Сунь Ятсен: Отец Нации (часть IV) — Спутник и Погром

Ранее: часть третья

Рождение Гоминьдана

Временный президент, властолюбивый Юань Шикай, начал прибирать страну к рукам.

Пол Рейнш, посланник Соединенных Штатов в Китае, писал о Юане: «Я почувствовал также почти безжалостную силу этого человека. Он был республиканец по титулу, но деспот в сердце».

Сунь Ятсен со сторонниками не добились желаемого после вооруженного свержения Цинской монархии. Фактически власть перешла в руки будущего возможного диктатора. Сунь считал передачу полномочий Юань Шикаю поражением революции. В будущем Доктор скажет:

«Хотя революция и победила, практическая деятельность революционного правительства ограничивалась лишь провозглашением национального освобождения, и уже через некоторое время под давлением сложившихся обстоятельств оно вынуждено было пойти на компромисс с контрреволюционерами-монархистами. Этот компромисс, означавший косвенное примирение с империализмом, послужил причиной первого поражения революции».

Сунь подозревал Шикая в стремлении к военной диктатуре. Потому Ятсен решил действовать на опережение и стал готовить новые восстания, теперь уже против временного президента.

Всё понимавший Юань стремился разобщить Сунь Ятсена с союзниками. Например, старался переманивать участников революционной армии в свою, Бэйянскую. Республиканцы вылетели со всех военных постов. Остались лишь коллаборационисты.

Борьба продолжалась — теперь уже между контрреволюцией и республиканцами. Все понимали, что победителю достанется Китай.

Ятсен хотел ограничить власть Юаня временной конституцией и надеялся, что партия республиканцев получит большинство в парламенте. Тогда можно было бы влиять на политику временного президента.

В гражданском управлении Юань Шикай поначалу оставался лоялен республиканцам. Деятели Тунмэнхоя садились на значимые государственные кресла.

На Юге Китая в основном господствовали генерал-губернаторы из республиканцев. Союзники Ятсена распоряжались крупными воинскими соединениями и могли дать отпор армиям центральных провинций, в том числе и Бэйянской.

Дело между тем шло к формированию правительства. Предполагали, что члены Тунмэнхоя получат достаточно высокие государственные посты. Так, хотя Хуан Сина отставили с поста военного министра, но сразу же назначили на пост военного наместника Нанкина. А еще — командующим всеми войсками южной части Китая. При этом Хуан не подчинялся военному министру. Посты ждали такие люди Тунмэнхоя, как Ван Чжисян (нацелившийся на пост генерал-губернатора Чжили) и Бо Вэньвэй (жаждавший генерал-губернаторства провинции Шаньдун).

В июне Юань Шикаю предстояло выбрать нового генерал-губернатора Чжили. Против всех договоренностей в кресло сел человек временного президента, Фэн Гочжан. Власти «кинули» и Бо Вэньвэя.

Фэн Гочжан, генерал-губернатор Чжили

Республиканцы заволновались и начали настраивать рабочих и крестьян против Юань Шикая, играя на ненависти к иностранцам. Тунмэнхой протестовал против займов у консорциума шести держав. Ведь такие кредиты позволили бы контрреволюции укрепиться и раздавить республиканцев.

Юань Шикай очень боялся массового народного восстания. Первые же выступления поставили крест на идее иностранных займов. И значит, вероятный диктатор оставался с врагами один на один, без помощи заграницы.

29 апреля 1912 года стартовала работа парламента из представителей Севера и Юга. Тунмэнхой ожидаемо получил большинство (45 депутатов из 120). Программа движения состояла из восьми пунктов:

1) закончить административное объединение;

2) произвести ассимиляцию национальностей;

3) воплотить в жизнь политику государственного социализма;

4) ввести всеобщее обязательное образование;

5) установить равноправие полов;

6) ввести систему обязательной воинской повинности;

7) добиться признания в области международных отношений;

8) урегулировать финансовую систему.

В апреле члены «Объединенного союза» устроили встречу, посвященную отставке Сунь Ятсена с поста временного президента. Доктор, взяв слово, убеждал в необходимости государственного социализма. А именно: государственного контроля на разработку и производство природных ископаемых и передаче крупных предприятий и железных дорог в руки государства. На этом же собрании Сунь возражал против становления китайского капитализма как соперника иностранцам в Китае. Ятсен призывал не допустить захват группой людей монополии над богатствами всего Китая.

Доктор желал положить три краеугольных камня в фундамент нового Китая:

1. «Принцип национализма — это защита независимости нашего народа от посягательства иностранцев».

2. «Принцип демократии — это искоренение такого зла, как монополия кучки людей в политике».

3. «Принцип народного благосостояния — это вытеснение кучки капиталистов с целью предоставить свободу в области производства».

В оппозиции к этому находилась «Партия единства» (Тунъидан), чуть позже слившаяся с несколькими политическими группировками либералов и чиновников в одно большое движение. Юань Шикай велел создать мощную силу, которая смогла бы побороться с Тунмэнхоем за места в парламенте. Председателем стал Ли Юаньхун. «Республиканская партия» — именно так — получила 40 депутатских мест в парламенте и почти сравнялась с Тунмэнхоем.

Программа Гунхэдана:

Поддерживать единство страны и реализовывать принцип национализма; поддержка национального прогресса с помощью государственной власти; создание государства на основе политики мира и реальных интересов в соответствии с мировой ситуацией.

Выборы в постоянный парламент приближались. Сунь Ятсен бился за победу. Тунмэнхой активно вербовал новых партийцев. Ради этого пришлось поступиться некоторыми положениями. 13 августа 1912 года произошло слияние «Объединенного союза» с такими либеральными силами, как «Единая республиканская партия» («Тунъигунхэдан») (20 мест в парламенте) и «Национальная партия совместного прогресса» («Гоминьгунцзиньдан»), и др. Программа новой организации стала достаточно умеренной. Новая партия называлась «Гоминьдан» («Национальная партия»).

Был выбран и руководящий состав: Сунь Ятсен, Хуан Син, Сун Цзяожэн, Ван Чжисяна, Ван Чунхой. Советниками становились Ян Сишань, Чжан Цзи, Ху Ханьминь и др.

На открытии учредительного собрания Сунь Ятсен сказал:

«В чем заключалась наша цель в великой революции? В свержении плохого и создании хорошего правительства. Сейчас революция окончена, но цель ее еще не полностью достигнута. Хотя плохое правительство и свергнуто, однако хорошее еще не создано».

Программа смахивала на предложения Тунмэнхоя, но лишь отчасти. Представители Гоминьдана надеялись, что иностранцы признают Китайскую Республику так скоро, как только можно. Соответственно, в Поднебесную потекут кредиты на ж/д дороги, заводы и прочие нужные государству объекты.

Программа Гоминьдана стала по своей сути практически либеральной. Сунь Ятсен пошел на уступки не просто так. Это был единственный способ избегнуть военной диктатуры Юань Шикая.

Борьба с Юань Шикаем

Юань Шикай не сидел сложа руки — он боролся за средства банковского консорциума (25 миллионов фунтов стерлингов). Условия займа оказались очень суровыми. Консорциум требовал право на сбор соляного налога, между прочим, одного из главных статей дохода казны. Это фактически означало бы приговор Китаю как самостоятельной державе.

Конечно, Сунь Ятсен возражал. В прессе развернулась агитация против сотрудничества Юань Шикая и стран-участниц консорциума.

В сентябре 1912 года Сунь в Пекине призывал представителей консорциума не давать кредиты на политические цели. Доктор представлял получение займов немного по-другому. Лучше просить деньги не у правительственных банков, а у частных. Так Китай сохранит независимость.

В конце осени между членами консорциума начался раздор — никак не могли согласовать порядок контроля за правительством Юань Шикая. Вильсон, президент Соединенных Штатов, решил, что американцам выгоднее самим регулировать свое присутствие на китайском рынке. 16 марта 1913 года США вышли из состава возможных кредиторов в складчину.

Все же Юань договорился о займах не только с представителями консорциума, но и американскими банками, которые опасались Сунь Ятсена и «Национальную партию».

Сунь опять попал в тяжелую ситуацию. Следовало искать выход.

Решили договариваться о займах с японскими компаниями. Весной 1913 года Сунь Ятсен и Хуан Син встретились в Шанхае с представителями «Мицуи», «Мицубиси» и «Ясуда».

В начале апреля собралась «Национальная ассамблея», которая осудила и запретила дальнейшие переговоры с консорциумом на прежних условиях. Юань Шикай, наплевав на это, 21 мая согласовал все формальности и получил заем.

Сунь Ятсен попытался не дать стране упасть в долговую яму, и еще 2 мая отправил письмо в Лондон. Доктор просил не давать никаких займов Юань Шикаю. Ятсен объяснял, что временный президент берет деньги на новую войну, против сторонников Гоминьдана. В послании есть такие слова:

Со дня рождения Республики я боролся за единство, мир, согласие и процветание. Я рекомендовал Юань Шикая на президентский пост, потому что тогда были основания верить, что таким путем будет ускорено объединение нации и наступление мира и процветания. На всем протяжении последующего периода времени я делал все, что было в моих силах, что восстановить мир, порядок и правительство из хаоса, порожденного революцией. Я серьезно стремлю к сохранению мира в республике, но мои усилия будут тщетны, если финансисты будут снабжать пекинское правительство деньгами, которые, возможно, будут обращены на ведение войны против народа.

Ятсен старался тщетно. Англичане и американцы, как и остальные державы, поддерживали Юань Шикая. Доктор жаждал суверенитета китайского народа, а иностранцев на месте Поднебесной устраивала полуколония.

Вернемся в весну 1912 года. 29 апреля собрался временный парламент. На заседании выступал Юань Шикай, говоря о задачах правительства на ближайшее время. Соблюдение неравноправных договоров, объединение страны и поддержание мира — вот цели Пекина. Державы могут быть спокойны. Юань выполнит все приказы беспрекословно. Также временный президент добавил:

Все договоры, заключенные прежде с иностранными державами, должны по-прежнему строго соблюдаться, а в тех случаях, когда заключенные договоры еще не вступили в действие, необходимо принять меры к немедленному проведению их в жизнь.

Но под руководством лидеров Тунмэнхоя на Юге все еще оставалась армия. Юань предложил распустить эти вооруженные силы. На удивление, лидеры Объединенного союза поддержали предложение. Дело в том, что оппозиция слабо, но надеялась на благоразумие Юаня. Группировку почти всю распустили…

Следующим шагом к развалу Южной армии стала отставка Хуан Сина с поста генерал-губернатора Нанкина. Ярый приспешник Суня остался не у дел. На Юге стали заправлять генералы из Пекина.

Нанкин начала XX в.

Свою же армию, Северную, Шикай укреплял, несмотря на обещания сократить.

Председатель совета министров Тан Шаои, как и Сунь Ятсен, выступал против иностранных займов, о чем не раз говорил Юань Шикаю. Напряжение росло. Потом Тан, согласившись с лидерами Тунмэнхоя, посоветовал на пост генерал-губернатора столичной провинции Ван Чжисяна. Юань не согласился, а Тан Шаои бежал в Тяньцзинь под иностранным протекторатом. Новым премьером стал Лу Чжэнсян.

Тунмэнхой не желал мириться с такой ситуацией. Министры партии подали в отставку.

Юань воспользовался шансом. Шикай угрожал и манипулировал, и все же заставил депутатов принять список новых министров. Ослабший Объединенный союз вновь опустил руки и не дал бой. Всем стало понятно, что организация не в силах дать достойный отпор нарождающейся диктатуре.

Юань загребал все больше и больше власти. В сентябре 1912 года новым премьер-министром стал монархист Чжао Бинцзюнь. Полностью подконтрольный Юань Шикаю, глава кабинета министров помогал «шефу» бороться против Гоминьдана.

Вот и пришло время всенародного парламентского голосования. В январе 1913-го Суть Ятсен уже вовсю готовил предвыборную программу Гоминьдана.

Ли Лецзюнь был одним из сторонников Гоминьдана. Генерал-губернатор Цзянси не только открыто поддерживал Сунь Ятсена, но и откровенно недолюбливал Юаня как человека корыстного и двуличного. Поэтому Ли не распустил свою армию, как требовал Шикай. Напротив — всячески старался сохранить и перевооружить.

А Гоминьдан все еще требовал переноса столицы в Нанкин. Чтобы не допустить этого, Пекин стал переманивать нейтральных генерал-губернаторов Южных провинций или тех, кто не поддерживал Сунь Ятсена.

Юань, конечно, нашел перебежчиков, загнав в свой лагерь кого угрозами, кого деньгами. По итогу согласились всего четыре губернатора: Юньнани; Гуйчжоу; Сычуани; Гуанси.

Борьба за парламент шла полным ходом. Выборы же планировались на февраль-март 1913 года. Голосовать могли только граждане Китайской Республики с имуществом на 500 юаней, жившие в своей провинции больше двух лет. Женщины, военные, а также чиновники права голоса не имели. Бюллетени заполняли лишь мужчины от 21 года (а чиновниками могли стать лишь с 25 лет).

Многие историки на Тайване считают, что в выборах участвовали около 44 миллионов человек. Примерно 1/10 часть населения. Победу, как ни странно, одержал Гоминьдан — 150 мест в верхней палате и 296 мест в нижней, все благодаря умеренной программе. Победители желали сформировать свое правительство во главе с Сун Цзяожэнем.

Но, видимо, за всю жизнь Юань Шикай ни разу честно не боролся. На этот раз в ход пошло заказное убийство. Сун Цзяожэна, которому прочили пост премьера, убили в конце марта. Киллера по имени И Шиин нашли уже на следующий день. Все улики указывали на причастность Юань Шикая. Однако… виновного не нашли. Депутаты от Гоминьдана, конечно, возмущались, но Шикай даже и бровью не повел.

Народ возмутился. На улицы Шанхая вышло более 50 тысяч человек. Манифестанты требовали отстранения Юань Шикая. Доктор же получил письмо с предложением стать президентом Южного Китая и отсоединиться от Севера.

Генерал-губернаторы таких южных провинций, как Гуандун, Цзянси, Аньхой, Хунань, возражали против действий Юаня. Шикай решил покончить с непокорными южанами.

Помогал Пекину генерал-губернатор Хубэя и вице-президент — Ли Юаньхун. По стечению обстоятельств, именно в провинции Хубэй революционные кружки расцвели пышным цветом. Революционеры не один раз пытались свергнуть Ли. И вот бунтарям аукнулось.

Но сначала попытка мятежа пришлась на 30 марта. Войска бывшей республиканской революционной армии восстали в Учане. Но бэйянская армия быстро подавила недовольных.

В июне хубэйские революционеры пытались восстать еще, но все попытки провалились. Заговорщики, чуть ли не буквально, утонули в своей крови.

Страна волновалась. 12 июля генерал-губернатор Цзянси — Ли Лецзюнь — объявил провинцию независимой от Пекина, начал собирать армию и готовиться к войне. Примеру последовали генерал-губернаторы Гуандуна и Аньхоя, а в конце июля — Фуцзянь и Хунань. Казалось бы, «Национальная партия» вышла в дамки. Но это не так. Южане готовились воевать с северянами в первые полгода президентства Шикая. Но тогда еще Сунь Ятсен выжидал и подавлял даже попытки восстаний.

Однако в провинции Цзянси мятеж разгорелся. 22 июля повстанцы заняли Шанхай, а к 28 числу пал Нанкин. Южная столица попала под власть республиканцев во главе с Хуан Сином.

Син стал очень серьезным соперником Юань Шикая. Ну и, конечно, уже по традиции, за голову Хуана объявили награду.

Именно Хуан задумал новую революцию, обсуждая это и Сунь Ятсеном, и с генерал-губернаторами провинций, поддержавших Гоминьдан.

Правительственная армия двинулась к Нанкину. К концу августа бэйянская армия подошла к стенам города. Повстанцы держались изо всех сил, но поражение «Второй революции» оказалось неминуемо. 1 сентября город пал. Юань Шикай торжествовал, независимость Нанкина канула в Лету.

Где был Сунь Ятсен? Вопрос логичный. Доктор прекрасно понимал, что Юань ведет страну обратно к монархии. Однако организацией вооруженной борьбы против нового тирана занялся совсем другой человек — Хуан Син. Почему?

Вообще Сунь долго уступал Юань Шикаю. Сначала отдал пост временного президента, потом, после убийства нескольких революционеров, промолчал. Когда Юань начал откровенно нарушать конституцию, говорить стало поздно. Тем более что после нескольких встреч летом 1912 года Сунь достаточно лестно отзывался о временном президенте на заседаниях Гоминьдана.

В защиту Доктора скажу, что во время «Второй революции» Сунь все же направил Юаню гневное письмо, призывая уйти в отставку:

Народ теперь питает к Вам такую ненависть, что готов пожертвовать тысячи жизней ради Вашего падения… Единственный путь открыт для вас — отставка. Вы в прошлом году приняли бразды правления для спасения страны от междоусобной войны, теперь Вы должны удалиться по той же причине. Если Вы согласитесь на это, то нация будет Вам благодарна.

Корреспондент не ответил, если не считать ареста депутатов от Гоминьдана. Ждали и разгона парламента, где большинство представляло «Национальную партию», поддержавшую «Вторую революцию». Но… парламент продолжил заседания.

6 октября 1913 года депутаты провозгласили Юань Шикая постоянным президентом Китайской Республики сроком на 10 лет.

10 октября состоялся прием по случаю начала Синьхайской революции. Присутствовали представители держав. Там же иностранцы признали Юань Шикая и его кабинет министров официальным правительством Китайской Республики.

Лидеры Гоминьдана в Китае очутились в опасности. Сунь Ятсен вновь покинул страну. Первоначально Доктор хотел отправиться на территории концессий иностранных держав в Шанхай. Но уже в сентябре узнал, что иностранцы ждут «гостя», чтобы схватить и передать Юань Шикаю. Пришлось ехать в Японию.

4 ноября реакция разогнала Гоминьдан. 438 депутатов остались без мандатов, а саму «Национальную партию» власти запретили. Следующей целью стал парламент, распущенный 14 января 1914 года. 1 мая власть ввела и новую конституцию, давшую Юаню фактически неограниченные полномочия. Старая конституция полетела в корзину. Все было готово к военной диктатуре.

Жизнь в эмиграции

В эмиграции Сунь Ятсен принялся за старое. Решили назвать новую подпольную организацию «Китайской революционной партией» («Чжунхуагэминдан»). 8 июня 1914 года на Учредительном собрании в Токио более ста партийцев избрали Суня президентом. Каждый участник дал клятву со словами:

Во имя спасения Китая от гибели, повинуясь Сунь Ятсену, вновь осуществить революцию, претворить в жизнь два принципа — народовластие и народное благосостояние, учредить конституцию «5 властей» (исполнительная, законодательная, судебная, селективная и контрольная), исправить государственное управление, улучшить жизнь народа, укрепить основы государства и обеспечить мир во всем мире.

Не обошлось и без декларации о «третьей революции». Другой вопрос — когда? Одни считали, что необходимо выступить через год, другие — через десять лет. Сунь Ятсен, понятное дело, призывал начать как можно раньше. Доктор писал:

Сейчас над Европой сгущаются тучи войны. Все страны думают лишь о себе и не имеют сил, чтобы заняться нами. Финансовые же ресурсы бандита Юань Шикая уже иссякли. Его продовольственные склады также пусты.

Занялись организацией активного сопротивления. Пытались связаться с оппозицией, однако заговорщикам не хватало мощностей для борьбы на территории Китая.

В Японии дела шли немного лучше. Много членов «Национальной партии» эмигрировали в Страну восходящего солнца и вступили в ряды «Чжунхуагэминдан». По традиции, в Токио открылся журнал, поливавший Юань Шикая грязью. Издание назвали «Республика».

Работа шла в нервной обстановке. Юань Шикай то и дело слал киллеров за головой Сунь Ятсена. Сам Сунь говорил так:

Я отдаю всю свою энергию работе, но в настоящее время не похоже, что нам удастся начать наши операции столь скоро, как это было запланировано. Ввиду вмешательства и консервативного влияния английского правительства, японское правительство боится высказать нам свои дружественные чувства. Но мы работаем независимо от них и чувствуем уверенность в успехе.

Эти строки Ятсен написал жене своего доктора Кентли, старого приятеля по медицинскому училищу.

Сунь еще искал поддержки Англии и Соединенных Штатов. Безрезультатно. Наоборот, газетчики выставляли главного китайского революционера не в лучшем свете. Выпускались отдельные очерки о том, что Сунь Ятсен в Японии тайком заключает договоры на продажу национальных богатств Китая промышленникам Токио.

Юань таким образом искал козла отпущения, «виновного» в бедах внешней политики Китайской Республики.

Давайте разберемся, есть ли в обвинениях доля истины?

Революционер прибыл в Японию в августе 1913 года. Правительство и официальные лица страны встретили членов Гоминьдана не очень тепло. Посол Российской Империи Николай Андреевич Малевский-Малевич писал в Санкт-Петербург, что при встрече заместитель министра иностранных дел Японии сказал:

«Японское правительство не сочувствует приезду сюда Сунь Ятсена, Хуан Сина и других южан… но правительство надеется, что их пребывание в Японии не будет продолжительным и что, во всяком случае, за время этого пребывания они воздержатся от всякой политической агитации».

Зато оппозиция в лице Инукаи с соратниками встретила Сунь Ятсена довольно радушно. По приезде эмигрантов появилось «Общество сочувствия китайским изгнанникам». Китайцам активно помогали.

Инукаи Цуёси, глава японской оппозиции

Несмотря на реакцию японского правительства, Сунь надеялся расположить к себе хотя бы отдельных министров. Но Доктор желал добиться от Японии и других держав пересмотра неравноправных договоров. Японцы, конечно, мало горели желанием помогать беглому оппозиционеру с претензиями на права Токио в Китае. Революционер понял, что с официальным правительством дел вести не получится, когда увидел японское «21 требование» к Юань Шикаю.

Отношение в Стране восходящего солнца к Юань Шикаю сложилось скорее отрицательное. Президента помнили и по Первой японо-китайской войне, и по участию в восстании ихэтуаней на стороне реакции. Наконец, Шикай славился, как человек англичан.

К началу Первой мировой Англия и Япония подошли в союзнических отношениях. Но это только с виду. Русский консул в Японии, опять же, тонко подметил:

Главным препятствием для экономического сближения между Англией и Японией является их соперничество в Китае. Печать не без горечи отмечает, что в Китае англичане более других иностранцев противодействовали успехам Японии, и вообще Англия является в Китае не союзницей Японии, а скорее ее соперницей.

Японцы решили прикрыть договором с англичанами свои действия в Китае. Токио справедливо рассчитал, что после начала войны с легкостью захватит владения Германии в провинции Шаньдун.

15 августа 1914 года Японская Империя выдвинула ультиматум Германии. Цзяочжоу переходила под юрисдикцию Токио. Ответа ждали чуть больше недели. 23 августа объявили войну Германии. К 2 сентября на Шаньдунском полуострове уже высадился японский десант. 7 ноября пал важнейший пункт для похода вглубь Китая — крепость Циндао.

Японцы хорошо понимали, что остальным державам совсем не до Китая, поэтому выдвинули Юань Шикаю ряд претензий. «21 требование» навсегда останется позором для Китая. Японцы желали: передачи Шаньдунского полуострова и германских владений в руки Японии; удовлетворения всех желаний Токио во Внутренней Монголии и Маньчжурии; ряда привилегий для японцев на территории Китая и т. д.

Юань Шикай тщетно надеялся на поддержку Англии и Соединенных Штатов. Пришлось подписать соглашение с Японией. 25 мая 1915 года «21 требование» удовлетворили.

Этот позор не помешал Юань Шикаю провозгласить себя императором 22 декабря 1915 года. Примерно в то же время в Китае развернулась нешуточная борьба с новоиспеченным монархом.

25 декабря мятеж начал генерал Цай Ао. Этот сторонник Сунь Ятсена боролся за устранение липовой Республики в лице Юань Шикая. Восстание началось в Юньнани, провозгласившей независимость.

Народ все больше бунтовал. Сунь Ятсен, уловив момент, стал бросать семена Гоминьдана в почву Китая. Урожай взошел.

22 марта 1916 года Юань отказался от титула императора и даже от идеи восстановления монархии.

12 мая несколько Южных провинций провозгласили «Южную федерацию независимых провинций» в составе Гуйчжоу, Юньнань, Гуандун и Гуанси.

Шикай умер 6 июня, так и не добившись желаемого признания и власти.

Пост президента Китайской Республики перешел к вице-президенту Ли Юаньхуну.

Начал Ли хорошо: восстановил конституцию 1912 года; вновь созвал парламент. Правда на первом же заседании, 1 августа, схлестнулись депутаты от Южного Китая и милитаристов Севера страны.

Приобретите подписку, чтобы продолжить чтение

Месяц неограниченного доступа ко всем статьям на «Спутнике», включая наши великолепные премиум-материалы всего за 280 рублей! Премиум-подписчикам нужно щелкнуть по Already purchased? и ввести свой пароль.

Если у вас возникли вопросы по подписке или вы хотите ПОДПИСАТЬСЯ БЕЗ КРЕДИТНОЙ КАРТЫ, то отправьте нам письмо на [email protected]
sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com /