Призрак Курдистана: национализм против исламизма

Курды — второй по численности народ в мире, не имеющий своего национального государства. Это миллионы людей, живущих в основном на территории четырех ближневосточных государств — Турции, Ирана, Ирака и Сирии. Нестабильная обстановка в регионе стала для курдов настоящим окном возможностей, что привело к возникновению де-факто независимых государственных образований на севере Сирии и северо-востоке Ирака. Это зачатки потенциальной курдской государственности.

krd-cover

Индоевропейцы

Но перед тем как переходить к потенциальному курдскому государству, следует прояснить, что за люди курды. Это сорокамиллионный ближневосточный народ, говорящий на иранских языках и принадлежащий к индоевропейской языковой семье (как русские и другие европейские народы). Курды имеют любопытную многовековую культуру и исповедуют различные религии — от шиитских учений до христианства. Стоит отметить экзотический культ езидов, который фактически состоит в поклонении раскаявшемуся Люциферу (из-за чего многие ошибочно называют их дьяволопоклонниками).

Однако религия (в частности, из-за широкого распространения левых идей) не играет в жизни курдов такой решающей роли, как у других ближневосточных народов. Напротив, курды разных религиозных взглядов проявляют достаточную солидарность и терпимость друг к другу, чаще всего не скатываясь до межрелигиозных столкновений. В первую очередь курды основывают свою идентичность на принадлежности к определенной курдской общине, курдскому народу (противопоставляя себя другим этносам), и только потом на религии. Сильный уровень секуляризации и господство сугубо светских идей отличают курдов и от арабов, и от турок (в Турции с усилением власти исламистов всё больше теряется светский стержень).

krd1

Юная курдянка, воюющая в женских отрядах народной самообороны (YPJ). Примечательно, что девушка фотографируется без платка/хиджаба

Существует довольно спорный вопрос о существовании древней курдской государственности. Сами курды считают Мидийскую империю, возникшую в 7 веке до н. э., курдским государством. Но с таким же успехом можно утверждать, что Франкское государство основали немцы — ираноязычное население Мидии было в лучшем случае предками курдов. Ядро этого государства находилось на северо-западе Ирана, границы которого доходили до Черного моря и горных систем Эльбруса. Сами мидийцы были известны как ревностные огнепоклонники — зороастрийцы. От одного из их племен под названием «маги» происходили одноименные зороастрийские священнослужители. Так, если верить Евангелию, именно персидским магам удалось распознать время и место рождения спасителя, после чего трое из них отправились поклониться младенцу.

krd2

Karduchi — упоминание Курдистана на карте империи Александра Македонского, IV в. до н. э. Оранжевой линией отмечены границы Мидийской империи, которую курды считают своим государством, VI в. до н.э.

Как и евреям, курдам пришлось на протяжении сотен лет приспосабливаться к жизни под сенью разных государств. Многие из них преуспели и добились высокого положения. Пожалуй, самый характерный пример — Салах ад-Дин, знаменитый мусульманский полководец, сумевший изгнать крестоносцев из Палестины, основатель правящей на Ближнем Востоке династии Айюбидов. Известный кинорежиссер и турецкий диссидент Йылмаз Гюней, которому из-за гонений пришлось покинуть родину — тоже курд. В России одним из самых известных курдов (к тому же езидом) был убитый в Турции криминальный авторитет дед Хасан. Он, ко всему прочему, причастен к продаже российского оружия Рабочей партии Курдистана (РПК), признанной Анкарой террористической.

Любопытно, что курды занимают заметное место в искусстве многих государств. Так, молодая американская певица курдского происхождения Хелли Лав (в девичестве Хелен Абдулла) на далекой чужбине своего национального самосознания не потеряла и известна провокационными песнями на актуальные для курдов темы — в 2014 году она выпустила сингл Risk it all о независимости Курдистана, а совсем недавно песню Revolution — о борьбе курдов против Исламского государства. Дарин Заньяр — шведский поп-певец, также имеющий курдские корни. В 2005 году он стал самым знаменитым человеком в Швеции, выпустив несколько платиновых альбомов. Курды не обходят вниманием и IT-сферу: Салар Камангар — американец курдского происхождения, выходец из Ирана, занимает пост вице-президента Google.

Сирийский Курдистан

Когда режим Башара Асада в Сирии начал трещать по швам, этим воспользовались не только оппозиционеры и исламисты всех мастей. Сирийские курды, проживающие преимущественно на севере и северо-востоке страны, быстро поняли, с какими «демократическими оппозиционерами» они имеют дело, и, не надеясь на помощь правительственных войск, сами организовались в отряды самообороны. Единым координирующим органом курдских территорий в стране является провозглашенный в 2012 году Высший курдский совет — временное правительство Западного Курдистана или Роджавы, как называют свою родину сами местные жители. Несмотря на то что курды составляют всего около 9% от населения страны, им удалось стать важным центром силы в сирийском конфликте.

krd3

Территория Сирийского Курдистана и курдское население Леванта

Уже упомянутые «Отряды народной самообороны» (YPG или ОНС) — боевые подразделения Высшего курдского совета. Они тесным образом связаны с левыми националистами из сирийской партии «Демократический союз» (PYD), основанной в 2003 году. Эти отряды имеют жизненно важное значение для самого существования сирийского Курдистана, так как служат щитом, прикрывающим мирное население региона от исламистов. Части курдской самообороны проявили недюжинный героизм в боях за стратегически важный курдский город Кобани (Айн-эль-Араб) на сирийско-турецкой границе во время сильнейшего наступления исламистов из ИГ в конце 2014 года. Турецкие «друзья» по ту сторону границы всеми силами препятствовали притоку из страны курдских добровольцев для защиты города (вообще, роль турок в поддержке ИГ в Сирии — отдельная тема). Существует также и YPJ — женское крыло YPG, насчитывающее около 7 тысяч девушек-добровольцев от 18 до 40 лет, что, к слову, является одним из весомых подтверждений более высокой роли женщин в курдском обществе, чем у окрестных народов. Женские части сражаются плечом к плечу с мужскими подразделениями курдов — они сыграли большую роль в обороне Кобани и освобождении заложников-езидов на горе Синджар. Причина мобилизации женщин (помимо светскости и феминизма) проста — курдов в стране около 2.5 миллиона, а вокруг многомиллионные враги — арабы и турки. Израиль, как мы знаем, в сходной ситуации поступил так же.

Сирийские курды имеют достаточно сложные отношения с проамериканской сирийской оппозицией, объединённой в так называемую Сирийскую Коалицию. Последние обвиняют курдов (и в особенности «Демократический союз») в этнических чистках и курдизации арабских территорий. Те лишь отмахиваются, вспоминая, что геноцид курдов, идущий и поныне, мало интересует оппозиционных арабов. Впрочем, несмотря на противоречия «умеренная оппозиция» продолжает пытаться навести мосты с курдами. Иногда удается достичь компромисса. В последнее время объединяющим фактором для двух сторон конфликта стало усиление Исламского государства — повстанцы и курды проводят совместные операции против исламистов. Недавно стало известно об усилении курдского гарнизона Кобани бойцами из Сирийской Свободной Армии. Однако, несмотря на наличие общих противников, время от времени между курдами и «демократами» вспыхивают столкновения.

krd4

Курдский ополченец в Кобани

С Асадом же у курдов существуют негласные договоренности о нейтралитете. Оно и понятно — курды осознают, что боевики-фанатики сейчас представляют для курдской общины куда большую опасность, чем асадовский авторитаризм. Асаду же сейчас совсем не до курдов — ему бы удержать пригороды Дамаска, да сохранить от джихадистов свою цитадель Латакию. В краткосрочной перспективе серьезные столкновения между Асадом и курдами вряд ли предвидятся. В январе 2014 года было объявлено о создании Автономии Сирийского Курдистана — пока в рамках сирийского государства. Сирийский министр информации признал курдов важным партнером в борьбе против исламистов и выразил готовность к переговорам, в том числе и по статусу курдов в рамках конституции Сирии.

Несмотря на западную поддержку с воздуха против боевиков, курды вынуждены вести неравный бой с исламистами, имеющими современное тяжелое вооружение, в том числе и танки. Откуда оно у фанатиков — не секрет; Анкара давно известна поставками тяжелого вооружения «сирийской оппозиции» с целью свержения режима Башара Асада. Турки заинтересованы в уничтожении сирийских курдов руками боевиков. Между США и Турцией существует соглашение о совместной тренировке «умеренной оппозиции» на территории турецкого государства. Были ли турки добросовестны и тренировали ли они до последнего времени только «умеренных» боевиков — вопрос риторический.

Несмотря на натиск со всех сторон, курдам удалось создать уникальную для Ближнего Востока модель государственности, отличающуюся большим демократизмом и развитым самоуправлением. Сирийский Курдистан по инициативе Демократического Союза (PYD) разделен на 3 кантона — Африн, Джазира и Кобани. В каждом из них проходят демократические местные выборы. Самоуправление осуществляется по канонам PYD и близкой ей по духу Рабочей партии Курдистана (РПК) — на территории Роджавы организованы народные советы, избираемые напрямую местными жителями, выполняющие помимо управленческих функций роль третейских судов. Этот же подход распространяется на ОНС — командиров там выбирают также путем демократического голосования членов отряда. Главный идеолог такой формы организации власти — патриарх курдского национального движения Абдулла Оджалан, лидер РПК. Оджан критикует идею национального государства (видимо, считает ее утопической в нынешнем положении) и выдвигает концепцию «демократического конфедерализма», светскую национальную идеологию левого толка с большим влиянием идей анархизма. Вместо национального государства, которое, по мнению Оджалана, как и любое государство, зажимает индивидуальные права личности и развитие гражданского общества, он предлагает создавать свободные общины курдов, объединенных (невзирая на государственные границы) в конфедерацию или ассоциацию. В комплекте идут идеи феминизма (представительство женщин во всех институтах управления — не менее 40%) и экологизма — сельское хозяйство играет большое значение в экономике Западного Курдистана. Стабильность и правопорядок поддерживают уже упомянутые ОНС.

Роджава поддерживает партнерские отношения с Иракским Курдистаном, а через них получает негласную помощь от США. Ряд западных стран планирует оказать поддержку сирийским курдам. Весьма натянутые отношения, как нетрудно догадаться, с Анкарой — турки приравнивают ОНС к террористической РПК.

krd5

Абдулла Оджалан, лидер Рабочей Партии Курдистана. В 1999 году арестован турецкой разведкой при поддержке ЦРУ и доставлен в Турцию, где ему грозила смертная казнь. Приговор заменили на пожизненное заключение, и Абдуллу сослали на остров в Мраморном море, он был единственным узником в местной тюрьме

Иракский Курдистан

«Старшими» в вопросах курдской государственности являются, без сомнения, иракские курды, которым раньше всех удалось добиться автономии путем кровавых сражений с центральным Багдадским правительством. Де-факто автономия Южного Курдистана существует с 1991 года, когда курдские вооруженные силы при поддержке американцев выбили Саддама из региона. Новая конституция постсаддамовского Ирака в 2005 году закрепила автономный статус четырех курдских провинций — Дохук, Хавлер, Сулеймани и Халабджа. Ирак разваливается на части, и Иракский Курдистан давно стал независимым образованием со своей собственной экономикой, вооруженными силами и международными связями.

Регион Южного Курдистана по уровню жизни и развитию демократических институтов намного опережает другие части Ирака. Именно поэтому под сень защиты курдской автономии стремятся всё больше беженцев (не только курдского происхождения). Достаточно сказать, что если в 2010 году на территории автономии проживало лишь 4.4 миллиона человек, то после начала гражданской войны в Сирии и систематических атак исламистов население здесь выросло более чем в 2 раза — до 9.8 миллиона. Курдский регион можно назвать самым веротерпимым уголком Ближнего Востока — здесь в мире уживаются и курды-сунниты, и курды-шииты, ассирийцы-христиане, уже упомянутые курды-езиды, арабы, евреи и армяне. Играет роль в привлечении людей и языковая политика — здесь нет агрессивной курдизации. Официальные языки автономии — арабский и курдский.

krd6

Карта Иракского Курдистана. Ярко-красным отмечены непосредственные границы страны, бледно-красным — подконтрольная курдам территория

Вряд ли такое мирное сосуществование было бы возможно, если бы не демократическое устройство самого Курдистана. Автономия является парламентской демократией. Главный законодательный орган — региональная ассамблея на 111 депутатов (при этом 11 мест парламента отведено различным меньшинствам). Коалиционное правительство состоит из представителей многих политических партий и отражает многоконфессиональный характер автономии. Тем не менее главная роль всё же принадлежит курдам и конкретно политическому клану Барзани, который возглавляет Демократическую Партию Курдистана (ДПК), старейшую и влиятельнейшую силу курдской автономии (38 мест в парламенте).

Её основатель — Мустафа Барзани, отец-основатель курдского национально-освободительного движения в Ираке — в свое время близко сотрудничал с СССР и советскими оккупационными силами в Иране (отсюда и корни современного курдского «левачества»). Нынешний глава партии — его сын Масуд Барзани, президент Иракского Курдистана и лидер ДПК. Племянник президента Нечирван Барзани занимает пост премьер-министра автономии. Вторая по влиянию партия в регионе — оппозиционное движение «Горан» («Перемены»), новая политическая сила, занимающая 24 места в парламенте. Третья — Патриотический Союз Курдистана (ПСК), возглавляемый политическим конкурентом Барзани Джалялем Талабани (18 мест). «Горан» выступает за борьбу с коррупцией и большую прозрачность политических институтов. Кроме того, до выхода на политическую сцену партии «Горан» Курдистаном фактически правил дуумвират ДПК и ПСК, где каждая из партий имела свои собственные вооруженные формирования и зоны контроля (что отчасти сохраняется и до сих пор). «Горан» же стремится прежде всего к унификации всех религиозных и политических сил на основе гражданства и равноправия. Так или иначе, все ведущие политические силы Иракского Курдистана стоят на позициях левого национализма.

Основой экономики региона является нефть, в разработке которой активно принимают участие западные компании — ExxonMobil, Total, Chevron и наш родной Газпром. Её запасы оцениваются в 45 миллиардов баррелей. Стабильность региона привлекает западных инвесторов, что злит центральное правительство в Багдаде, так как денежные потоки идут мимо.

Приобретите подписку, чтобы продолжить чтение

Месяц неограниченного доступа ко всем статьям на «Спутнике», включая наши великолепные премиум-материалы всего за 300 рублей! Премиум-подписчикам нужно щелкнуть по Already purchased? и ввести свой пароль.

Если у вас возникли вопросы по подписке или вы хотите ПОДПИСАТЬСЯ БЕЗ КРЕДИТНОЙ КАРТЫ, то отправьте нам письмо на [email protected]