Новоросский киберфронт — Sputnik & Pogrom

Новоросский киберфронт

novorossiya-cyber-frontlines

Кризис на Украине необычен по многим критериям, но прежде всего его характеризует информационная наполненность. Несколько лет назад социальные сети (Twitter и Facebook) сыграли немаловажную роль в Арабской весне. Однако в затронутых ею странах уровень проникновения интернета был и остаётся намного ниже, чем в РФ и на Украине, не говоря уже о том, что события, происходящие в центре Европы, вызывают большую заинтересованность. Фактически это первый случай, когда посторонние наблюдатели получили возможность в деталях изучать переворот и последовавшие за ним события в режиме реального времени.

mini1

Карты противостояния «народа» и остальной части населения постоянно обновлялись

Важным фактором оказалось и развитие высокоскоростной мобильной связи: туда, куда не добиралось телевидение, приходили люди со смартфонами: все помнят трансляции штурма администраций. Очевидцы, застывшие от ужаса, снимали перестрелки и горящих людей.

Конфликт в полной мере выплеснулся в социальные сети: по меньшей мере 10 миллионов жителей Украины (данные на 2013-й год) и 60 миллионов жителей РФ (данные на начало 2014-го года) пользуются Vkontakte. Мы уже проводили сравнительный анализ активных VK-сообществ и подчеркнём особую роль этой социальной сети в интернет-противостоянии: она невероятно популярна как в России, так и на Украине, большую часть её аудитории составляют молодые, социально активные люди и, наконец, сказалась и скорость работы мобильного приложения.

Однако интернет можно использовать не только для информирования, пропаганды, споров. Ещё в феврале в Facebook (а затем и в других социальных сетях) была организована «Киберсотня».

mini2

Задачей киберактивистов являлось использование «возможностей сети Интернет в рамках законного поля с целью оказания давления, направленного на свержение преступного режима в стране и достижение нашей главной цели — обретения честности, уважения и справедливости для каждого человека. Везде. Всегда». В основном активисты занимались репостами, ругательствами в каналах Zello и написанием инструкций «Как пожаловаться на пост в Facebook». В марте был осуществлён взлом главной страницы «Российской газеты». Среди прочих изображений, размещённых на ней, был и логотип «Киберсотни», однако ответственность эта группировка на себя не взяла, указав, что придерживается «законных методов». В настоящий момент активность группы заглохла: последний пост в FB-группе датирован 15-м апреля, а VK-группа не модерируется.

mini3

Помимо этого, неизвестными были взломаны сайты нескольких российских государственных учреждений, но в целом на этом хакерская сага украинцев закончилась.

Но в марте, после расформирования подразделения «Беркут», появился «Киберберкут», успехи которого куда существеннее (группу в FB блокировали уже два раза). Если вначале хактивисты осуществляли DDoS-атаки на сайты украинских государственных учреждений и СМИ, то с какого-то момента они стали заниматься сбором и систематизацией информации об украинских деятелях, а также — публиковать переписку с почтовых ящиков чиновников и военных. Буквально на днях были выложены документы, касающиеся дезертирства украинских солдат и их потерь, и, видимо, этим дело не кончится.

mini4

Но всё же успехи любителей невелики. На поле кибербитвы присутствует ещё один игрок уровня гораздо выше. Это — Шалтай-Болтай, «пресс-секретарь группы „Анонимный интернационал“». В блоге выкладываются не просто скриншоты переписки, но и оригинальные eml-сообщения. Среди жертв — высокие чины Министерства обороны РФ и прочих ведомств. Вполне может оказаться, что сайт принадлежит какому-то слою кремлёвских элит, который преследует собственные интересы и дозированно «сливает» необходимую информацию в нужный момент. Например, 18 июля, в день, когда должно было пройти важное заседание Совбеза, касающееся «вопросов территориальной целостности Российской Федерации», в блоге был выложен скриншот письма Аркадия Дворковича, заместителя председателя правительства, отправленного Дмитрию Медведеву. В нём сообщалось о серьёзных проблемах с бюджетом страны. Мы не знаем, какой эффект оказала эта публикация и был ли он вообще, однако через какое-то время блог был заблокирован на территории РФ. Более того, оказался заблокирован даже твиттер, что вообще-то является крайне редким явлением, а совсем недавно Минфин разместил заявку на разработку системы защиты информации. Но по каким-то причинам громкого обсуждения письма не произошло.

Среди информационных поводов последнего времени самые мощные последствия вызвало падение самолёта малазийских авиалиний. Количество непроверенной информации выросло просто до неприличных размеров. Например, лично Стрелкова обвинили в том, что он сбил самолёт. При отсутствии хоть какой-то надёжной информации зарубежные СМИ поспешили использовать анонимные публикации, чтобы обвинить его в причастности к этой трагедии. По каким-то причинам практически никто не захотел проверить форум реконструкторов, где Стрелков публиковал свои сводки.

Ральф Уолдо Эмерсон, американский поэт и философ, почти два века назад заметил, что «есть много вещей, в которых мудрый человек желал бы быть несведущим». Если при изучении революций прошлого информацию приходится собирать по кусочкам, то теперь её слишком много. Думаю, мы все в полной мере ощутили это за последние полгода: информационная среда стала слишком концентрированной и в ней постоянно кристаллизуются абсолютно безумные идеи. К тому же ни в РФ, ни на Украине пока не занимаются полной блокировкой социальных сетей. Скажем, даже если аудитория «Шалтай-Болтая» на какое-то время и уменьшится, ничто не помешает владельцам создать новое зеркало и завести новый твиттер-аккаунт: как показывает опыт, перенасыщенность приводит к моментальному повторному набору подписчиков. Пожалуй, единственным фактором, действительно влияющим на поток информации, является блокировка VK отдельных пабликов («Правый сектор», «Українська революція» и т.д.) на территории РФ, так как бесплатные методы обхода блокировок («Tor», плагины для браузеров) не так удобны для обхода ограничений подобного типа.

В целом кибервойна пока идёт на любительском уровне (за исключением уже упомянутого блога). Однако её масштаб — миллионы людей, ежедневно принимающие в ней участие, — это весточка из мрачного будущего. Пока к ней не подключились профессионалы, но всё ещё впереди. Взлом аккаунта gmail на кардерском форуме стоит около 10 тысяч рублей — много это или мало? Сможет ли кто-то запастись миллионом рублей и выложить какую-то чудовищную информацию, способную повлиять на ход войны настоящей? Возьмётся ли хакер за подобную работу, прекрасно зная, что он рискует головой? Да, это вполне возможно. Ведь, несмотря на то, что такие опасные данные, способные прорваться через мощные помехи, не должны передаваться по незащищённым каналам, всегда нужно помнить, что errare humanum est.

Хотя будущее, в котором вражеские шпионы подрывают атомную станцию, находясь на другом континенте, ещё не наступило, мы вплотную подошли к тому моменту, когда скромные вложения в технологию могут изменить облик мира. В гиперинформационную эпоху пропаганда не просто непрошеным гостем входит в нашу жизнь, но изменяет одно из измерений, в котором мы уже привыкли проводить немало времени. Обычно в войне принимает участие незначительная часть населения. Современный же человек сильно отличается от обывателя минувших столетий: помимо того, что он пропускает агитацию враждебной стороны через себя, он сам становится центром влияния, способным транслировать свою версию пропаганды сотням тысяч людей. Война на физическом поле боя закончится. Но посттравматический синдром на этот раз будет массовым явлением.

-