Животные Путина и священная профессия журналиста — Sputnik & Pogrom

Животные Путина и священная профессия журналиста

Россия, СМИ  /  16 марта 2017 г.

Журналист «Лайфньюс» рассказывает, как у него удалась жизнь:

Что здесь хотелось бы сказать. С самого зарождения журналистики смысл профессии журналиста — быть такой «канарейкой в шахте» (шахтеры раньше брали с собой канареек, поскольку канарейки намного чувствительнее людей к взрывоопасным газам, и если канарейка как сумасшедшая начала биться о клетку, то это значит, что людям надо немедленно сворачивать работу и покидать шахту как можно скорее), то есть собирать информацию о проблемах общества и привлекать к ним внимание общества, пока «проблемы» не разрослись до рака в терминальной стадии. Именно поэтому во всех демократиях свободная пресса считается одним из столпов здорового общества и государства, а журналист — уважаемым человеком, который, зачастую рискуя жизнью и здоровьем, предупреждает остальных. С одной стороны — какой-нибудь паук-магнат, отравляющий своим заводом реки, не платящий зарплаты, выселяющий деревни и обладающий огромными деньгами и целой армией бойцов «корпоративной службы безопасности», а с другой — один маленький хрупкий человек, который не боится зажечь факел и поднять его как можно выше, чтобы осветить затаившееся во тьме чудовище. Журналист — это тот, кто СОЗНАТЕЛЬНО идет закрывать собой от произвола сильных мира сего бессильных, униженных и оскорбленных.

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» — и тут журналист стоит в одном ряду с полицейскими, штурмующими квартиру с вооруженными бандитами, врачами, оперирующими зараженных СПИДом, пожарниками, бросающимися в огонь. Журналистика никогда не была «профессией миллионеров», как ей никогда не была пожарная служба, например, но всегда была профессией служения и уважения. Удача для журналиста — это не заработать состояние, но вскрыть новый Уотергейт или описать структуру итальянской ндрангеты, после чего остаток жизни жить под постоянной защитой полиции в качестве награды, выходя за хлебом в сопровождении двух телохранителей.

Тебя хотят убить, тебя хотят покалечить, тебе угрожают, с экранов телевизоров миллиардеры и президенты объявляют тебя врагом народа, но при этом сам народ пишет тебе письма с благодарностями — это значит, что ты настоящий журналист, и что ты великолепно делаешь свою работу. Даже в тоталитарном Советском Союзе пестовался образ журналиста или как революционера-романтика, печатающего запрещенную прессу в подпольной типографии, чутко прислушиваясь — не идут ли жандармы? — или как беспощадного героя-воина, который «с „Лейкой“ и блокнотом, а где и с пулеметом» — и репортаж может написать, и фашиста в ближнем бою прикладом забить. Даже та сервильная советская пресса выдавать дачу в Переделкино в качестве критерия профессионального успеха немножечко стеснялась.

И в этом смысле, конечно же, характерно, что в Многонациональной Федерации, из которой бегут депутаты то в Лондон, а то сразу в Киев, у которой дочь пресс-секретаря президента живет в Париже и охотно дает интервью о том, как она на известном месте вертела Россию, и никто не видит в этом проблемы, в которой активистка патриотического движения целует президента, травит «пятую колонну», а потом хвалится грин-картой США (и другие патриоты Путина, еще не уехавшие, ее поздравляют, «а чо такова-то?»), что в этой вот Многонациональной Федерации Грозного и Мариуполя сотрудник главного лоялистского медиахолдинга — «Лайфньюс» — с гордостью считает своим профессиональным достижением покупку квартиры, и в голове у него ничего даже не включается. И в холдинге ничего не включится — вряд ли его завтра вызовут на планерку и начнут орать, что миссия «Лайфньюс» не в покупке квартир, и поэтому ты уволен с волчьим билетом, животное ебаное.

В покупках квартир у них миссия, в чем же еще (тем более что у владеющего холдингом Габреляна сын не так давно переехал в Нью-Йорк на ПМЖ, забыв все патриотические клятвы папы, да и у самого папы, судя по взломанной почте, десятки объектов зарубежной недвижимости).

И в этом смысле мы, команда «Спутника», живущая от получки до получки и от угрозы до угрозы, не зная, будут ли у нас завтра деньги и будем ли мы завтра хотя бы на свободе, рассматривая вот эти вот довольные победные хрюканья путинских животных, испытываем ни с чем не сравнимую смесь гордости и счастья.

Ибо ничто так не укрепляет в вере в свою правоту

в свою миссию

в свою нужность обществу (русскому обществу, в котором русских де-факто отменили, и именно русские сейчас — униженные, оскорбленные и безгласые, которым нужны голоса, которым нужны хрупкие, но смелые люди, кричащие в полночную путинскую тьму: «Это вас, мрази россиянские, нет, а мы, тысячелетний русский народ, есть!»)

как сотрудник путинско-армянского холдинга за евразийство, дружбу народов и окончательное уничтожение русского самосознания (на что холдинг получает сотни миллионов рублей безвозвратных «кредитов») публично с довольным счастливым хрюканьем валяющийся в грязи.

Как сказал по схожему поводу один поэт: «Кто рожден для ночи вечной, а кто — сосать хуи за двушку».

-