Роченсальм: упущенная победа — Sputnik & Pogrom

Роченсальм: упущенная победа

Европа, История, Швеция  /  15 марта 2017 г.

Шведская официальная история так пишет об этой единственной своей победе в русско-шведской войне 1788–1790 годов:

«Победа наша в Свенскезунде (шведское название Роченсальма) нашла большой отклик по всей Европе и коренным образом изменила политическую ситуацию. Густав III теперь мог продолжать войну, но не имел к этому финансовых средств из-за сильно возросшего государственного долга. Англия, Пруссия и Голландия предложили Швеции финансовую поддержку и кредиты, однако король был все же склонен заключить мир с Россией. 3 августа начались переговоры, и 14-го числа (новый стиль) был заключен Верельский мир, который дал шведам гарантии невмешательства России в их внутренние дела. Швеция смогла отстоять свою независимость».

У тех, кто знаком со всеми перипетиями русско-шведской войны 1788–1790 годов, подобное заявление вызывает только недоумение и улыбку. Так перевернуть все с ног на голову — это надо уметь. Сделать из начисто проигранного противостояния на основании выигрыша одной второстепенной битвы, которая совершенно ничего не решала, аналог Ватерлоо или Трафальгара — что тут скажешь! Браво, шведская пропаганда! При этом как-то забывается, что 21 июля (здесь и далее даты по старому стилю) было заключено перемирие, чтобы остановить вторую нашу атаку, к которой подтянулось 3 русских линейных корабля, парусные и гребные фрегаты, бомбардирские суда, канонерки, и сил отбить ее у шведов уже не было. Так что же произошло в архипелаге недалеко от нынешнего финского городка Котка летом 1790 года?

Прежде всего, поговорим о причинах начала русско-шведской войны. Мы затрагивали уже эту проблему в статьях о «Крымском вопросе», так что теперь повторим основное. Швеция опасалась, что ее, по примеру Польши, могут поделить крупные балтийские державы — Россия, Дания и Пруссия. Шведское государство было сильно ослаблено и напоминало лишь тень великой державы времён Густава-Адольфа и Карла XII. Поэтому новый король Швеции Густав III решил укрепить королевскую власть — 20 августа 1772 года он со своими сторонниками ворвался в государственный дворец и арестовал всех членов правительства, обвинив их и депутатов рикгсдага в продажности, а на следующий день официально короновался. Монарх распустил парламент и утвердил новую конституцию.

В том же 1772 году шведский король планировал напасть на Россию пользуясь тем, что она вела войну с Турцией, а большая часть Балтийского флота была отослана в Средиземное море. Причем аппетиты Густава были прямо-таки чрезмерными, если не сказать утопическими: он хотел в случае успешной войны вернуть себе часть Карелии и всю Прибалтику, сделав восточную часть Балтики «шведским озером». Эти планы были разрушены Данией, которая опасалась, что шведы хотят отобрать у нее Норвегию (Дания и Норвегия были тогда в унии). Копенгаген заключил союз с Петербургом: обязался нейтрализовать шведский флот и блокировать Карлскрону, если шведы начнут войну. В довершение всего прусский король Фридрих II предупредил Густава, что, согласно договору с Россией, пруссаки ответ атакуют шведскую Померанию.

Но король всё равно «считал тогда вполне вероятным войну с Россией и задумал совершить смелое и неожиданное нападение и за счет этого приобрести значительные для Швеции преимущества». По мысли Густава, благоприятный момент настал в 1787 году, когда императрица Екатерина начала очередную войну с Турцией. И в 1788 году Швеция объявила войну России. Густав надеялся на блицкриг, отношение к русскому флоту было пренебрежительным. Шведы даже не мобилизовали флот до конца: считалось, что и имевшихся сил для победы вполне достаточно.

Швеция на тот момент действительно имела отличный флот, причем как парусный, так и гребной. За короткий срок в 1782-85 годах талантливым кораблестроителем Чапманом в Швеции было построено двенадцать 62-пушечных линейных кораблей и десять 40-пушечных фрегатов. Благодаря применению более коротких и легких пушек они были оснащены небывало мощной артиллерией: линкоры — 36- и 24-фунтовой, фрегаты — 24-фунтовой, что позволяло им сражаться в линии баталии.

На начало 1788 года в составе шведского флота числилось 26 линейных кораблей и 14 фрегатов.

Что касается гребного (или армейского — как его называли в Швеции, ибо он был подчинен армии) флота — он был выстроен фактически с нуля, отлично укомплектован и вооружен. Шведы хорошо запомнили уроки Петра Великого, когда их парусные корабли ничего не могли сделать с русскими галерами на мелководьях, и разработали специальные типы судов. Например, архипелагские гребные фрегаты (Skärgårdsfregatt): к этому классу относились и знаменитые турумы, от 16 до 28 орудий, в основном 12-фунтовых. Гемаммы несли аж двадцать четыре 24-фунтовых пушки. В отличие от турумов они имели два дека вместо одного. Прамы (Skottpråm) несли двадцать четыре 12-фунтовых и шестнадцать 4-фунтовых пушек. Кроме того, две мелкие пушки стояли в надстройке на случай поддержки десанта. Для той же цели использовались и шлюпы (Kanonslup): суда, оснащенные парусами и 10 парами весел. Осадка всего 3 фута, или 0.9 метра. Вооружены двумя пушками — одна в носу, одна в корме. Пушки калибром от 18 до 24 фунтов. Тендеры или иолы (Kanonjolle): 5-10 пар весел и одна пушка большого калибра, размещенная в корме, как у тачанок времен Гражданской войны. Бомбардирский баркас (Mörtarbarkass): 7 пар весел и одна мортира. Использовался для обстрела берега.

В общем, это был флот, 15 лет создававшийся только для одной цели — войны с Россией. В 1788 году шведские галерный и армейский флоты были снова соединены под одной общей командой и состояли из двух отрядов: шведская эскадра — из 28 галер, 27 эспингаров (не поднимающиеся на борт вспомогательные суда), 30 канонерских лодок и 3 королевских яхт, и финляндская эскадра, состоявшая из 3 геммамов, 8 турумов, 3 удемов, 8 мортирных баркасов, 15 канонерских баркасов, 40 канонерских лодок и, кроме того, множества судов специального назначения — для начальствующих лиц, авизо, для запасов.

Что касается России — на начало войны наш гребной флот составлял лишь… 8 полугалер. Это, кстати, и есть главное доказательство того, что войну со Швецией Россия совершенно не планировала, ибо для завоевания господства в прибрежных водах и высадки десантов гребной флот необходим. Лишь после начала войны мы срочно начали строить 150 галер, 200 шлюпок, 8 канонерских лодок, гребных фрегатов. Тогда же началось комплектование экипажами, которых не было вовсе.

21 июня 1788 года отряд шведских войск перешел границу, ворвался в предместье Нейшлота и начал бомбардировать эту крепость.

Одновременно с началом военных действий шведский король предъявил российской императрице Екатерине II следующие требования:

1) наказание российского посла графа Разумовского за якобы происки его, клонившиеся к нарушению мира между Россией и Швецией;

2) уступка Швеции всех частей Финляндии, приобретенных по Ништадтскому и Абосскому договорам;

3) принятие посредничества Швеции для заключения мира с Турцией;

4) разоружение российского флота и возвращение кораблей, вышедших в Балтийское море.

Расчет Густава был прост — на два фронта Россия вести войну не сможет, поэтому можно будет диктовать свои условия. Однако война складывалась несчастливо для шведов.

Чтобы армейский флот мог действовать свободно, Густаву надо было разгромить русский парусный флот. В Гогландском сражении 17 июля 1788 года русская эскадра адмирала Самуила Карловича Грейга нанесла поражение по очкам шведской эскадре герцога Карла Зюдерманландского (Екатерина звала его «Сидор Ермолаич»). Русские захватили расстрелянный 70-пушечный корабль «Принц Густав», шведы — наш 74-пушечный «Владислав». Но шведы со всей возможной скоростью вышли из боя и бежали в Свеаборг (ныне Суоменлинна, недалеко от Хельсинки), где были заблокированы русским флотом до октября. Во время бегства эскадра Зюдерманландского потеряла еще и 62-пушечный «Кронпринц Густав Адольф», который вылетел на мель и был сожжен.

На следующий год последовало Эландское сражение, однако шведы опять не добились успеха и отошли к Стокгольму. Армейский флот шведов пытался помогать наступлению своей армии в Финляндии, но столкнулся с неожиданным противодействием русских гребных кораблей — мы путем полнейшего напряжения сил смогли построить до 100 галер и 200 мелких лодок, вызвали с Черного моря двух специалистов по гребному флоту (принца Нассау-Зигена и коммодора Слизова) и навязали бой противнику тогда, когда он меньше всего этого ожидал. В первом сражении у Роченсальма 13 августа 1789 года Нассау-Зиген с совершенно сырым, неподготовленным гребным флотом нанес шведскому армейскому флоту чувствительное поражение. Шведы потеряли 3 канонерские лодки потопленными и взятыми в плен, лишились гребного фрегата «Аф-Тролле», 5 больших судов, 1 галеры, 1 канонерской лодки и 2 госпитальных судов. В числе пленных было 45 офицеров и более 1200 нижних чинов. Наша потеря заключалась в одной галере и канонерской лодке, погибших от взрыва, и 58 офицерах и тысяче нижних чинов убитых и раненых.

В начале 1790 года Густав и герцог Зюдерманландский решили пойти ва-банк. Воспользовавшись тем, что на зиму русские разделили свои парусные эскадры, шведы решили разбить их по частям. Шведский же гребной флот должен был атаковать Выборг, захватить его, и далее, приняв войска из Финляндии, идти сразу к Петербургу, чтобы совершить десант прямо в русской столице.

Но это было проще предложить, чем сделать. 13 мая 1790 года Зюдерманландский атаковал стоящую в гавани Ревельскую эскадру, попал под продольный огонь, потерял 64-пушечный корабль «Принц Карл», 60-пушечный «Раксен Стендер» и 64-пушечный «Таппархетен», и убрался к Красной Горке, надеясь разбить Кронштадтскую эскадру Круза. Шведы, имея 21 линейный корабль против 17 наших, повели сражение совершенно нерешительно, были отбиты по всем пунктам, и когда утром 5 июня 1790 года вдали показались паруса Ревельской эскадры, бежали в Выборгскую губу к своему армейскому флоту, где и были заблокированы русским парусным флотом.

Что касается шведского гребного флота, он смог в тяжелом бою почти уничтожить отряд Слизова у Фридрихсгама и подошел к Выборгу, надеясь взять его очень быстро и без проблем. Надежды на это были вполне обоснованы: основные силы Нассау-Зигена были отведены на зимовку в Санкт-Петербург и разоружены, на месте оставили лишь дежурные отряды Слизова во Фридрихсгаме и Козлянинова в Выборге. Козлянинов имел в Выборге 52 боевых единицы — фрегат «Автроил», гребные фрегаты «Биорн-Эресинда», «Рогвальд», «Оден», шебеки «Скорая», «Легкая», «Быстрая», прам «Гремящий», «секретные суда» (аналог шведских удем) «Осторожное», «Наступательное», «Охранительное», 5 бомбардирских судов и мелкие корабли. Шведы, подошедшие к Выборгу, располагали 154 гребными судами и 1600 орудиями, поэтому Козлянинов укрылся на Транзундском рейде под защитой береговых батарей.

Шведский парусный флот своими демонстрациями отвлек русских от действий армейского флота, и Густав III, появившийся в Выборге с гребными судами, заблокировал весь наш гребной флот, какой был. Слизов был разбит у Фридрихсгама, а корабли Нассау-Зигена еще комплектовались и оснащались. Таким образом, если бы Козлянинова разбили, шведы вполне могли бы перевезти свою армию прям в устье Невы и высадить на набережных русской столицы. Осознавая силу противника и собственную слабость, Козлянинов не стал безрассудно идти в бой и ограничился крепкой обороной под прикрытием береговых батарей.

Когда в Выборгскую губу пришел шведский парусный флот, а потом подтянулись эскадры Чичагова и Круза, положение начало напоминать слоеный пирог: русский флот блокировал шведский флот, который, в свою очередь, блокировал русские гребные суда. При этом Чичагов не мог атаковать сходу, поскольку в узости ему требовались галеры и прамы, а они были заблокированы на рейде Транзунда. Соответственно, атака откладывалась до прихода Нассау-Зигена.

А чем в этот момент занимался принц? Подготовкой команд. Вот как это описывает российский историк Головачев:

«Точное направление выстрелов из орудий, верная постановка судов на позициях и поспешные перестроения на маневрах — все это зависело тогда от хорошо обученных для гребли команд. А команды, на наших шхерных судах, становились в тупик от каждой случайности, и часто, в самый критический момент, сбившись с такта на целые полчаса, махали порознь веслами и не могли дать хода судну, находившемуся иногда под самыми разрушительными выстрелами».

Только 30 апреля 1790 года Нассау-Зиген получил указ Екатерины, окончательно определивший его задачи и возможности:

«Галерный флот Мы вверяем предводительству вашему с тем, что оный состоять будет под собственным нашим ведением и, вследствие того, вы прямо к нам посылать донесения и от нас получать указы будете. Но, тем не менее, в случае общаго действия с сухопутною армиею и высадки войска на финские берега, обязаны вы исполнять предписания генерала графа Салтыкова и вообще, что до сухопутных войск на галерном флоте определяемых, оныя составляют части армии генерала графа Салтыкова, относительно генерального произвождения и прочих дел по службе, ему представлять и от него получать решения должны, но не инако, как посредством вашим».

9 мая генерал Салтыков писал канцлеру Безбородко:

«Высылайте Нассау: истинно стыдно, что неприятель своей флотилиею разъезжает; уже другой рапорт имею, что он в 70 судах был у Питконеми; а сегодня уже в 20 верстах к Выборгу стоят, хотя и трудно им зайдти, но тревоги много в земле и здесь сделают, когда покажутся. Теперь хоть укрепляют устье здешней бухты, но показаться им никто не помешает без нашаго гребнаго флота; наш корабельный им не угрожает, а идет своим фарватером».

Однако наш гребной флот не был готов, хотя принц делал для этого всё что мог. Гребные суда были разбросаны по нескольким портам — Фридрихсгаму, Ревелю, Выборгу, Кронштадту и Петербургу. Кстати, поэтому король Густав никак не мог определить, где находятся главные силы нашего гребного флота, и говорил, что «флотилия Нассау-Зигена пока составляет инкогнито».

 

Приобретите подписку, чтобы продолжить чтение

Месяц неограниченного доступа ко всем статьям на «Спутнике», включая наши великолепные премиум-материалы всего за 290 рублей! Премиум-подписчикам нужно щелкнуть по Already purchased? и ввести свой пароль.

Если у вас возникли вопросы по подписке или вы хотите ПОДПИСАТЬСЯ БЕЗ КРЕДИТНОЙ КАРТЫ, то отправьте нам письмо на [email protected]

-