушно следует жёстким рыночным рекомендациям уважаемых стран и международных организаций последние 18 лет, но счастья почему-то всё нет и нет. Поэтому неудивительно, что оппозиционные партии берут на вооружение левые идеи.

Сначала болгарское правительство привязало лев к дойчемарке (а затем — к евро). Потом оно запретило Центробанку выдавать кредиты коммерческим банкам и этот суровый запрет действует до сих пор. Весь коммерческий банковский сектор в стране сегодня финансируется почти исключительно за счет сберегательных счетов населения. Всё это, с одной стороны, обеспечило стране чрезвычайно высокие (особенно в кризисные годы) показатели экономического здоровья и горячее одобрение, например, Ангелы Меркель. С другой стороны, Болгария является самой нищей страной ЕС. В раздираемой кризисом Греции уровень жизни много лучше, да и сами греки занимают в мировой экономике несколько более почётное место, чем те же болгары: у граждан Греции в зарубежных банках только официально хранится $600 млрд. Смиренная и бедная Болгария ничем подобным похвастать не может.

У «Атаки» на сегодняшний день 7,3% в Народном Собрании Болгарии — т.е. 23 места. 4 года назад было 21 место — так что нельзя сказать о стремительном росте националистических настроений в обществе (если сравнивать с той же Грецией). Успеху партии не способствует и череда расколов: так, с момента основания от неё уже успели отделиться «Гражданская ассоциация за реальную демократию» и «Национальная Демократическая партия».

Лидер «Атаки» Волен Сидеров был правым журналистом и весьма активно «разжигал» и «раскачивал лодку» своими ксенофобскими статьями, вёл на федеральном телеканале SKAT передачу соответствующего направления и даже написал ряд книг (с названиями вроде «Бумеранг зла», «Болгарофобия» и «Власть Маммоны», где теории еврейско-масонского заговора были рассмотрены применительно к болгарской истории. Нет, уважаемые православные хоругвеносцы, главная цель мирового жидомасонства вовсе не Россия, а Болгария!). Если главный редактор «Спутника и Погрома» прогневает богов, то в следующей жизни его ждёт превращение в кого-то подобного Сидерову.

volen

 

Нация меньшинства

Есть в стране националистические группы и постарше «Атаки»: Болгарская Национал-Радикальная партия, Партия Нового Рассвета, Болгарский Национальный Союз, Союз Стражей, Союз Болгарских Национальных Легионов, Общество Студентов Великой Болгарии, Болгарский Национальный фронт. В Болгарии присутствуют и свои неоязычники, поклоняющиеся Тангре, верховному богу из пантеона прото-болгар. Иными словами, ситуация весьма напоминает российскую: на 10 националистов — 15 организаций.

Все эти группы сравнительно малы и друг с другом почти не пересекаются, но все вместе они представляют довольно значительную часть общества и проявляют большую активность в Интернете.

В Болгарии можно наблюдать интересную тенденцию — бывшие члены радикальных и фашистских группировок по достижении определённого возраста (30-35 лет) переходят в мейнстримные демократические партии. Это наводит на мысль о том, что болгарский национализм является своеобразной кузницей кадров для политики страны, где любой может сколотить себе политический капитал, который обеспечит ему не последнее место в более влиятельной партии. Впрочем, так было не всегда.

В 90-е доминирующей силой в болгарском политическом национализме являлись Болгарский Демократический Форум, Христианско-Демократическая партия и Болгарская Радикал-Демократическая партия. Первая партия была правопреемницей Союза болгарских национальных легионов (фашистской партии периода 1930-1940-х гг.), во главе двух последних стояли люди, которые в годы правления коммунистов подвергались серьёзным преследованиям со стороны режима за попытку организации националистических сообществ (например, священник Георги Гелеменов и доктор Иван Георгиев). Серьёзного влияния на политическую жизнь эти партии не оказывали, но выглядели вполне себе респектабельно — в целом, это был такой «академический» европейский национализм с нормальными ориентирами.

Всё изменилось в конце 90-х, когда в стране произошёл завершающий раунд приватизации. Тогда уже окончательно определились победители и проигравшие рыночных реформ. И проигравших, как вы уже поняли, было абсолютное большинство — что создало плодородную почву для появления лево-популистских партий, что не замедлило сказаться на качестве всего болгарского национального движения.

Например, резко стала популярной критика гомосексуалистов и евреев — этап, к тому моменту пройденный правыми партиями «больших» европейских стран.

«Хоругви» стали доминировать и в культурной части: христианство — важнейшая часть болгарской идентичности, сами болгары считают себя невероятно древним народом (это роднит болгарских и украинский национализмы). Ну, и как уже говорилось выше — болгарские правые видят панацею от всех бед в сильном и строгом государстве. В общем, болгарский национализм не выдержал испытания приватизацией, скатившись в коллективного православного коммуниста, борющегося с мировым гоможидовским заговором и мечтающего о «сильной руке».

 

Слабость и пустота

Каких-то серьёзных силовых акций болгарские националисты (а это, в первую очередь, «Атака») не проводили. Попротестовали (безуспешно) напротив мечети в Софии в мае 2011-го года, разбили пару лиц. Периодически нападают на ЛГБТ-активистов.
Самой массовой и важной акцией у болгарских правых является ежегодное факельное шествие в память об известном фашисте генерале Лукове — в последний раз там собралось около тысячи человек.

Никаких терактов, ограблений и построения пара-милитаристских группировок — на лавры «Золотой Зари» болгарские коллеги по правому лагерю даже не претендуют. Более того, они умудрились пролюбить отличную возможность для увеличения своего влияния.

В сентябре 2011 года возле села Катуница водитель цыганского наркоторговца Кирилла Рашкова сбил местного парня. Парень скончался и местные жители устроили антицыганский погром — и получилось у них так хорошо, что власти даже выслали полицию охранять семью Рашкова, а затем, под влиянием общественности, арестовали и его. Затем начались массовые антицыганские протесты по всей стране. В целом, болгарские полицейские задержали 168 участников антицыганских шествий в Софии, Пловдиве, Варне и Бургасе — у большинства задержанных при себе были ножи, палки, биты и дымовые шашки. В 14 городах по всей стране в антицыганских шествиях приняли участие более 2200 человек. Самые крупные акции протеста состоялись в Софии и Пловдиве. В итоге, Рашкову дали 3,5 года за угрозы в адрес жителей Катуницы.

Кому-то захочется назвать катуницкий инцидент «болгарским Бирюлево» — но это будет неверно. Это скорее «болгарская Манежка», и вот почему.

Так же, как и в событиях на Манежной площади, движущей силой катуницкого погрома стали футбольные фанаты. Так же, как и в случае с Манежным бунтом, начались акции протеста по всей стране. Но, в отличии от Манежки, виновный избежал наказания — Рашков несколько недель назад был досрочно освобождён за «примерное поведение» (тут его можно сравнить с убийцей другого фанат, Юрия Волкова, недавно отметившимся в инстаграмме Кадырова).

А вот «Атака», вопреки своему названию, в Катунице проявила себя очень вяло. Всё, что партия сделала — это выпустила серию брошюр под названием «Рост цыганской преступности — угроза государству». Хотя в условиях вполне себе реальной политической свободы в Болгарии ультраправые могли инспирировать настоящий кризис и повсеместные беспорядки в этой стране — что бы и сделал венгерский «Jobbik», патрулирующий цыганские кварталы. И уж лучше совсем не думать о том, что сделала бы греческая «Заря», боевики которой известны нападениями на политических противников и по куда меньшим поводам. Скорее, «Атака» в ситуации Катуницы похожа на русские национальные организации, которые никак не смогли повлиять на Бирюлево.

Катуница ярче любых исследований продемонстрировала бессилие и инфантильность лучших представителей болгарского национализма — там нет денег, нет силового крыла, нет серьёзного лобби в политических и силовых структурах. И это — показательный урок для русских националистов: вот что случается с теми, кто ориентируется «14 слов» Дэвида Лейна и закатывает плач Ярославны по обиженным трудящимся, вместо того, чтобы штудировать Бенедикта Андерсона и налаживать связи с малым и средним бизнесом.

***

Сегодня Систов называется Свиштов. У власти там находится мэр—представитель коалиции демократических партий. Путь Болгарии из азиатской османской тьмы в Европу начался именно здесь, в далёком 1877-м году — и весьма показательно, что в этом достаточно провинциальном городе «Атака» или любая подобная ей партия не смогли получить достаточной политической поддержки. Дар политической свободы болгарские ультра-правые потратили на дурь, не сумев использовать ни цыганский скандал, ни тяжелое экономическое положение, ни нарастающее недовольство Евросоюзом, протратив все силы и энергию на безопасную субкультурную дурь.

Надеемся, что урок болгарских «братушек» поможет русским националистам осознать, что махровая субкультурщина ведет к политическую забвению в любой стране мира, и «русский парадокс» (поддержка национализма в обществе растет, но национальные организации так и остаются малочисленными клубами по интересам) на самом деле стандартная реакция любой нации на многолетнее политическое идиотничанье.

Bulgaria Turkey

-