Упадок и разрушение американской социологии. Уникальный разбор специально для S&P — Sputnik & Pogrom

Упадок и разрушение американской социологии. Уникальный разбор специально для S&P

Наука, Общество, США  /  25 ноября 2016 г.

wp-cover

Трамп нанёс чудовищное поражение не только демократам, либеральным медиа и мировому SJW-фронту: еще никогда так сильно и так быстро не падал авторитет многомиллионной индустрии опросов общественного мнения.

Выборы, ставшие оглушительной пощечиной для современной американской социологии, порождают вполне понятные вопросы для каждого, кто увлечен общественными науками. В тот момент, когда политология решила пойти дальше описанных Платоном, Аристотелем и Макиавелли «простых движений» — ньютоновских законов политики, объясняющих «кто?», «что?», «куда?» и «зачем?» — она намертво связала себя с социологией. Есть развитая социология — есть качественная статистика. Есть качественная статистика — можно говорить обо всем остальном. Без этой базы наука превращается в пропаганду.

Публичную социологию в РФ не критикует только ленивый: у нас есть замечательный государственный ВЦИОМ и замечательный независимый Левада-Центр, признанный в сентябре иностранным агентом. Есть определенная надежда на российский рынок частных исследований, но для массового перехода заказного консалтинга в открытый формат должно пройти еще немало времени. Короче говоря, со статистикой в России большие проблемы, и любой серьёзный исследователь автоматически выносит предметную область на Запад — во-первых, это правило хорошего тона, во-вторых, с американскими данными приятно работать: там есть вековая школа, открытая и развивавшаяся в конкурентной среде, там не ошибавшийся сорок лет подряд Gallup, там по каждому вопросу можно найти репрезентативные и поддающиеся верификации данные из десятков источников… По крайней мере, так было принято считать до промежуточных выборов 2014-го, последних выборов в Израиле и Брексита.

А после победы Трампа опросам не верит больше никто. Почему так получилось и насколько всё серьёзно?

Хронологию событий можно восстановить буквально по дням.

wp-ch1

Июль–август

Трамп, уже два месяца как набравший 1238 голосов делегатов, официально получает номинацию на съезде GOP. Опросы дают безнадёжный результат: на начало июля победу республиканцу отдают только в Rasmussen. Ко второй половине месяца к Rasmussen внезапно присоединяются коллеги из USC Dornsife Poll при LA Times, и дальше упорно прочат Трампу победу (если не считать всего один опрос в конце лета). Такое отклонение от тренда прямо в цитадели леволиберальной мысли выглядит шуткой. Например, 28 июля на блоговой платформе Daily Cos вышел текст с говорящим названием «WTF is up with the USC Dornsife/LA Times tracking poll?» В августе лета карта «270 to win» буквально вопит «Я с ней!», в некоторые дни выдавая безумные 350/188 в пользу Клинтон. Почти двузначный отрыв демократов в Пенсильвании, полная победа «ослов» в колеблющейся Вирджинии, перевес во Флориде и даже в традиционно красной Джорджии. Кажется, что Хиллари нужно просто дождаться 8 ноября.

wp-ch2

Сентябрь

Тренд не меняется. В преддверии первых дебатов цифры чуть колеблются, но после неудачного выступления Трампа все вновь встает на свои места. В последнюю неделю сентября перевес в пользу республиканца фиксируют только United Press International и неугомонный Калифорнийский университет. Цифры университета — 4% в пользу будущего президента — воспринимаются уже не как шутка, а как издевательство.

Октябрь

Два раунда дебатов, два вброса компромата. Два сексуальных скандала. Одно расследование ФБР и несколько обедов у сербской художницы с очень странным меню. Реакция опросов? Практически гарантированная победа Клинтон. Демократам не нужен даже damage control. Действительно, зачем? Что могут сделать Breitbart и Алекс Джонс против всей остальной медийной индустрии? Колеблющиеся штаты синее Ельцина. Настоящая новость месяца — потеря Аризоны. USC стабилен в гордом одиночестве. Гонка начинает напоминать затянувшийся и полностью предрешенный фарс.

1–8 ноября

Флорида (29 голосов): один из ключевых колеблющихся штатов. Всю осень здесь лидировала Клинтон, сбавив темп всего два раза, причем отставание тогда было в районе одного процента. Только 6-го (!) числа Трамп вышел в отрыв на 0,4% за счет прореспубликанских Trafalgar Group (+4% при погрешности в 2,9%) и Remington Research (те же +4% при погрешности в 3,1%). В принципе, зная перипетии кампании миллиардера, финал гонки во Флориде можно было предсказать — весной Трамп удивительно легко победил местного сенатора Марко Рубио, а в последнюю неделю республиканцы обрабатывали штат очень плотно. Несмотря на это, все опросы ошиблись минимум в три раза. Результат — 1,3% в пользу Трампа.

wp-ch3

Северная Каролина (15 голосов): бывшая республиканская крепость за годы Обамы посинела так, что с июля по ноябрь Трампу удавалось вырваться вперед лишь дважды (сразу после этого он снова отставал на 3–4 пункта). Последний взлет рейтинга был зафиксирован всего за три дня перед выборами — на 1,5%, за счет опроса Trafalgar. Результат — 3,8% в пользу Трампа.

wp-ch4

Пенсильвания (20 голосов): формально штат колебался, но отрыв Клинтон в лучшие недели сентября достигал здесь отметки в 10%, не падая ниже 2% до самого конца. С начала осени поражение Хиллари по разу предсказали только два опросника (естественно, прореспубликанских; естественно, уже в ноябре): ничья от Harper и победа Трампа с преимуществом в 1% от Trafalgar. Результат — 1,2% в пользу Трампа.

wp-ch5

Мичиган (16 голосов): последний раз голосовал за республиканского президента в 1988-м. За все четыре месяца гонки только самый последний опрос (кстати, опять TG) не отдал победу Клинтон. Результат — 0,3% в пользу Трампа.

wp-ch6

Висконсин (10 голосов): штат настолько синий, что последний раз голосовал за президента-республиканца в 1984-м (за Рейгана тогда не проголосовали только DC и Миннесота). Победы Трампа здесь не ожидал вообще никто, по всем опросам Клинтон к решающему вторнику лидировала на 6 пунктов. Результат — 1% в пользу Трампа.

wp-ch7

И если бы дело было только в президентских выборах. В 2012-м, несмотря на предсказанный второй срок Обамы, точность опросов тоже оставляла желать лучшего. В финальной сводке тогда ошиблись даже Gallup, что, к слову, стало одной из причин их отказа от публичного освещения гонки в этом году: решили повторно не рисковать репутацией без переработанных и адаптированных под современные условия методов. Но в этот раз социологические конторы напредсказывали полную чушь даже на губернаторских и сенатских выборах — а ведь там не было общенациональной травли в СМИ, а большинство кандидатов переизбиралось.

В Пенсильвании на выборах в Сенат по всем опросам должна была победить демократка Макгинти с отрывом в 2% минимум.

wp8

Макгинти и Туми

wp-ch9

 

На деле действующий сенатор Пэт Туми переизбрался без особенных проблем. В Висконсине демократ Расс Файнголд лидировал с двузначными показателями всю осень, что не помешало республиканцу Рону Джонсону переизбраться с 3,5% в свою пользу. Однозначные герои месяца — это SurveyMonkey, провалившиеся одновременно в Пенсильвании, Миссури, Северной Каролине и даже в Луизиане и Флориде (здесь они были вообще единственными, кто не отдал победу Марко Рубио). Вот с такими картами на руках американская социология подходила к судьбоносной дате.

wp10

Джонсон и Файнголд

wp-ch11

Синдром самозванца

То, что творилось сразу после выборов в микроблогах крупнейших социологических агентств США, напоминало переговоры попавшей в окружение и обреченной на смерть воинской части.

wp12

Шок, извинения перед клиентами, поздравления тем немногим, кто умудрился посчитать правильно. «Так вот как выглядит синдром самозванца», — напишет в своем твиттере Стив Кочела, глава социологической службы при MassINC. Точнее не скажешь. Полгода полевых работ и аналитики, включая экзит-поллы, — все сгорело до основания за несколько часов. Пока американский либерализм паковал чемоданы, американская статистика собирала камни.

Ни один человек из редакционной коллегии American Journal of Sociology, старейшего и авторитетнейшего научного издания, пока не осмелился публично объяснить, что произошло 8-го числа. Теда Скочпол, специалист по теории революций (ее главный труд «The Tea Party and the Remaking of Republican Conservatism» писался по ходу протестов 2009–10-го года — человек следит за «правым популизмом» довольно давно), сравнила избрание Трампа с Гражданской войной, а причиной кризиса назвала озлобленное и нищее белое население. Арли Хочсчайлд, автор «Strangers in Their Own Land: Anger and Mourning on the American Right», исследования безработицы в южных штатах, сделала тот же вывод — во всём виноваты белые работяги. Но ведь это не новость, об этом говорили с самого начала президентской кампании — так почему грандиозная система статистических служб не учла этих мифических реднеков и опозорилась на глазах у всего мира? Попробуем разобраться.

wp-pbanner

Приобретите подписку, чтобы продолжить чтение

Месяц неограниченного доступа ко всем статьям на «Спутнике», включая наши великолепные премиум-материалы всего за 290 рублей! Премиум-подписчикам нужно щелкнуть по Already purchased? и ввести свой пароль.

Если у вас возникли вопросы по подписке или вы хотите ПОДПИСАТЬСЯ БЕЗ КРЕДИТНОЙ КАРТЫ, то отправьте нам письмо на [email protected]
-