Кембриджская пятерка — Спутник и Погром

Кембриджская пятёрка. Одна из самых громких шпионских историй XX века: пятеро англичан (Тринити-колледж, хорошие семьи, закрытые клубы, блестящая карьера в MI6 и дипкорпусе) меняют верность британской короне на многолетний добровольный шпионаж в пользу Советского союза. Представляем огромный текст «Спутника и Погрома», подобно описывающий все детали и тонкости этой интриги — операции, легенды, подозрения, белые пятна, судьбы и мотивы участников. Ваш шпионский триллер года; часть первая.

И

зба, как известно, красна не углами, а пирогами. Сила государства — не в надутых щеках и болтовне про сортиры, а в эффективной и безупречной работе спецслужб. Поговорим сегодня об одной маленькой стране с очень большой секретной службой. Let’s talk about Great Britain.

Британия славится спецслужбами. Говорим Британия — вспоминаем Джеймса Бонда, чьи выдуманные похождения описаны на страницах романов Ле Карре и Яна Флеминга.

Репутация заслужена. В истории британских спецслужб немало свершений. Архивы, открытые в последние годы, подтверждают, например, критически важную роль разведки Лондона во время кризиса британской колониальной системы в 1940-х и 1950-х годах. Именно МИ-6 помогла Великобритании плавно войти в постколониальный мир без чрезвычайно кровопролитных конфликтов. Конечно, всегда можно вспомнить о восстании Мау-Мау, но в сравнении с Алжирской войной англичане выглядят предпочтительнее.

Но есть в истории британской разведки и оглушительные провалы. Один из самых известных связан с Советским Союзом. Это чрезвычайно запутанная история, со множеством действующих персонажей, взаимными подозрениями, путешествиями, интригами, обвинениями и советскими разведчиками началась в 1920-х годах в Кембриджском университете — в одном из главных интеллектуальных центров Великобритании, в месте, где веками ковались британские гордость и слава.

С «Кембриджской пятеркой» (именно так ее окрестили позднее) до сих пор не все ясно — есть масса белых пятен, которые дают почву для конспирологических теорий. Сама история стала публичной в 1951 году, когда британский дипломат Дональд Маклейн и сотрудник MI-6 Гай Берджесс бесследно пропали из Лондона. В прессе поднялась шумиха, многие подозревали, что британцы — советские шпионы, сбежали в Москву, боясь раскрытия. Опасения подтвердились спустя 5 лет, когда Маклейн и Берджесс публично выступили на пресс-конференции в Москве.

Но это лишь один из этапов истории, а не её конец. Как и в любой саге о шпионах, в рассказе о «Кембриджской пятерке» существует огромное количество умолчаний. Герои постоянно путаются в своих и чужих именах, датах, обстоятельствах знакомства и происхождения; с этим, до выяснения всех истинных обстоятельств, мы лишь смиряемся.

Отправимся же в первую половину XX века, познакомиться со знаменитой пятёркой разведчиков и двойных агентов — Кимом Филби, Гаем Берджессом, Энтони Блантом, Дональдом Маклейном, и самым вероятным пятым членом разведывательной группы, Джоном Кернкроссом.

* * *

«Кембриджская пятерка» — условное понятие. Сами агенты себя так не называли и в НКВД к ним не относились как к единой группе. Да и не очень понятно, сколько реально человек входили в группу — велики шансы, что мы знаем далеко не всех. Но рассказывать о них как о коллективе гораздо удобнее, это создает целостную картину. Начнем с центральной фигуры — с Кима Филби.

Самый известный из Кембриджской пятерки, Филби, оставил довольно подробные мемуары (которым, конечно, не стоит доверять во многих моментах). Давал интервью, сидя в выданной КГБ гигантской квартире в центре Москвы, и рассказывал, что советская разведка специально поставляет ему какой-то конкретный сорт леденцов, продающихся в небольшом магазинчике в Кембридже. Преподавал молодым сотрудникам КГБ, говоря с ними по-английски, гулял по Москве. Здесь и умер. Кто же мистер Филби?

Ким Филби (полное имя — Гарольд Адриан Лассел Филби) родился 1 января 1912 года в городе Амбала, на севере Индии, в семье британского колониального чиновника Сент Джона Бриджера Филби. Отец был известным арабистом, исследователем и успешным сотрудником британских спецслужб. Джон Филби прожил невероятно насыщенную жизнь, в которой нашлось место и фанатичному увлечению социалистическими идеями, и путешествиям по Ближнему Востоку, связанным с работой на британскую разведку, и переходу в ислам, и работе в качестве советника первого саудовского короля Ибн-Сауда. Джон Филби тоже родился в Индии, на Цейлоне, и окончил Тринити-колледж Кембриджа, где изучал восточные языки, а также завязывал полезные знакомства — его приятелем, например, стал Джавахарлал Неру, первый премьер-министр независимой Индии.

После окончания университета Джон Филби начал работать в Британской гражданской службе в Индии — в общем, в колониальной администрации, совмещая это со службой в MI-6. Попасть в разведку было не просто сложно, а очень сложно — туда отбирались только лучшие из лучших. Штат был небольшим — на пике могущества Индией управляло около тысячи британцев, работавших в самой стране. Чтобы попасть на службу, кандидат должен был сдать очень непростой экзамен — о его характере хорошо и кратко рассказано в работе Ниалла Фергюсоне об истории Британской империи:

Конкуренция за места была жесткой настолько, что кандидаты сдавали, вероятно, самые строгие экзамены в истории. Рассмотрим некоторые из вопросов, задаваемых кандидатам в 1859 году. По современным меркам, тесты по истории — сущий пустяк для зубрилы. Вот два вполне обычных вопроса:

14. Перечислите главные колонии Англии. Расскажите, как и когда она приобрела каждую из них.

15. Перечислите генерал-губернаторов Британской Индии до 1830 года. Назовите даты их правления и кратко опишите основные события, произошедшие в Индии при каждом из них.

А вот вопросы из курса логики и философии сознания куда требовательнее и изящнее:

3. Какие экспериментальные методы применимы для выявления истинного антецедента в явлениях, которые могут иметь множество причин?

4. Дайте классификацию логических ошибок.

Тест по философии сознания и этике являлся важнейшей частью экзамена:

1. Опишите различные обстоятельства ситуаций, которые порождают чувство наслаждения властью.

Если тогда задавали провокационные вопросы, то это один из них (по-видимому, любой кандидат, который бы признал, что власть действительно вызывает радостное чувство, провалился бы). Следующий вопрос ненамного легче:

2. Определите… обязанности, проистекающие из… отправления правосудия.

И наконец (только чтобы отделить сливки Баллиоль-колледжа), давали задание:

7. Приведите аргументы за и против принципа пользы, рассматриваемого как: а) фактическое и б) долженствующее основание морали.

<…>

Идея состояла в том, чтобы привлечь прилежных студентов (желательно, Оксфорда и Кембриджа) к управлению империей сразу после первой ступени обучения. Их год или два натаскивали бы правоведении, языках, индийской истории и верховой езде. Заметим, что ИГС (Индийская Гражданская Служба — Imperial Civil Service) виделась малопривлекательной crème de la crème Оксфорда и Кембриджа — лучшим студентам. Индию, как правило, выбирали те, кто не мог рассчитывать на особенный успех на родине: умные, молодые сыновья провинциальных профессионалов, которые желали попытать счастья ради престижной работы за границей.

Джон Филби происходил как раз из этой социальной группы — его отец владел чайными плантациями на Цейлоне. Вообще же семья Филби связана различными родственными узами со многими другими древними британскими родами — например, с семьей Монтгомери, представителем которой является маршал Монтгомери, прославленный британский военачальник времен Второй мировой. В общем, Джон Филби не менее интересен, чем его сын.

Ким Филби — первый ребенок; позднее в семьи родятся еще три девочки. Родители назвали сына Кимом в честь одноименного персонажа романа Редьярда Киплинга — тоже вполне себе шпионского произведения, рассказывающего о маленьком мальчике Киме из бедной индийской семьи, который открывает для себя мир британской разведки и начинает принимать посильное участие в Большой игре против России. Мальчик растет, добивается успехов — и позднее отправляется в Гималаи, чтобы обвести вокруг пальца агентов русской разведки. В какой-то степени, имя оказалось пророческим.

Киплинг здесь всплывает неслучайно: и Филби, и Киплинг — выходцы из одной группы: серьезно ассимилировавшихся и смешавшихся с индусами англичан, лучше приспособленных к будущей управленческой и организационной работе в Индии. Филби позднее рассказывал, что английский, наверное, даже не был его первым языком — сначала он стал говорить на хинди.

Семья Филби часто переезжала из-за того, что глава семьи работал на разведку — Филби пожили и в Багдаде, и в Алеппо, и в Басре. Маленький же Ким еще в довольно юном возрасте был отправлен на учебу в приготовительную школу-интернат в Суррее, возвращаясь домой лишь летом — да и то не на все лето, так как в основном он жил с бабушкой в Англии. Когда Киму было 12 лет, его отец решил, что пришло время сделать из сына мужчину — и отправил того на несколько месяцев в пустыню, в Саудовской Аравии, где Ким жил с бедуинами.

В 1928 году Ким Филби закончил Вестминстерскую школу — одно из лучших частных учебных заведений в Британии. Оно славится тем, что подавляющее большинство его выпускников поступают в Оксфорд или Кембридж. И это не просто выпускники, а люди известные на весь мир — от Джона Локка и Иеремии Бентама до Александра Милна и Генри Пёрселла. Филби тоже был весьма и весьма талантлив — в том же году он выиграл стипендию Кембриджского университета, куда и поступил, причем в тот же колледж, что и отец — там он изучал историю и экономику (хотя в учебе был и не так прилежен, окончив его в 1933 году не по высшему разряду, а по второму).

Однако за время учебы в Кембридже Филби обратил на себя внимание. Им заинтересовалась британская разведка и у него сложились отличные отношения в левых и просоветских кругах Кембриджа. Морис Добб, известный британский экономист и радикальный коммунист, привлек Филби к работе Международной Федерации помощи жертвам германского фашизма — одной из организаций, созданных германским медиамагнатом и коммунистом Вилли Мюнценбергом.

Мюнценберг — довольно парадоксальная личность. Одновременно и миллионер, и доверенное лицо Ленина, который поручил Мюнценбергу не только организацию пропаганды советского режима за рубежом, но и собственную охрану. Мюнценберг и Ленин познакомились еще в 1915 году, и тогда Вилли вошел в близкий круг Ленина — он не смог поехать в том самом пломбированном вагоне вместе с Лениным только по той причине, что был гражданином Германии.

Позднее, в начале 1920-х годов, Мюнценберг сосредоточит в своих руках контроль над большим количеством организаций, занимающихся распространением положительной информации о жизни в Советском Союзе, а также координирующих усилия коммунистов по всему миру. Самым известным его детищем стал Межрабпом — Международная рабочая помощь, оказывавшая социальные услуги рабочим. Мюнценберг был одним из создателей Коммунистической партии Германии, избрался в рейхстаг в 1924 году и активно спонсировал различные прокоммунистические мероприятия — причем не всегда понятно, где находится грань между его личными занятиями и работой на Советский Союз или Компартию Германии.

Оказавшись в орбите империи Мюнценберга, Филби стал довольно энергично участвовать в работе организации. В 1934 году он отправляется в Вену, чтобы поучаствовать в работе австрийского отделения еще одной организации Мюнценберга — МОПР (Международная организация помощи революционерам), формально — коммунистического аналога Красного креста. Работа в Вене не задалась. Над Австрией сгущались тучи, и было понятно, что в ближайшем времени ее ждет либо правый переворот, либо и вовсе гражданская война. Из Австрии следовало уезжать.

Но Филби покидал Вену не с пустыми руками. Пока он работал в МОПР, познакомился с Лиззи Фридман (это псевдоним, ее настоящее имя Алиса Кольман), австрийской коммунисткой, работавшей на советскую разведку. Позднее Филби рассказывал, что они познакомились случайно: Лиззи подошла на улице и спросила, сколько у него с собой денег. Филби сказал, 100 фунтов и он планировал, что этого ему должно хватить на год жизни в Вене. Лиззи стала что-то подсчитывать, а затем сообщила, что он прекрасно уложится и в 75 фунтов в год, а оставшиеся 25 может пожертвовать на нужды МОПРа. Действительно ли их знакомство было таким случайным или нет — мы уже не знаем. Важно другое — вскоре Филби и Фридман поженились и в Англию вернулись уже вместе — между прочим, этим Филби спасал Фридман от неминуемых проблем, которые у нее начались бы после прихода австрофашистов к власти.

Филби летел навстречу своей судьбе, еще не зная, что она уготовила ему и его жене. И именно здесь имеет смысл сделать небольшое отступление и рассказать о других героях нашего повествования — Гай Берджессе, Дональде Маклэйне, Энтони Бланте и советском разведчике Арнольде Дейче. О них важно рассказать именно сейчас, потому что 1934 год стал поворотным в их судьбах и изменил их навсегда.

* * *

Гай Фрэнсис де Монси Берджесс, в отличие от Филби, родился в Британии, в апреле 1911 года, в семье морского офицера. Семья Берджесса также аристократического происхождения — предки-гугеноты покинули Францию еще во времена религиозных войн; а уже во времена Наполеоновских войн семейство Берджесс разбогатело, занимаясь банковским делом.

Гай получил отличное образование, поучившись и в Lockers Park School — одной из лучших британских подготовительных школ, а затем окончив Итонский колледж, самое известное и привилегированное учебное заведение для школьников в Британии. Отец Берджесса мечтал, чтобы сын пошел по его стопам, поэтому отправил Гая учиться в Королевский военно-морской колледж в Дартмуте. Берджесс поступил, но заканчивать он не стал — карьера морского офицера его совсем не привлекала. Поэтому в итоге он оказался в Кембридже, все в том же Тринити-колледже.

Поступив сюда, Гай сразу же активно начал участвовать в студенческой политической жизни — вступил в клуб консерваторов, присоединился к клубу «Кембриджские апостолы», объединявшему сторонников левых и крайне левых взглядов. Именно там он познакомился с Энтони Блантом, еще одним будущим участником шпионской группы.

Энтони Фредерик Блант, родившийся в 1907 году, также происходил из весьма непростой семьи. Его отцом был викарий, а мать — дочкой одного из руководителей британской колониальной администрации в Мадрасе. Что важнее, его мать была двоюродной сестрой Елизаветы Боуз-Лайон — Королевы-Матери, жены короля Георга VI. Время от времени Боуз-Лайоны приглашали детей Блантов в свой дом в Лондоне — выпить чаю и пообщаться.

Большую часть детства Блант провел во Франции — туда перевели работать его отца. Там выучил французский язык, влюбился в артистический и богемный мир, а также, по всей видимости, обнаружил в себе склонность к гомосексуализму.

Повзрослев, Блант поступил на учебу в колледж Мальборо. Самым ценным для него в этом периоде жизни стало даже не самообразование (хотя и оно было первоклассным), а люди, что учились с ним — Луис Макнис, в будущем известный ирландский поэт и прозаик, вошедший в кружок левых литераторов, вращавшихся вокруг Уистана Одена; Джон Бетчеман — поэт, историк архитектуры и общественный деятель, ученик Томаса Элиота, сооснователь Викторианского общества; Грэм Шепард — известный иллюстратор и карикатурист, продолживший семейное дело (его отец, Эрнест Шепард, был автором известных иллюстраций к «Винни-Пуху» и «Ветру в ивах»). Блант восхищался сокурсниками и многому у них научился.

Как ни странно, поступая в университет, он предпочел изучать математику, а не историю искусств или искусствоведение. Поступив в Тринити-колледж в Кембридже, не смог закончить его за 4 года (вмешались привходящие обстоятельства — у Бланта умер отец) и принял решение перевестись на направление современных языков, окончив его в 1930 году. После окончания Кембриджа Блант смог остаться в университете — преподавал французский в Тринити-колледже, иногда путешествовал по Европе (официально — в рамках университетских исследований) и общался с кружком местных марксистов. При этом Блант в основном занимался историей искусств, став специалистом по французскому художнику Пуссену. Позднее его приятель и коллега Виктор Ротшильд попросит Бланта о помощи с продажей одной из картин Пуссена — и Блант отлично справится с заданием.

Здесь мы вступаем в пространство загадок. Блант был гомосексуалистом (он никогда этого не отрицал), так же, как и Гай Берджесс; немало было гомосексуалистов и в группе марксистов «Кембриджских апостолов». Более того, Блант и Берджесс одно время снимали вместе квартиру. Однако Блант позднее отрицал наличие каких-бы то ни было романтических или сексуальных отношений между собой и Берджессом. Однако современные исследователи Кембриджской пятерки считают, что именно гомосексуализм мог стать причиной вербовки двух молодых кембриджцев. В тот момент раскрытие правды о сексуальной ориентации могло стоить им не только разрушения возможной будущей карьеры, но и лишения свободы. В Британии гомосексуализм был уголовно наказуемым явлением с конца XIX века.

Еще одним человеком из левых кругов Кембриджа был Дональд Дуарт Маклейн (сильно позднее, в Советском Союзе, он получит паспорт на имя Дональда Дональдовича Маклэйна). Родился в 1913 году, в одном из самых респектабельных и зажиточных районов Лондона — Мэрилебоне. Его отец, Дональд Маклэйн, был очень известный и влиятельный политик, представитель Либеральной партии, который два года (с 1918 по 1920 годы) являлся Лидером оппозиции (расколов, таким образом, Либеральную партию). Пытался бороться с премьер-министром Ллойд Джорджем. В доме Маклэйнов всегда много говорили о политике; его посещали и крупные политические фигуры того времени, и известные публицисты, богатые предприниматели и многие другие важные и значимые люди.

Дональд Маклейн-младший рос, таким образом, в довольно политизированной атмосфере — дома часто обсуждали британскую и мировую политику, причем не только в теоретическом, но и довольно практическом ключе. Затем Маклейн тоже прошел череду частных школ и колледжей, последней из которых стала Школа Грешем, основанная в 1555 году и известная как одно из лучших подобных британских учебных заведений. Количество знаменитых и элитарных выпускников и так переходит разумные границы, но в случае с Маклэйном еще интересно, что вместе с ним там учился Бенджамен Бриттен, будущий великий британский композитор, Алан Ходжкин — будущий лауреат Нобелевской премии по медицине, Джоселин Саймон, лорд Глэйдэйл — который позднее стал влиятельным консервативным политиком.

Однако в окружении самого Маклейна в те годы наблюдалось больше людей левых и либеральных взглядов — он дружил с Джеймсом Клугманном, который позднее станет одним из самых известных британских писателей-коммунистов; поддерживал хорошие отношения с Томом Винтрингэмом, ярким и заметным историком-марксистом.

В 1931 году Маклейн закончил обучение в школе. В том же году его отец возглавил министерство образования в правительстве Рамси Макдональда и проработал на этом посту чуть больше года. В середине июня 1932 года он скончается из-за продолжительного сердечно-сосудистого заболевания. Это событие стало очень важным — к тому моменту Маклейн-младший уже год как учился в Трините-колледже Кембриджа, где изучал современные языки, но свою активность в коммунистических группах и кружках старался сдерживать — из уважения к политической карьере отца.

Когда же отца не стало, ситуация изменилась — мать Маклейна обожала его, одобряла любые начинания и вообще превозносила. Дональд вступил в Коммунистическую партию Великобритании. Очень активно организовывал вокруг себя людей левых взглядов, став отчасти неформальным лидером кембриджских коммунистов. Писал рецензии в издания кембриджских леваков, а в 1934-м стал редактором Silver Crescent («Серебряный полумесяц»), издания студентов Тринити-колледжа. В своих статьях он говорил об упадке капитализма, мировой депрессии, армии безработных, что несомненно сметет царство буржуазии и капитализма, прикрывающееся «фиговым листком демократии». Помимо этого, постоянно ссорился с университетской администрацией, выступая с манифестами и требованиями о равноправии студентов, о допуске женщин-студенток в университет на тех же основаниях, что и мужчин.

В общем, в 1934 году главные герои нашего рассказа находились в Кембридже и еще не знали того, что им приготовила судьба.

Приобретите подписку, чтобы продолжить чтение

Месяц неограниченного доступа ко всем статьям на «Спутнике», включая наши великолепные премиум-материалы всего за 290 рублей! Премиум-подписчикам нужно щелкнуть по Already purchased? и ввести свой пароль.

Если у вас возникли вопросы по подписке или вы хотите ПОДПИСАТЬСЯ БЕЗ КРЕДИТНОЙ КАРТЫ, то отправьте нам письмо на [email protected]
sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com /