Россия и Пруссия, враги или партнеры? Часть I

Также читайте серию Сергея Махова Россия и Англия: после Петра

В новом цикле статей хотелось бы поговорить об истории Пруссии/Германии и о её взаимоотношениях с Россией. Вообще можно сказать, что в XX веке эти взаимоотношения закончились грандиозными мясорубками двух мировых войн, однако почему противоречия оказались настолько сильны? Кто в этом виноват? Был ли шанс для русско-прусских отношений развиваться по другому пути? И как так случилось, что государства, имевшие столько общего, стали сначала соперниками, а потом врагами?

И начнем мы с краткой истории Бранденбургской марки и того, как Бранденбургский курфюрст стал королем Прусским.

Как известно, империя Карла Великого распалась после его смерти и была разделена между наследниками Людовика I Благочестивого — Карл II Лысый получил западную часть Великой Франкской державы, Лотарь — срединную часть, а Людовик II Немецкий — восточную. Из всех этих образований самым непрочным оказалось срединное королевство, разделившееся после смерти Лотаря на Италию, Прованс и Лотарингию. Нас же в этой истории интересует западная часть державы Карла Великого, которую после 855 года называли Восточно-Франкское королевство. Правил там король Восточных Франков (rex Francorum Orientalium или просто rex Francorum), однако уже с 919 года королевство стало называться Германским (regnum teutonicorum). Примерно к этому же времени началась так называемая «экспансия на восток» (Ostsiedlung), то есть переселенческое движение в направлении Одера и Эльбы. Дело в том, что земли Восточно-Франкского королевства были заселены относительно густо, а земледелие раннего Средневекового обеспечить большую урожайность не могло, ограничиваясь параметрами по зерну «сам-пять» и «сам-семь». Соответственно, при росте населения оставалось лишь экстенсивно использовать землю, расширяя свои пределы. И германские переселенцы хлынули в земли полабских славян, где население было небольшим.

Карта немецкой переселенческой «экспансии на восток». Нажмите для увеличения

Естественно, начались конфликты между местными и приезжими, и дабы защитить собственных переселенцев, король Генрих I Птицелов в 928 году организовал первый поход против славян. В этой войне у Генриха был джокер — впервые созданная рыцарская конница. Первую свою кампанию он начал глубоко осенью, когда озера и болота — естественная защита славян — замерзли, и рыцари легко смогли добраться до столицы гавелян — Бранибора. Город был осажден и быстро пал, князь гавелян Тугомир был в качестве заложника отправлен в Саксонию, а город переименован в Бранденбург-на-Хафеле. Далее последовали походы против далеминцев, живших в Тюрингии, и даже нападения на чехов, где немцы дошли аж до Праги.

Обратка пришла в 983 году, когда германские правители обратили свой взор на Италию, считая земли славян завоеванными. Была организована так называемая Лютическая лига (лютичи — славяне, жившие между Эльбой и Одером), которая призвала на помощь датчан, и славяне просто вышибли имперцев из Бранденбурга, Хафельберга, Ольденбурга, Гамбурга, и т. д. Был обложен Магдебург, но здесь лютичам не повезло — оборону возглавил Хильдевард фон Хальберштадт, который успел укрепить город, созвать кнехтское ополчение, и далее с помощью Гисслера фон Магдебурга и Дитриха фон Хальденслебена разгромить славянское войско у Бальсамгау. Тем не менее немцы, напуганные размахом восстания, в 1003 году заключили союз с лютичами против поляков (лютичи благодаря этому почти на 100 лет вперед отстояли свою независимость, а также остались язычниками) и полностью остановили «экспансию на восток», решив сначала переварить уже захваченные куски.

В результате восстания Бранденбург был отдан лютичам, однако в 991 году император Оттон II отбил город обратно. Крепость он отдал под управление саксу Кицо, который то ли продал, то ли просто отдал ее обратно славянам. В 1127 году князь Прибислав решил инкорпорироваться в Священную Римскую империю (эта конфедерация земель была создана в 962 году), и его земли от Бранденбурга до Шпандау вошли в ее состав. Прибислав стал на немецкий манер Генрихом и был очень дружен с маркграфом Северной марки Альбрехтом Медведем, который после смерти славянского князя стал наследником бездетного Прибислава. И в 1150 году, после смерти Прибислава, Альбрехт без боя занял Бранденбург и претендовал на все земли лютичей. Однако тут он столкнулся с другим славянским племенем — спревянами, которыми правил Якса из Копаницы. Война между Альбрехтом и Яксой длилась 4 года, и наконец в 1157 году Альбрет сумел-таки изгнать славян из Бранденбурга и закрепить город за собой. 3 октября 1157 года Альбрехт Медведь официально принял титул маркграфа Бранденбургского, а вся Северная Марка стала Бранденбургской.

Чтобы заселить и развить свои новые земли, Альбрехт предоставлял переселенцам налоговые льготы, даже освобождал от барщины, способствовал возникновению и развитию ремесел, поддерживал новшества в земледелии. Однако территория развивалась медленно. Основная причина — деление на «граждан» и «неграждан», уж извините за этот каламбур. Дело в том, что славяне на территории Бранденбургской марки полноценными подданными не считались, были поражены в правах и ассимилировались очень плохо. Но развитие всё равно шло своим чередом, пусть и медленно.

Карта расселения славян на землях нынешней Германии

Сильно подкосил его династический кризис 1320 года. В 1319 году умер последний потомок Альбрехта Медведя — бездетный Генрих II. Часть земель отобрали Дания и Польша, и в 1320 году Бранденбургская марка отошла по решению императора Священной Римской империи семейству Виттельсбахов. Ни к чему хорошему это не привело — Виттельсбахи главным своим владением рассматривали богатую Баварию, Бранденбургу особого внимания не уделяли, что привело там к анархии, постоянным войнам и даже к появлению лженаследника, якобы сына Генриха II, Вольдемара. Эта неустроенность продолжалась почти век, до 1415 года, когда марку отдали Фридриху Нюрнбергскому из рода Гогенцоллернов. Развитие началось при Фридрихе II, когда в землях появилась какая-то власть. Фридрих перевел столицу Марки в Берлин, Иоахим II основал во Франкфурте-на-Одере университет, и вот дальше… Неизвестно, по какому бы пути пошла история Бранденбурга, если бы не Альбрехт Бранденбургский. Тут история Бранденбурга пересеклась и связалась с историей такого образования, как Тевтонский орден, а также с местностью, называемой Пруссией.

Опять кратко пробежимся по истории вопроса.

Тевтонский орден был основан в 1190 году под покровительством герцога Швабского. Под знаменем «борьбы с язычеством» рыцари начали сначала действовать из Трансильвании против половцев, а с 1231 года — из Мазовии против пруссов и жемайнтов на побережье Балтийского моря.

В 1202 году в Риге был основан Орден меченосцев, который на некоторое время стал конкурентом Тевтонского ордена в «натиске на восток», но здесь меченосцам пришлось столкнуться с русскими дружинами. Нет, до 1230-х все шло довольно хорошо, но в 1234 году на реке Омовже (Эмбахе) Орден Меченосцев потерпел жестокое поражение от князя Ярослава Всеволодовича. Как написано в русской летописи:

И пошел князь Ярослав на немцы под Юрьев, и встал, не дойдя до города. И там князь Ярослав бил их на реке Омовже, и немцы под лед провалились.*.

Ну а в 1235 году Орден меченосцев потерпел жестокое поражение в битве при Сауле (Шауляе) от объединенного войска русских, литвинов и жемайнтов. Союзная армия славян выбрала местом битвы болотистую местность, где рыцарская конница могла действовать с трудом и теряла главные свои козыри — мощь удара и мобильность. В бою погиб магистр Ордена меченосцев Фольквин фон Наумбург и 48 рыцарей, не считая кнехтов. Союзникам бой также стоил больших потерь — из 200 псковских воинов погибли 160.

По меченосцам был нанесен страшный удар, и в 1237 году они влились в Тевтонский орден, став, если так можно выразиться, Ливонским подразделением Тевтонского Ордена (иногда употребляется выражение — Ливонский орден), возглавляемым ландмейстером, то есть не лишенным автономии, но все-таки подчиненным магистру Тевтонского ордена.

Далее главным врагом Ордена стала Польша, особенно когда в 1386 году Великое Княжество Литовское и Польское королевство объединились в одно государство. Борьба с переменным успехом шла 30 лет, но после Грюнвальдской битвы в 1410 году начался закат Тевтонского ордена. В 1454 году началась Тринадцатилетняя война, которая для тевтонов стала войной на истощение. Поляки претендовали на Данциг и Поморье, немцы пытались сохранить захваченное. И поляки, и тевтоны широко использовали в боях чешских наемников, которые в 1420-х подняли Гуситское восстание, а с 1440-х начали «экспорт революции» за границу. Еще через десятилетие в Богемии и Моравии образовалась масса солдат, обладающих реальным боевым опытом, но при этом испытывающая недостаток денег, и далее бывшие гуситы и табориты организовали что-то похожее на «биржу труда», где предлагали свои услуги наемников всей Европе. Что касается Польши и Ордена — поляки изначально были в более выгодном положении, обладая деньгами и ресурсами, тогда как Ордену, чтобы нанять чехов, пришлось часть своих земель сдать в залог, чтобы получить деньги для ведения войны. Симптоматична история осады крепости Мариенбург — эту крепость защищали чешские наемники под командованием Ульриха Чырвонку. Орден из-за финансовых проблем задержал чехам жалование, и наемники в 1457 году… договорились с польским командиром Анджеем Тешинским из Топора, который просто купил замок за 190 тысяч золотых флоринов (660 кг золота). По той же схеме были куплены замки Диршау и Эйлау.

Надо сказать, что в 1455-м Орден поддержали король Дании и папа Каликст III, тогда как поляки взяли в союзники татар, вольный город Данциг и Бургундские Нидерланды, которые помогли полякам флотом. В 1457 году данцигско-бургундский флот разгромил у Борнхольма датско-тевтонский, чем завоевал господство на море.

Если проблемой немцев были деньги, то у поляков была проблема с мобилизацией армии. Начать следует с того, что Великое Княжество Литовское объявило в этой войне о нейтралитете, и польскому королю Казимиру Ягеллону пришлось рассчитывать только на силы собственно Польши. Часть польских князей совершенно не желала воевать за Пруссию и предлагала перенацелить усилия государства на Венгрию, организовав «удар в спину» уграм, которые с минуты на минуту ожидали вторжения Осман и воевали с турками на дальних подступах — помогая князю Владу Цепешу (позже ставшему известным как Дракула) из Румынии и Сербии на Косовом поле.

Другая часть польских князей была недовольна введением налоговых сборов на войну и откровенно саботировала указы Казимира. Помог, как ни странно, разбитый датчанами и бежавший из Швеции король Карл VIII Кнутссон, который решил забранную из Стокгольма королевскую казну пожертвовать Данцигу и полякам, чтобы тем самым досадить Дании. Вообще Карл VIII, наверное, был рекордсменом по собственным свержениям — он терял власть в 1457-м, 1465-м и (в связи со смертью и утратой трудоспособности) в 1470 годах. Ордену удалось хитростью захватить Мариенбург, однако в 1460-м он был еще раз захвачен поляками после пятимесячной осады. Бургомистр крепости фон Блюм был повешен на городской стене как предатель, поскольку он клялся в верности Казимиру, а потом отрекся от своего слова и открыл ворота немцам.

Тевтоны же нанесли несколько чувствительных ударов полякам и их союзникам — данцигское ополчение было разгромлено у Прауста, рыцари захватили Лауэнбург и Бутов, а также Леб и Путциг. К концу 1460 года Орден вернул почти все свои земли, кроме земель Мариенбурга, потерянных в 1455–1459 годах.

Казимиру невероятными усилиями удалось собрать армию в 6 тысяч солдат и начать наступление в 1462–63 годах. В морской битве при Швеце (другое название — в устье Вистулы) польско-данцигский флот (30 судов и галер) разбил тевтонский флот (44 судна, в основном обычные рыбацкие лодки). Все решили более высокобортные и тяжелые корабли союзников, которые просто давили лодки своей массой. Немцы потерпели жестокое поражение, пал стратегически важный замок Мёве, и это сражение просто изменило ход войны. Теперь поляки могли угрожать десантами всей Пруссии, что заставило Тевтонский орден пойти на переговоры о мире. После долгих переговоров стороны пришли к соглашению. Орден терял почти все Поморье, княжество Вармию, Магдебург и Кульмерланд, также часть Тевтонского ордена, так называемая Королевская Пруссия, признала себя вассалом польского короля.

Проигрыш в Тринадцатилетней войне стал для Тевтонского ордена началом конца. Во-первых, теперь тевтоны не владели всем побережьем Балтики, и между немецкими провинциями и Пруссией вклинилась Польша. Во-вторых, сильно упало финансирование — как со стороны императора, так и со стороны папы. В-третьих, стало понятно, что если Орден не сумеет переформатироваться, то поглощение его земель Польшей и Литвой — лишь вопрос времени. В 1494 году новый магистр Ульрих фон Лентерсхайм пробовал договориться о поддержке императором Максимилианом I, однако резко «против» высказалась Польша, которая заявила, что Пруссия нарушает пункты Торуньского договора и пригрозила новой войной.

Переформатирование Ордена пришлось производить избранному на место Великого Магистра в 1511 году Альбрехту Бранденбургскому, о котором мы уже упоминали. Согласно условиям Торуньского мира, Альбрехт должен был присягнуть на верность и польскому королю как вассал Речи Посполитой, однако молодой магистр делать это отказался. Польский король Сигизмунд I (взошел на трон в 1507 году) несколько раз напоминал принцу о вассальной клятве, но тот просто молчал. Более того, уже через месяц после избрания Альбрехт отписал императору Максимилиану I свое видение проблемы: Польша угрожает землям Ордена, и «всякого, кто говорит по-немецки, сие не может не печалить». Не стоит забывать, что Орден по сути был расположен на колониальных землях, это была своего рода «Новая Германия» (по аналогии с Новой Англией и Новой Голландией), только расположенная не в Новом, а в Старом Свете.

Наконец, в 1519 году был избран новый император Священной Римской Империи — Карл V, король Испании, который призвал Бранденбурга исполнить пункт договора и принести присягу.

Альбрехт снова отказался и начал готовиться к войне, понимая, что Польша просто так не отступит. Союзников он нашел в Дании и в далекой России. На переговорах с русским послом в Любеке Истомой Малым Альбрехт просил у русского царя Василия III прежде всего денежной поддержки. Из Москвы в Пруссию был направлен человек с секретной миссией, которого перехватили на территории Литвы и отправили на допрос в Вильно. Московский гонец, чтобы не выдать тайну и не предать своего государя, совершил самоубийство. Цитата из письма жемантийского старосты: «Выхватил нож и вонзил в себя, не промолвив ни слова». К сожалению, имя его осталось неизвестным. Гонец выполнил то, что обязан был сделать в случае его поимки — обеспечил секретность информации, которой обладал.

К 1517 году в результате тайных переговоров стороны условились не только о денежной, но и военной поддержке. Прибывший в Москву Дитрих фон Шонберг получил заверение, что «поскольку магистр войну с польским королем начать хочет, непобедимый всея Руси царь тому магистру помощь окажет, 30 или 40 тысяч конных послать изволит».*королем начати похочет, и непобедимый всеа Руси царь тому маистру на помощь тритцать или сорок тысяч конных. послати изволит».

Шонберг же просил у московского царя денег (60 тысяч талеров) для найма 10 тысяч пехоты и 2 тысяч конницы.*

Согласно данным статьи Алексея Лобина «Планы военного сотрудничества Тевтонского Ордена и России в 1517–1522 годах», суть заключенного договора была следующей:

— государь Василий Иванович брал под опеку Орден («в единачстве учинил и оборонял»);

— если начнутся боевые действия с русской стороны, то тевтонцы должны также присоединиться к войне против Сигизмунда;

— после того как Орден вторгнется во владение Короны, он может рассчитывать на помощь России;

— обе договаривающиеся стороны должны обеспечивать беспрепятственное прохождение посольств друг к другу.

Договор российской стороны утверждался золотой печатью и крестоцелованием бояр Дмитрия Владимировича и Григория Федоровича и казначея Юрия Траханиота. Тевтонский договор также скреплялся золотой буллой и крестоцелованием великого магистра.

Надо сказать, что царь Василий переиграл магистра Альбрехта — когда в Кенигсберге внимательно прочитали договор, то поняли, что русские дадут деньги только тогда, когда Орден реально начнет войну, то есть подготовительный период придется вести «на свои». Собственно, поэтому Альбрехт и опоздал с развертыванием, первыми начали военные действия в 1519 году поляки. При этом, вполне уверенный в своей силе, он самонадеянно спровоцировал польское нападение, потребовав отказа от вассалитета Пруссии, возвращения княжества Вармии и компенсационных выплат «за пятидесятилетнюю польскую оккупацию».

Перед тем как мы перейдем к краткому описанию войны, надо сказать, что 1519 год стал во многом определяющим для Европы. Именно в этом году стал Императором Карл V, значительно изменивший политическую карту. В этом же году отправился в свое кругосветное плавание Фернан Магеллан. В Лейпциге Мартин Лютер провел серию дебатов с католическим теологом Иоганном Эком. В том же году стал приходским священником в Цюрихе некто Ульрих Цвингли, человек, который сделает для реформации не меньше, чем Лютер. Мир стоял на пороге грандиозных изменений…

К тому же Европа наконец оправилась от последствий Великой Чумы 1343–1348 годов. Начался взрывной рост населения.

Карта той части Пруссии, которая отошла Альбрехту

Если в 1430-м население Бургундских Нидерландов составляло 130–140 тысяч человек, то уже в 1500 году оно увеличилось до 226 тысяч. В 1580-м — 1.2 миллиона. В 1646-м — 2 миллиона человек. Население Антверпена в 1473 году составляло 15 тысяч человек, в 1500 году — 43 тысячи человек, в 1573-м — уже 100 тысяч человек.

Всю эту прорву людей надо было кормить. В условиях раннего Нового Времени на такой рост населения банально не хватало земли, что и спровоцировало резкий рост межгосударственной торговли и морских перевозок, а также, как следствие, — рост цен на продукты питания.

В этом смысле Балтика стала для голландцев спасением. Сначала закупки зерна начались через Ганзу, но голландцы быстро сообразили, что посредники им не нужны, и стали торговать напрямую. Основные порты вывоза зерна — Данциг, Рига, Ревель. Экспорт пшеницы в Голландию постоянно рос — с 10 тысяч ласт в 1500-м до 80 тысяч ласт в 1560-м. Это потребовало резкого увеличения флота: тоннаж в 1500 году — 19 тысяч тонн, в 1560-м — уже 63 тысяч тонн. Но…

Приобретите подписку, чтобы продолжить чтение

Месяц неограниченного доступа ко всем статьям на «Спутнике», включая наши великолепные премиум-материалы всего за 300 рублей! Премиум-подписчикам нужно щелкнуть по Already purchased? и ввести свой пароль.

Если у вас возникли вопросы по подписке или вы хотите ПОДПИСАТЬСЯ БЕЗ КРЕДИТНОЙ КАРТЫ, то отправьте нам письмо на [email protected]