Как нам реорганизовать Прибалтику — Sputnik & Pogrom

Как нам реорганизовать Прибалтику

Ближ. зарубежье, Прибалтика, Россия  /  18 марта 2017 г.

Мы говорим прибалт, подразумеваем русофоб. Так, ни одна нация в мире не отличилась такой мерзкой и подлой русофобией, как латыши. Исправно поставлявшие палачей в печально знаменитые карательные полки, латыши в годы родной Советской власти получили миллиардные вливания за счет русского народа. Литовцы и эстонцы не отставали. Прибалты по сей день проводят этноцид русского населения, плюют в Россию где и когда только могут, и всячески гадят: от поддержки чеченских сепаратистов в 1994 и 1998 годах до аплодисментов украинским сепаратистам в 2014 году. Добавьте к этому унижения 25 процентов населения Эстонии, получивших корочки неграждан, а также пакости и шашни неугомонных литовцев, мечтающих о Великой Литве с белорусскими сепаратистами. С 2014-го же формально независимые государства вообще стали плацдармом НАТО на случай войны — присутствие Альянса в Прибалтике растет на глазах. Наконец, у всех трех балтийских карликов есть к России территориальные претензии. Латвия хочет Пыталовский район Псковской области. Эстония — город Ивангород Ленинградской области и Печорский район Псковской области. Литва претендует на целый субъект Федерации и главную базу Балтийского флота — Калининградскую область и Калининград (так называемая «Малая Литва»). Что с этим делать? Можно пойти по проторенной РФ дорожке и дать нашим прибалтийским партнерам еще денег, как можно больше денег. А можно поступить по-взрослому — как поступают с недружественными государствами нормальные державы.

Кровь и почва

Страны Балтии — не монолит. В каждой есть своя рана, которую Россия может, да и должна потеребить. Говоря на языке геополитики — полностью переформатировать политическое пространство Прибалтики в национальных интересах России без войны и столкновений с НАТО. Как? Поддерживать регионалистов! Если в отсталой России есть свыше ста народов, то представляете, сколько их можно найти и (или) организовать в европейской Прибалтике? Помочь найти свою истинную национальность, свои кровь и почву можно жителям Виленского и Клайпедского (Мемельского) краев, Сувалкии, Курляндии, Латгалии, островов Эзель-Даго, Принаровья и других региональных сообществ, чьи национальные идентичности были жестко подавлены в ходе создания искусственных прибалтийских «наций». Хотя, как известно, давно уже не осталось никаких латышей, литовцев, эстонцев. Все перемешалось!

Вот реальные механизмы воссоздания региональных сообществ и идентичностей Прибалики:

Актуализация исторической памяти жителей регионального сообщества. Следует помочь людям изучить историю своего региона, его традиций и культуры, многообразия. Можно и нужно показать правду: латгальцам и куршам — как они отличаются от латышей, оккупировавших их предков; жителям островов Эзель-Даго — их несхожесть с остальными эстонцами; жемайтам и ятвягам — как литовцы уничтожают их самобытность. Хорошо донести до людей правду: показать и рассказать, как в историческом прошлом насилием их заставили отказаться от своей идентичности, языка и самобытной культуры и силой записали в «латыши», «эстонцы», «литовцы».

Получение региональной автономии или самоуправления. Использование регионалистскими силами автономии и самоуправления для дальнейшего развития собственных региональных сообществ и идентичностей, для углубления противопоставления регионального сообщества основному народу.

Превращение региональных диалектов в полноценные самостоятельные языки или же возрождение забытых древних языков. Сначала — отдельными энтузиастами и обществами по изучению языков, а потом и на уровне региональных властей, которые придадут новым языкам региональный или государственный статус.

Получение новыми региональными сообществами независимости от Латвии, Литвы и Эстонии.

Выстраивание собственных новых независимых государств. В политическом и экономическом сотрудничестве с Россией.

Это ослабит все прибалтийские государства. Внутренние региональные и этнические конфликты займут политические элиты Латвии, Литвы и Эстонии. Прибалты займутся своими делами и перестанут совать нос во внутренние дела собственно России. В перспективе они развалятся на отдельные нейтральные или пророссийские территориальные образования: либо с последующим вхождением новых государств в состав России по примеру Крыма и Севастополя, либо же существованию в независимом статусе, по примеру Южной Осетии и Абхазии.

Наиболее перспективные точки потенциальной нестабильности — а значит приложения мягкой силы — Рига, Вильнюс и Таллин, где значительную часть населения составляют представители национальных меньшинств, главным образом русскоязычной общины, а также уже существующие региональные проекты: Латгалия в Латвии, Принаровье в Эстонии, Виленский край в Литве. Можно сформировать и новые: Клайпедский (Мемельский) край, Сувалкия (Ятвягия) и Жемайтия в Литве, Курляндия в Латвии, острова Эзель-Даго в Эстонии, и другие.

Русскоязычные общины и польское национальное меньшинство в Латвии, Литве и Эстонии

Русские или, шире, русскоязычные в странах Прибалтики — крупнейшее национальное меньшинство в Латвии (27,3% в середине 2011 года) и Эстонии (25,6% в начале 2009 года) и второе по численности национальное меньшинство в Литве (4,8% в начале 2010 года). Но вся внутренняя политика прибалтийских государств направлена на целенаправленную дискриминацию русскоязычного населения и других меньшинств.

Дискриминация русских выражается в первую очередь в языке. Значительная часть населения Латвии, Литвы и Эстонии лишена права обращаться на родном русском языке во властные структуры, — даже в местах компактного проживания, — и ограничены в возможности получения образования на русском языке. В Латвии и Эстонии проводится политическая дискриминация русских, значительная часть которых не получили гражданства и оказались исключены из общественно-политического процесса.

Численность русского населения Латвии, по данным на начало 2013 года, составила 27,0% населения или 595 тысяч человек. Доля русских среди граждан Латвии, проживающих в стране (19,7% в начале 2013 года), ниже их доли среди всего населения республики, поскольку гражданами в 1990-е были признаны лишь граждане Латвийской республики до 1940 года, а также их потомки. В Латвии на начало 2013 года 60,9% русских — граждане Латвии, а 32,9% — неграждане. Негражданами в Латвии остаются 13% населения — 282 876 человек, согласно Регистру жителей Латвии. Неграждане проживают преимущественно в крупных городах: в Риге, Лиепае и Даугавпилсе.

Численность русского населения Эстонии, по данным на 2010 года, составляет 342 тысячи человек. Подавляющее большинство русских в Таллине (85%) считают, что Эстонии нужно два государственных языка, 96% отрицательно относятся к эстонскому закону о гражданстве. Доля русских среди граждан Эстонии (12,9% в 2000 году) ниже их доли среди всего населения Эстонии, поскольку по закону о гражданстве гражданами в 1990-е были признаны лишь граждане Эстонской республики до 1940 года, а также их потомки. В Эстонии значимы три группы: граждане Эстонии, граждане России и лица с неустановленным гражданством, то есть неграждане. По данным переписи 2000 года, соответственно 40,4%, 20,9% и 38,0% русскоязычных жителей страны. На сегодняшний день в Эстонии негражданами являются 85 891 человек — 6,5% населения. Наибольшее количество неграждан сосредоточены на преимущественно русскоязычном северо-востоке республики — в уезде Ида-Вирумаа, а также в Таллинском столичном регионе — уезде Харьюмаа.

Численность русскоязычного населения Литвы, по данным на 2011 год, составляет 232 тысяч человек. Русскоязычное население в Литве компактно проживает в районе города-порта Клайпеда на западе Литвы, на границе с Калининградской областью, и в городе Вильнюсе. Поляки составляют 6,5% населения Литвы (около 300 тысяч человек). Это крупнейшее национальное меньшинство в Литве, компактно проживающее на юго-востоке республики, в историческом регионе — Виленский край. Польское население составляет большинство в столичном Вильнюсском районе Литвы (60%) и в Шальчининском районе (75%). В самом Вильнюсе поляки составляют 17% жителей. Литовские власти активно дискриминирую поляков и русских.

Региональные проекты в современной Прибалтике: точки потенциальной нестабильности

Столицы: Рига, Вильнюс, Таллин

В централизованных унитарных государствах — в Прибалтике — лояльность столичного населения это один из столпов режима. Но прибалтийские этнократические режимы базируются как раз в тех городах, где более всего представлены национальные меньшинства.

Население Вильнюса состоит из 63,2% литовцев, 16,5% поляков, 12% русских, 4% белорусов. Окружающий Вильнюс столичный Вильнюсский район, наряду с соседними Шальчининским, Тракайским и Швенченским районами, населен, преимущественно, поляками. Большинство литовского населения Вильнюса — горожане в первом или втором поколении, переселившиеся в Вильнюс после окончания Второй мировой войны. Среди жителей Таллина 43% — русскоязычные, среди жителей Риги русскоязычных абсолютное большинство — 55%.

Кроме того, Рига, Вильнюс и Таллин исторически не имеют никакого отношения к трем прибалтийским народам, основавшим в XX веке свои национальные государства. «Таллин» на эстонском языке означает «датский город». Нетрудно догадаться, что город основали и отстроили жившие там датчане. Рига основана немецкими колонистами и более 700 лет развивалась как немецкий город. Вильнюс застроен в эпоху Речи Посполитой и имеет важнейшее историко-идеологическое значение сразу для трех стран: Польши, Литвы и Белоруссии как символ двух средневековых имперских проектов — Великого княжества Литовского и Речи Посполитой.

Экономическая ценность Риги и Таллина для России очевидна — контроль за крупными морскими портами Балтики. Рижский и таллиннский порты: стратегические пункты российского экспорта и импорта.

Латгалия

Один из четырех исторических регионов Латвии расположен на востоке республики, занимая около четверти всей территории страны. Латгалия имеет четкие географические границы, к востоку от рек Западная Двина (Даугава), Айвиексте и Педедзе. Кроме того, у Латгалии — общая граница с Россией и Белоруссией. Согласно переписи 2011 года, 46% жителей Латгалии составляют латыши, 54% — русскоязычные: русские, белорусы и поляки. Вместе с тем правящий режим в Латвии причисляет к латышам коренных жителей Латгалии — латгальцев, отказывая им в праве считаться отдельным народом и не признавая существование особого латгальского языка. На латгальском языке говорят 164 тысячи человек — 7% населения Латвии. До конца 1960-х годов в СССР латгальский язык, наравне с латышским и литовским, официально считался одним из трех живых балтийских, а латгальцы признавались отдельным народом. Имеются и конфессиональные отличия: латыши в массе лютеране, латгальцы в большинстве — католики и православные.

На референдуме о втором государственном языке в 2012 года сторонники русского языка победили только в Латгалии. За русский язык в регионе высказались 56% избирателей — больше половины, а во втором по величине городе страны и неофициальной столице региона — Даугавпилсе — за государственный статус русского языка проголосовали более 85% горожан. Если вычесть неграждан, лишенных избирательных прав, то получается, что за второй государственный язык голосовала и значительная часть латышей-латгальцев.

В 2015 году в соцсетях появился виртуальный проект Латгальская Народная Республика, который вызвал скандал в латвийских СМИ и политической элите страны. Одно дело — аплодировать чужим сепаратистам, другое — получить их дома.

Принаровье (Ида-Вирумаа)

Ида-Вирумаа — эстонская часть исторической области Принаровье, включающей левое и правое побережье реки Нарвы. Население Ида-Вирума — 153 тысячи человек. По оценке на 2013 год, 72,8% населения уезда Ида-Вирумаа составляют русские (106 508 человек), 19,5% — эстонцы (28 488 человек), 2,3% — украинцы (3312 человек), 2,2% — белорусы (3284 чел.), 1,3% — финны и ингерманландцы.

Во время распада СССР в регионе предпринимались попытки выйти из состава Эстонии. Городские советы Нарвы, Кохтла-Ярве и Силламяэ в 1991 году выходили с инициативой создания Принаровской республики в составе РСФСР. Конечно, руководство РСФСР не поддержало инициативу. В 1993 году местные власти Нарвы и Силламяэ провели референдум о создании русской территориальной автономии с перспективой дальнейшего объявления независимости или воссоединения с Россией. Большинство населения районов предложения поддержало. Но результаты местного референдума эстонские власти проигнорировали, хотя юридически их никто не отменял.

В перспективе возможно создание большой русской территориальной автономии на севере Эстонии, которая включала бы в себя город Таллин, столичный уезд Харьюмаа, уезды Ляэне-Вирумаа и Ида-Вирумаа, где совокупная численность русскоязычных составляет больше половины от общей численности населения. Исторически данное территориальное образование будет примерно соответствовать Ревельской губернии Российской Империи после успешного окончания Северной войны 1700–1721 годов. Подобное русское территориальное образование позволило бы России контролировать транспортные коммуникации, соединяющие Таллинский морской порт с остальной Россией, а также не допустить постройки Эстонией и Финляндией плавучего терминала сжиженного природного газа Balticconnector, который задумывается правительствами этих стран как альтернатива поставкам российского газа.

Виленский край

Польское население составляет большинство в столичном Вильнюсском районе Литвы, а также в прилегающих к нему Шальчининкском, Тракайском и Швенченском районах, граничащих с Белоруссией.

Польское население на юго-востоке Литвы и сама история Виленского края — это один из главных конфликтных узлов и в прошлом, и в настоящем Литовской республики. Исторически поляки считались в Литве доминирующей социальной группой. Социальное доминирование усиливалось культурным превосходством: польская культура несравненно превосходит литовскую. Поэтому литовский национализм носил и носит прежде всего антипольский характер. Вместе с тем для польской истории и культуры Вильнюс (Вильно), наряду с Краковым, Варшавой и Львовом, — один из четырех сакральных городов, неразрывно связанных в исторической памяти с былым могуществом Речи Посполитой.

Притеснения литовскими властями польского населения Виленского региона, переименование польских населенных пунктов на литовский язык, ликвидация польских школ при Кубилюсе и Грибаускайте, фактический запрет на получение образования на польском языке — все это создало напряженность между Польшей и Литвой. И может быть использовано Россией для нейтрализации Литвы, которая особо старается причинить ущерб русским.

Создание из районов преобладания польского, русского и белорусского меньшинств особой административно-территориальной единицы — Виленского края — позволит расколоть правящую элиту Литвы по национальному признаку и объективно приведет к внутриполитической неустойчивости в Литве, снизив ее внешнеполитическую активность.

Наилучшим выходом для России было бы преобразование Литвы по бельгийскому образцу в конфедерацию трех регионов — собственно Литвы, Виленского края и города Вильнюса (по аналогии с Валлонией, Фландрией и Брюсселем в Бельгии). В каждом регионе будут свои государственные языки: в Литве — литовский, в Виленском крае — польский и русский, в Вильнюсе — литовский, польский и русский. Раздел Литвы может стать общей точкой для соприкосновения между Россией и Польшей как гарантов данного процесса.

Подобная регионализация привела бы к серьезному ослаблению литовского государства и прекращению его внешнеполитической — всегда антирусской — активности.

Иные перспективные региональные проекты

Курляндия. Регион в западной части современной Латвии. Крупнейшие города — Лиепая, Вентспилс и Елгава. Вентспилсский порт — самый оживленный в странах Балтии. Также Вентспилс — важное звено в экспорте российской нефти и каменного угля через Балтийское море. Исторически регион был заселен древними куршами — средневековым балтским племенем. В XIII веке земли куршей завоеваны Ливонским орденом, после Ливонской войны Ивана Грозного регион некоторое время был самостоятельным Курляндским герцогством, после чего с 1791 года стал Курляндской губернией Российской Империи. В Курляндии большинство латышского населения говорит на курземских говорах ливонского диалекта латышского языка. В курземских говорах сохраняются также следы языка древних куршей, что делает возможным создание в перспективе отдельного куршского языка, отличного от латышского.

Острова Эзель-Даго. Регион Эзель-Даго представляет собой островную часть современной Эстонии, состоящую из двух уездов: Сааремаа и Хииумаа, входящих в Моонзундский архипелаг. Эзель-Даго — исторический регион Эзельского епископства, находившегося в разное время под управлением Дании и Швеции. Регион имеет важное военно-стратегическое положение, являясь своеобразными морскими воротами Санкт-Петербурга. На островах Моонзундского архипелага большинство населения говорит на островном диалекте эстонского языка. В перспективе это моонзундский язык, отличный от эстонского. Просто эстонские пришельцы сделали все, чтобы уничтожить этот язык. Не вышло.

Клайпедский (Мемельский) край. Регион в западной прибрежной части современной Литвы. Историческая часть Восточной Пруссии, расположен севернее реки Неман с центром в городе Клайпеда (Мемель). Клайпедский морской порт — самый северный незамерзающий порт в Балтийской море и входит в число 300 крупнейших в мире. Кроме того, в районе Клайпеды есть крупный терминал сжиженного природного газа, главная цель постройки которого со стороны Литвы — снижение зависимости от российского газа. Доля русскоязычных от общей численности населения Клайпеды и Клайпедского края составляет около 20%, то есть пятая часть всего населения. Особенность национального состава региона в том, что практически все литовское население переселилось на территорию Клайпеды и Клайпедского края только после Второй мировой войны.

Жемайтия. Жемайтия — этнографический регион на северо-западе современной Литвы, расположен между низовьями Немана и рекой Вента. Значительная часть населения региона считает себя отдельным от литовцев народом — жемайтами. Существует как литературный, так и разговорный жемайтский язык. Современные литовские власти не признают жемайтов отдельным народом и считают их язык наречием литовского языка, по примеру отношения великорусских шовинистов к украинскому языку. Эту ошибку необходимо исправить, певучий и богатый жемайский язык должен занять полагающееся ему место государственного в автономии жемайтия. Историческое развитие региона способствовало обособлению от территории остальной Литвы и сохранению традиционной для жемайтов культуры и верований. Проще говоря, это совсем другая страна.

Сувалкия (Ятвягия). Исторический регион на юго-западе современной Литвы, за рекой Неман. Древнее население этих мест — балтское племя ятвягов. Во времена Российской Империи Сувалкия стала частью Сувалкской губернии. Сейчас есть энтузиасты, которые возрождают древний язык ятвягов. Конечно, у него нет ничего общего с литовским. Кроме того, Сувалкия — регион, связывающий воедино территорию Белоруссии с Калининградской областью. Стратегическое положение Сувалкии в настоящее время особенно важно с учетом периодических угроз литовских руководителей и антироссийски настроенных политиков в Литве организовать сухопутную блокаду Калининградской области по примеру транспортной и энергетической блокады украинских и крымско-татарских сепаратистов Крыма и Севастополя.

Усиление пророссийского влияния в среде латышей, литовцев и эстонцев

Вот краеугольные камни современной государственности Латвии, Литвы и Эстонии:

Теория «трех оккупаций». Согласно официальной доктрине прибалтийских стран, первой оккупацией было присоединение республик к СССР в 1940 году, второй — ввод в Прибалтику гитлеровских войск и основание рейхскомиссариата «Остланд» в 1941–1944 годах, третьей — вступление в Прибалтику Красной армии и окончательного закрепления региона за СССР, в составе которого Латвийская, Литовская и Эстонская ССР пребывали в 1944–1991 годах.

Доктрина этнически однородных государств. Идейной основой провозглашается сохранение местных языков и этнических идентичностей. Латышский, литовский и эстонский языки в своих странах обладают сакральным статусом. Их сохранение прописано в преамбулах к конституциям Латвии и Эстонии. Депутаты Сейма Латвии при вступлении в должность клянутся защищать латышский язык как единственный государственный. Доктрина этнически однородных государств в Прибалтике предполагает активную борьбу с реально существующим многообразием и неоднородностью населения.

Сакральные исторические даты. Для Литовской республики — события 13 января 1991 года у Вильнюсской телебашни. Для Латвийской республики — события 20 января 1991 года возле здания МВД Латвии.

Все три перечисленных символа веры нужно исподволь опровергать. Необходимо показывать латышам, литовцам и эстонцам иную историческую картину, которая ставит под сомнение легитимность существующих политических элит прибалтийских.

Такая историческая картина может быть следующей:

1. На самом деле все государственные образования Прибалтики с XIII по начало XX веков не имели никакого отношения к местному латышскому, литовскому и эстонскому населению. Наибольшего материального благополучия и культурного развития эти народы достигли под властью Российской Империи в составе Эстляндской, Лифляндской, Курляндской, Сувалкской, Ковенской и Виленской губерний.

2. Латвия, Литва и Эстония как независимые государства в 1918 году созданы не собственными народами демократическим путем, а западными странами — победительницами в Первой мировой войне. Главным образом Великобританией и Францией — в качестве плацдарма против России. Эстонцы, литовцы и особенно латыши активно участвовали в Гражданской войне в России в 1917–1921 годах на стороне большевистского правительства.

3. Время первой независимости в 1918–1940 годах обернулось для Латвии, Литвы и Эстонии гигантским откатом назад в экономическом развитии по сравнению с тем временем, когда Прибалтика находилась в составе Российской Империи. Государства Прибалтики — авторитарные полуфашистские диктатуры.

4. Добровольность заключения договоров о взаимопомощи между СССР и правительствами Латвии, Литвы и Эстонии в 1939 году, как и назначения последующих выборов в местные парламенты в 1940 году, которые привели к формированию в них просоветского большинства и дальнейшее вхождение Латвийской, Литовской и Эстонской ССР в состав СССР. Активное участие латышей, литовцев и эстонцев в сталинских депортациях антисоветских элементов 1940–1941 годов. Добровольная передача руководством СССР в 1939 году Виленского края и города Вильно Литве.

5. Великая Отечественная война в Прибалтике — гражданская война 1941–1944 годов внутри латышского, литовского и эстонского обществ. Местные коллаборационисты участвовали в военных преступлениях против местного населения Прибалтики.

6. Неопровержимое участие латышей, литовцев и эстонцев в послевоенной депортации нелояльного СССР населения из Прибалтики.

7. Прибалтийские республики в составе СССР — витрина социализма: один из наиболее промышленно, научно и культурно развитых регионов Советского Союза. Дотационный характер прибалтийских экономик в советский период.

8. Время второй независимости с 1991 года — неуклонная промышленная, научная и культурная деградация прибалтийских государств. Демографическая катастрофа в регионе и массовая эмиграция населения в страны ЕС. События 13 января 1991 года в Вильнюсе и 20 января 1991 года в Риге — результат провокаций боевиков «Саюдиса» и Народного фронта Латвии.

9. Большинство новой элиты составила старая советская партийная номенклатура. В начале 90-х годов доля выходцев из КПСС и комсомола в политической элите новых независимых государств составляла 58% в Литве, 75% — в Латвии, 73% — в Эстонии.

Отметим, что из всех трех прибалтийских народов наибольшие перспективы по усилению пророссийского влияния — среди латышей.

В Латвии один из самых высоких показателей в мире по межэтническим бракам: 20% латышей состоят в браке с представителями других национальностей, в подавляющем большинстве случаев с русскоязычными. Значительное число латышей в разной степени владеют русским языком. Латышский язык балтийской группы индоевропейских языков, близок к славянским, в том числе к русскому, что существенно облегчает для латышей изучение нашего языка.

Новая Латвия тщательно вытесняет из публичного пространства любые воспоминания о красных латышских стрелках и их роли в поддержке большевиков во время переворота и Гражданской войны. Замалчивается тема участия латышей в сталинских депортациях, Холокосте в Латвии, судьбе рижского гетто и активном уничтожении евреев латышскими коллаборационистами. Обо всем этом латышам нужно напомнить — чтобы латыши осознали свою вину и раскаялись. Да, не сразу, но вода камень точит.

С эстонцами в этом плане проблем будет больше.

Латвийское и эстонское общества — апартеидные, строго разделенные по лингвистическому принципу. На латышские и эстонские с одной стороны и на русские — с другой, делятся фирмы, средства массовой информации, политические партии и общественные объединения. Эстонцы относятся к русским гораздо хуже латышей. По данным «Мониторинга интеграции 2011 года», только у 34% эстонцев есть знакомые среди русскоговорящих соседей. Число смешанных браков между представителями титульной нации и русскоязычными составляет 7%. В три раза меньше, чем в Латвии.

России следует разыгрывать карту финноязычного происхождения эстонского народа.

Ведь из всех финноязычных народов только финны и эстонцы имеют свои независимые государства, остальные же проживают на территории России. У большинства в составе России — территориальная автономия (карелы, вепсы, коми, марийцы, мордва, удмурты). Исторически финноязычные племена сыграли значительную роль в формировании современного русского народа.

Проще говоря, современная Россия и есть главная страна финно-угорского мира, а русские — в значительной мере — наследники в том числе и древней финно-угорской цивилизации. Единство и свободное развитие финноязычных народов достигнуто только в составе Российской империи.

Возвращение в современный русский язык исторических географических названий в Прибалтике

Необходимо вернуть русские названия прибалтийского региона в современный русский язык и политическую практику. Нет смысла использовать искусственные слова, придуманные смыслы, навязанные прибалтийскими режимами, коверкая русский язык.

При звуках слова «Таллин, Тарту, Вентспилс, Даугавпилс, Резекне, Вильнюс, Клайпеда» у большинства сограждан невольно возникает ощущение, что исторически данные населенные пункты никак не связаны с Россией. А русскоязычные соотечественники представляются некими инородными телами, волею исторических судеб занесенными в национальную латышскую, литовскую и эстонскую среды. Это неправда. Итак, запоминайте. Не Таллин, а Ревель или Колывань; не Тарту, а Юрьев; не Вентспилс, а Виндава; не Даугавпилс, а Двинск; не Резекне, а Режица; не Вильнюс, а Вильна; не Каунас, а Ковна; не Клайпеда, а Мемель, и т. д. Все это города русской истории, земли, политые русской кровью.

Для тех, кто не в курсе. Город Пыталово и Пыталовский район в Псковской области, на который заявляет территориальные претензии Латвия, латыши везде зовут Абрене; город Ивангород, на который претендует Эстония, в эстонском языке — Яаниллинн, Печорский район — соответственно Петсери; в литовском языке город Калининград — Караляучус.

Как выглядит  «Россия для русских»?

-