Выбравшие Гитлера

Гитлер понятен западному человеку. Традиции, нравственность, семья. Да в 30-е годы и не было государственных программ уничтожения евреев. Немецкие стерилизационные программы психически больных? Мировая практика. Так делали и США, и Швеция. Улучшить таким образом генофонд предлагала не какая-нибудь нацистка, а будущий лауреат Нобелевской премии мира, социал-демократ и сотрудница ЮНЕСКО Альва Мюрдаль. Резюмируя: Гитлер для европейца свой в доску парень.

Другое дело — советский коммунизм. Разрушения церквей, гонения на верующих. Отмена частной собственности и торговли. Неудивительно, что коммунистический кошмар шокировал Европу. От рассказов бежавших в Европу русских становилось дурно ветеранам сражений Первой мировой. Все 20-е годы XX века западные страны тряслись в страхе перед грядущим коммунистическим хамом. Что ещё хуже, большевистские призывы «воруй-убивай» с большим трудом поддавались блокировке контрпропагандой.

Противоядие нашлось. Справа. Не в демократии, не в либерализме, а в новых ультраправых течениях, не менее популистских и хамских. И не менее жестоких.

Британия

Самым знаменитым коллаборационистом Британии стал лорд Гав-Гав. Его повесили за смешные передачи про англичан на немецком радио. Писатель Курт Воннегут представил свою версию этой истории, изобразив беднягу агентом британских спецслужб, передававшим так в Лондон шифрованные послания. Не заподозришь! В романе незадачливого Гав-Гава, послужившего Родине, выкрадут, как нациста, израильтяне. Совестливый сотрудник МИ-5 расскажет правду о тайной миссии Гав-Гава. Лорд спасен. Но перед ним встает нравственная дилемма. Скольких евреев убили из-за фразы в эфире «Убивайте евреев», хоть она и значила для Центра в Лондоне «22 июня Гитлер пойдет в наступление» и должна была спасти всех евреев? С мыслями о евреях несчастный британский лорд и повесился. Смешно? Реальность смешнее!

Во-первых, Гав-гав никогда не состоял в британском подданстве. Во-вторых, прозвище — не титул! — лорда дали сыну захудалого ирландца в насмешку. В третьих, лорд Гав-гав стучал британской разведке на ИРА. В-четвертых, провокатор и «борец за права ирландцев» агитировал за то, чтобы Ирландия осталась в составе Великобритании. В-пятых, работа на англичан Гав-гаву не помогла. Англичане же его изловили и казнили в лучших традициях британского правосудия — вполне бесчеловечно. Сначала изрешетили ягодицы из автомата, потом повесили.

В-шестых, многие настоящие аристократы Англии открыто симпатизировали Гитлеру. Даже британский король Эдуард стал поклонником Гитлера, за что Его величество и свергли накануне войны. Для широких масс отречение спрятали за романическую историю о любви. После свадьбы королю дали пинка и оправили в медовую ссылку (своего пожалели, а могли бы убить, как русского Императора). Сделали это не британские трудящиеся, а часть королевской семьи, понимавшая, что страна — накануне передела мира. Об этом чуть позже.

Нацизм англичане приготовили для немцев. Как немцы в свое время коммунизм для русских. Почву для зарождения немецкого нацизма подготовил некто Хьюстон Чемберлен. Этнический англичанин, сын британского адмирала. Смолоду увлекся Вагнером. Потом заплутал в дебрях пангерманизма. Именно Чемберлен популяризировал риторику про арийцев, расу господ и тому подобные вещи. Идеи Чемберлена — старый добрый английский джингоизм, скрещенный с пангерманизмом.

Своими теориями Чемберлен произвел фурор на рубеже XIX и XX веков, издав книгу «The Foundations of the Nineteenth Century». Левак (но по-прежнему англичанин) Бернард Шоу рекомендовал текст друзьям из Фабианского общества. А когда немецкий император Вильгельм II публично похвалил книгу, она очутилась чуть не в каждом доме Германии.

Чемберлен нашел болевую точку немца. Тевтоны страстно завидовали англичанам, огромной империи и легкости, с которой Лондон правит народами. У немцев, как назло, кокос не рос. Даже свое, единое государство с огромным трудом они создали во второй половине ХIХ века. Всякая попытка обзавестись колониями заканчивалась маленькой репетицией холокоста. Неплохо, но… люди ведь — тоже ресурс.

И вот с Туманного Альбиона снизошел мессия, который говорит, что англичане и немцы — это раса господ, арийцы, создавшие все лучшее в мире. Немцы приняли Чемберлена на ура. Это было взаимно. Англичанин переехал в Германию, а в годы Первой мировой войны окончательно перешел на немецкую сторону и даже вступил в ультрапатриотическую Немецкую отечественную партию. Ту самую, член которой Антон Дрекслер позднее создал Немецкую рабочую партию — ставшую потом НСДАП.

Чемберлен — предтеча последующего поколения прогерманских политиков. Самым известным из них считается сэр Освальд Мосли. Это фигура несколько раздутая, в том числе и для маскировки действительно про-нацистских англичан вроде злосчастного короля Эдуарда VIII.

И всё же начнем с Мосли. Молодой и блестящий аристократ с безупречной биографией и внушительными родственными связями родился в ноябре 1896 года. Получил привилегированное образование. Выступал за Британию на международных соревнованиях по фехтованию. В Первую мировую Мосли вступил в кавалерию, затем в самые элитные и новые войска — авиацию. Но неудачно приземлил свой самолет и получил серьезную травму ноги. После долгого лечения — комиссован.

Этого хватило, чтобы начать политическую карьеру. Мосли стал самым молодым членом британского парламента, попав туда в 22 года от партии консерваторов. Молодой депутат женится на Синтии Керзон, дочери лорда Керзона, министра иностранных дел Британии и бывшего вице-короля Индии. Да, речь о том самом Керзоне, ответ на ультиматум которого так долго и напряженно готовили в СССР и который стал в советской стране едва ли не главным мемом 20-х годов. На свадьбе гулял цвет страны — от лидеров парламентских партий до короля Георга с супругой.

Начало удалось. Мосли бы подождать лет 25–30 — и в премьер-министры. Но Освльд уловил, что Первая мировая война изменила мир навсегда. Новое общество ждало своих героев.

Сначала Мосли ушел от консерваторов к лейбористам. Перед самой молодой партией Британии открывались огромные перспективы. Лейбористы стали заглушкой для коммунистов — работали с целевой аудиторией красных, но без погромов и хулиганства. Да — борьбе за права рабочих и улучшение благосостояния. Нет — революции и диктатуре пролетариата.

После Первой мировой лейбористы ворвались в политический истеблишмент, сокрушая соперников. Мосли выбрал победителей и не прогадал. Он вновь попал в британский парламент, а после очередной победы лейбористов вошел в состав правительства благодаря дружбе с лидером своей партии. Поскольку 31-летний Мосли был чрезвычайно молод по меркам британской политики той эпохи, ему выделили место канцлера герцогства Ланкастерского. У канцлера — вполне в английском духе — весьма расплывчатые обязанности. Вроде, может многое, а вроде — ничего. Судите сами, все или ничего: этот пост занимал, к примеру, Уинстон Черчилль, а преемником Мосли здесь стал Клемент Эттли — будущий премьер-министр Британии, сменивший Черчилля после Второй мировой войны.

Пока Мосли матерел, началась Великая депрессия. Кризис и в Британии вызвал резкий рост безработицы. Подкачала… рыночная экономика. Страны с большой степенью государственного регулирования прошли критический этап значительно менее болезненно. Мосли все понял и предложил лейбористам чересчур радикальную, на их взгляд, программу выхода из кризиса. Партия не одобрила.

Мосли решил, что звездный час настал. Он рвет отношения с лейбористами, выходит из правительства и создает «Новую партию». Ему удалось переманить туда нескольких старых друзей. Например, Оливера Болдуина, сына Стэнли Болдуина, трижды занимавшего пост премьер-министра. Папа Болдуин был одним из активных участников свержения Эдуарда VIII. Вместе с Мосли в партию пришел и Джон Стрейчи. Будущий член компартии и блудный сын лейбористов, после Второй мировой — военный министр и министр продовольствия.

«Новая партия» хотела ограничения роли парламента и требовала усилить контроль государства над экономикой. Мосли отправился в Рим посмотреть на организацию дела у местных фашистов (самое модное и прорывное, что было тогда в мировой политике). Англичанин встречается с Муссолини. Дуче произвел на Освальда впечатление. Вернувшись в Лондон, Мосли распускает «Новую партию» и создает Британский союз фашистов (БСФ).

Протекционизм в экономике, национализм и антикоммунизм, сильная авторитарная власть — идеалы БСФ. Мосли любил и умел говорить напыщенные и вдохновляющие речи. И поначалу он имел хорошую прессу. О движении лестно отзывались топовые британские издания Daily Mail и Daily Mirror. На пике популярности партии, созданной с нуля, число партийцев доходило до 50 тысяч. В партию вступил один из самых известных британских писателей-натуралистов Генри Уильямсон. Еще одним видным фашистом был генерал Джон Фуллер — отец танковых прорывов, теоретик танковой войны и некогда заместитель начальника британского Генштаба.

Мосли строил партию по шаблону: женское отделение, юношеское, силовое, даже отделение для уличных драк. Последнее сыграло плохую роль. Англичане не любят открытого насилия и мокрушные дела обделывают втихую. А вот женское подразделение БСФ возглавила легендарная Мэри Ричардсон. Самая безумная суфражистка прославилась, переворачивая урны, ломая скамейки, поджигая двери и разбивая окна. Знаменитым стало нападение на картину «Венера с зеркалом» в Лондонской национальной галерее. Ричардсон изрезала картину Диего Веласкеса ножом в знак протеста против ареста одной из суфражисток (в России такие истерички по английскому почину в знак протеста резали и взрывали губернаторов).

Партия росла. От перитонита умерла жена Мосли. Германию возглавил Гитлер, новый образец для фашистов Британии. Освальд зачастил на континент — встречаться с видными деятелями Рейха. Немцы рассчитывали, что вечный противник и родовое проклятие Германии — Британия, в этот раз не вмешается в очередную попытку Берлина покорить континент.

В Германии Мосли сошелся с Дианой Митфорд, родом из британской аристократической семьи. Сестры Митфорд в межвоенной Британии — смесь Пэрис Хилтон и Ксении Собчак в одном флаконе. Золотая молодежь и светские львицы. Всего сестер было шестеро и трое стали страстными поклонницами Гитлера и вообще нацизма, а одна — ярой коммунисткой. Стол был шведский: бери, кого хочешь, и Мосли предпочел Диану. Забежим вперед. В отличие от России, где жить нужно долго, в Англии просто живут долго. По крайней мере, те, кому надо. Милая старушка умерла в 2003 году. Добрая знакомая Гитлера и вдова главы партии фашистов Британии поначалу была частой гостьей всяких исторических передач формата «Встать, идет суд над Гитлером». Это длилось недолго: бабушка рассказывала, какой Гитлер прикольный, и вообще никаких евреев он не обижал, и был обаяшкой. Звать перестали. Тогда старушка написала пару бестселлеров и умерла — богатая, счастливая и хорошо пожившая.

Мосли и молодая и красивая Митфорд обвенчались прямо в доме Геббельса в 1936 году. Диана дружила с Магдой Геббельс. На свадьбе как почетный гость присутствовал Гитлер. В том же году состоялась битва на Кейбл-стрит, эхо которой докатилось аж до СССР. Чернорубашечники, от 2 до 3 тысяч человек, планировали пройти маршем через Истэнд — лондонский район с традиционным доминированием красных. Коммунисты возмутились и организовали большую коалицию для нападения. В день марша они несколько раз нападали на фашистов, которых, в свою очередь защищали полицейские. Мосли, не желая кровопролития, отменил марш. Никаких кровавых побоищ, только мелкие столкновения почти без пострадавших. Но у британских левых это событие считается второй важнейшей победой над фашизмом после взятия Берлина. Что называется, деды в Истэнде воевали.

Инцидент спровоцировал неприятности. В Британии парламент запретил использование униформы политическим организациям на публичных мероприятиях, как и военизированные организации вообще.

Почему не организацию в единственном числе? Британский союз фашистов не был единственным. Существовала Имперская фашистская лига, пытавшаяся организовать фашистский интернационал и сотрудничавшая даже со Всероссийской фашистской партией Родзаевского. Имперская лига считала БСФ врагом из-за «еврейской сущности». Возглавлял несколько сотен активистов Лиги скромный ветеринар Арнольд Лиз.

Интереснее Общество англо-германской дружбы. Оно не занималось уличной политикой и скорее возлагало надежды на активную лоббистскую работу. Членами общества были достаточно влиятельные в Англии люди. Например, Монтегю Норман — многолетний руководитель Банка Англии и близкий друг Ялмара Шахта — ключевого деятеля Рейха в экономической сфере. Норман даже стал крестным одного из внуков Шахта.

Или Джордж Доусон, более 20 лет возглавлявший The Times. В обществе состояли около двух десятков членов британского парламента, в основном аристократов и консерваторов. Лидером был Уилфрид Эшли — бывший министр транспорта и поклонник Гитлера, лоббист пересмотра несправедливого по отношению к немцам Версальского договора.

В Германии в качестве жеста вежливости существовала аналогичная организация Deutsch-Englische Gesellschaft, самый известный участник которой — Рудольф Гесс.

Накануне второй войны с Германией правительство Британии активно зачищало правый фланг. Клоуны и провокаторы больше не требовались, в дело вступало оружие. Умные поняли, глупые… Активист БСФ Уильям Джойс (лорд Гав-Гав) покинул партию и попытался организовать свое национал-социалистическое движение, а после провала затеи покинул страну и перебрался в Германию.

Умные отделались легче. После начала войны с Германией в 1940 году Мосли и другие активисты интернированы. Режим содержания был похож на домашний арест. Уже в 1943 году Мосли выпустили из тюрьмы. Он и после войны занимался политикой. Его сын Макс Мосли ревностно охранял семейные традиции. Макс долго возглавлял влиятельнейшую автомобильную организацию FIA. Ушел в отставку после скандала в прессе: 70-летний джентльмен затеял с толпой проституток БДСМ-оргию. Половина гостей облачилась в костюмы нацистов, другая — в робы узников концлагерей. В общем, что-то среднее между танцевальным номером в шоу «На льду» Татьяны Навки и кинофильмом «Ночной портье». Англичане умеют.

Конечно, фашисты Британии были правильными британскими фашистами. Они не желали завоевания Англии Германией. Речь шла о союзе с Германией и переделе мира вместе с ней.

В Британии существовали две полярные точки зрения на германскую проблему. Первая, традиционная — немцев надо разбить, как только они в своем могуществе достигнут заранее очерченной «красной линии». Вторая — несколько менее популярная — с немцами надо дружить и договориться и поделить мир на выгодных условиях. Второго мнения придерживались фашисты Британии и неудачливый Эдуард Восьмой.

Мы расстались с Его Величеством, когда он якобы отрекался от престола ради любви.

На самом деле, короля буквально задержали — при участии троих братьев, — и чуть ли не силой вынудили подписать отречение и обратиться к нации по радио. Микрофон принесли прямо в каме… в комнату. Потому голос у короля на записи дрожит, и сам Эдуард почти плачет. На отъезд из страны и сборы дали 24 часа. Когда поселившийся в Австрии экс-король приехал в Германию и Гитлер намекнул, что поможет вернуться на трон, Лондон забеспокоился. Эдуарда сослали на Багамы и засекретили большую часть личной корреспонденции (до сих пор).

Сразу после войны в разоренную Германию отправился «чистильщик» немецких архивов — агент британской разведки Энтони Блант. Карнавальный британский типаж. Родственник здравствующей королевы по материнской линии. Выполнял «личные и деликатные поручения» королевской семьи. Советский разведчик. Получил рыцарский титул. Разоблачил Энтони Бланта… Энтони Блант. Написал на себя донос в разведку. Наказывать не стали, информацию засекретили на 15 лет, до 1979 года. После тоже не наказали. Видимо, за заслуги перед архивами.

США

Американцы обзавелись двумя более-менее известными организациями подобного типа. Первая — Серебряный легион Америки. Основанный вскоре после прихода Гитлера к власти, поначалу считался относительно перспективным. Максимальное число участников — 15 тысяч человек. Легионеры носили униформу серебряного цвета с алой буквой L, получив прозвище «серебряных рубашек», по аналогии с черными.

Основатель — Уильям Пелли. Корреспондент американской газеты в России в годы Гражданской войны люто возненавидел евреев за — мы цитируем уважаемого американского партнера — многочисленные зверства.

Программа Пелли пронизана американским влиянием. Вместо фашистской экспансии он отстаивал изоляционизм, сокращение государственного вмешательства в экономику. Отъявленный протестант Пелли считал Рузвельта отъявленным коммунистом. Единственным нетипичным для американского движения пунктом был неистовый антисемитизм Пелли.

Уильям даже создал новую «Христианскую партию» и выставил свою кандидатуру на президентских выборах 1936 года, планируя победить богопротивного коммуниста Рузвельта и начать «серебряную революцию». Но набрал менее двух тысяч голосов.

Конец «серебряных рубашек» предсказуем. После Перл-Харбора федералы провели рейд на штаб-квартиру организации, арестовав ее лидеров. Легион был распущен. Пелли не успокоился и продолжил яростно критиковать Рузвельта в своем журнале. После обвинений президента в провале начала войны и в попытке скрыть жертвы Перл-Харбора, Пелли арестован по обвинению в государственной измене, клевете и препятствовании вербовке в вооруженные силы Америки. Осужден на 15 лет лишения свободы, но досрочно вышел на свободу через 8 лет, в 1950 году.

С тех пор Пелли отошел от политики и в последние годы жизни занимался разработкой некой мистико-религиозной доктрины, связанной с НЛО.

Приобретите подписку, чтобы продолжить чтение

Месяц неограниченного доступа ко всем статьям на «Спутнике», включая наши великолепные премиум-материалы всего за 290 рублей! Премиум-подписчикам нужно щелкнуть по Already purchased? и ввести свой пароль.

Если у вас возникли вопросы по подписке или вы хотите ПОДПИСАТЬСЯ БЕЗ КРЕДИТНОЙ КАРТЫ, то отправьте нам письмо на [email protected]