Как создать русскую национальную партию? — Sputnik & Pogrom

Как создать русскую национальную партию?

Общество, Политика, Россия  /  16 марта 2017 г.

Когда мне было лет семь или восемь, мы компанией дворовых пацанов создали тайное общество. Все как у взрослых. Учредительные документы, шифры, карты, официальная иерархия, борьба за власть. И даже настоящий предатель. Не смогли придумать только сущую мелочь: чем заняться. Организация бесцельно просуществовала несколько недель и тихо умерла своей смертью, когда наступил сентябрь и заговорщикам пришла пора идти в школу.

Эта история не раз вспоминалась мне при появлении очередной мертворожденной политической организации, будь то Координационный совет оппозиции или Комитет 25 января. Разговоры, заседания, резолюции — а реального выхлопа никакого.

Околонулевой КПД для политики обычное дело. В полуавтобиографической книге «То, чего не было» Андрей Болотов (прототип автора, лидера боевой организации эсеров Бориса Савинкова) каждый раз посещает заседания комитета партии с трудно скрываемым отвращением. Преисполненный чувством собственной значимости ЦК что-нибудь обсуждает, а Болотов даже не слушает. Он думает: «Господи, о чем они говорят?.. Одно и то же всегда, всегда, всегда, и у всех одно и то же…»

В России уже более двадцати лет не удается создать дееспособную политическую организацию, которая бы представляла интересы русских (в инклюзивном, а не узко этническом значении) и была бы способна всерьез бороться за власть. Как ее создать?

Распространено мнение, что препятствием является действующая власть. Якобы пока она у руля, ничего не получится. А вот когда «режим» рухнет или ослабнет, «мы» возьмем власть в свои руки и перестроим Россию. Это несколько наивный подход.

Во-первых, нет никакой гарантии, что с властью что-то случится. Наша политическая система менее устойчива, чем английская или американская. Но Россия жила так столетиями.

Во-вторых, что хорошего, если власть действительно рухнет? Динамика революций непредсказуема, даже в удачных случаях они редко приносят счастье их современникам. Еще одной смуты наша страна может не пережить.

В-третьих, что будет, когда/если окно возможностей наконец-то появится? Кто будет бороться за власть? У либералов есть лидеры и организации. Пусть в основном потешные, но в случае возникновения вакуума власти и этого может хватить.

Отсутствие людей и организаций — наша главная проблема.  Люди и организации не берутся из ниоткуда. Они возникают, когда появляется Дело.

Пара примеров.

Навальный. Его крестовый поход против коррупции — это в основном популизм. Но в отличие от других либералов у Навального есть хоть какие-то зримые результаты: «пехтинг», инициатива о запрете на дорогие автомобили чиновникам, антикоррупционные проекты. Поэтому Навальный самый популярный политик в партии «Дождя», поэтому у него столько волонтеров, поэтому на выборах мэра Москвы он получил 30% голосов.

Другой пример из бизнеса. В Сыктывкаре есть компания «Додо Пицца». Ее основатель Федор Овчинников начинал в середине 2000-х с книжного магазина, выросшего в небольшую сеть. Со временем появились старшие партнеры-инвесторы. Через несколько лет из-за разногласий с ними Федор вынужден был выйти из бизнеса и продать свою долю. Его капитал на старте составлял 400 тысяч рублей (потребительский кредит в Сбербанке), а на выходе, через несколько лет, всего 1 млн.

Федор начинает все заново. Едет в Санкт-Петербург, несколько месяцев работает простым пиццамейкером в Papa John’s, а по возвращении в Сыктывкар (2011 год) открывает свою пиццерию. Спустя шесть лет «Додо Пицца» становится самой крупной сетью пиццерий в России с выручкой 2,89 млрд рублей. Запущены пиццерии в США, Китае, Румынии, скоро открытие в Англии. При таких темпах в течение 5–10 лет Федор окажется в списке Forbes. Как он добился такого результата?

Федор действовал. Он действовал и рассказывал обо всем в блоге sila-uma.ru. Его пример вдохновил многих людей. Через блог к Федору пришли ключевые сотрудники, первые покупатели франшизы (когда франчайзинговой программы еще не было), первые инвесторы. «Додо» привлекла от читателей блога более 100 миллионов рублей инвестиций.

Политическая сила, представляющая интересы русских, появится только когда мы сами ее создадим. Начинать надо не с учредительных съездов, а с решения конкретных проблем. Уже в процессе проявятся лидеры и сформируются организации.

В 2014–2015 годах окном возможностей был конфликт на Украине. Русская Весна многих сделала известными, но в политике новых лиц сильно не прибавилось. Получилось у Поклонской, частично у Чалого (возможно, он еще вернется в политику), не получилось у Стрелкова (нет качеств политика). На сегодня потенциал Русской Весны исчерпан. Украину уже не одолеть горсткой идейных людей. Точку приложения усилий нужно искать внутри страны.

Россия почти три десятилетия живет с наследием СССР: автономные республики, поощрительное отношение к сохранению собственной идентичности меньшинствами вместо ассимиляции, невнятная политика в отношении русских из бывших республик. Как минимум часть этих проблем можно решить движением снизу, не замахиваясь на смену всей системы.

Слишком большие цели плохи тем, что на них трудно поднять народ. Не пассионариев (они, наоборот, зажигаются от больших целей), а широкие массы людей. В бизнесе большинство стартапов, выросших в миллиардные корпорации, начинают с малого, а не с замыслов об изменении мира. Что бы они потом о себе ни рассказывали. Цель нужна ограниченная, выглядящая осуществимой. И когда цель будет достигнута, это вдохновит людей на большее.

Вот подходящая цель — отменить обязательное изучение местных языков в автономных республиках. Многие проблемы России вызваны чрезмерной централизацией. Одна из причин централизации — недостаточная однородность страны. Стоит чуть ослабить вожжи, поднимают голову сепаратисты. Язык — основа национальной идентичности. Ослабляя язык, ускоряешь ассимиляцию и снижаешь потребность в централизации.

Необходимость изучать региональные языки вызывает большое раздражение у населения. Взять республику Коми. Язык коми — слаборазвитый, разговорный и бесполезный — преподается в 97% школ республики. Доля коми составляет всего 23% населения республики. Доля тех, кто реально говорит на коми, еще меньше. И тем не менее замминистра образования Светлана Моисеева-Архипова заявляет, что «изучать или не изучать коми язык — это обсуждению не подлежит» и что надо формировать у детей «позитивную этническую идентичность». Местное население не в восторге от того, что дети тратят столько времени на ненужный предмет. На региональном новостном сайте заметка о языковой политике собирает 381 комментарий. Обычная норма для этого сайта — 10–20 комментариев.

Очевидно, что движение за отмену обязательного изучения локальных языков может получить большую поддержку. Как его организовать? Это можем сделать мы сами, читатели СиП. Просто начав действовать. Каждый в своем регионе. А СиП, раз уж он претендует на роль общерусской политической газеты, может выступить коллективным организатором.

Для старта много не требуется. Создайте паблики в социальных сетях для своего региона. Начните пропаганду. Привлекайте подписчиков. Настраивайте их на нужную волну.

Названия пабликов должны точно отражать цель движения, а контент — сфокусирован на заявленной теме:

— Новости языковой политики региона.

— Новости о сложностях, которые возникают из-за региональных языков (пример).

— Новости извне, резонирующие с происходящим в регионе.

— Публичная критика лиц, защищающих статус-кво (пример). В том числе, распространение реального компромата, если он есть.

— Исторические очерки.

— Мнения и истории читателей.

— Комментарии известных людей.

— Шокирующие факты («2000 часов тратит ваш ребенок на изучение татарского в школе»).

Тем и форматов множество, здесь перечислено лишь то, что лежит на поверхности. Ничего страшного, если в одном регионе начнут действовать сразу несколько человек. Кто-то со временем отвалится, кто-то объединится. В дальнейшем, когда сформируется аудитория, можно будет перейти от пропаганды к прямым действиям — судебным искам, автопробегам, коллективным бойкотам (в списке Джина Шарпа 198 методов ненасильственной борьбы — подойдут не все, но многие). Но сначала надо набрать сторонников.

Необходим будет координатор, и в этой роли может выступить СиП: освещать работу активистов, рассказывать о наиболее удачных решениях (для тиражирования в других регионах), помогать по части пропаганды и организации («Нашей группе в Казани нужен сильный юрист, кто готов помочь?»).

В интересах дела нужно использовать максимально широкий круг союзников. Это могут быть не только местные общественники и организации, уже ведущие борьбу, но и представители власти. Например, Поклонская. Она человек идейный и знает проблему на своем опыте. За несколько месяцев работы в Думе Поклонская внесла две законодательных инициативы. Одна из них — об упрощении предоставления гражданства носителям русского языка.

СиП в качестве коллективного организатора мог бы составить список людей, обладающих властью или известностью, которых могут быть полезны.

Глобально задача движения должна состоять в создании активности сразу в нескольких регионах и постоянном повышении градуса. Сопротивление позитивной дискриминации в регионах существует, но в основном это разовые, нескоординированные действия. Нужна долгая, системная работа. Чтобы о проблеме говорили из каждого утюга.

Местные власти будут сопротивляться. В некоторых регионах сопротивление может быть весьма сильным и даже опасным (Татарстан, Кавказ).

Федеральные власти, наоборот, могут оказаться невольными союзниками. Кремль и рад был бы решить проблему автономных республик, но то ли недооценивает важность проблемы, то ли боится, то ли не знает, как к ней подступиться. В то же время для Кремля очень важна социальная стабильность. Напряжение в регионах заставит федеральные власти быстрее шевелиться. Или даст повод вмешаться, сделать намек региональным властям. На сильные этнократии намеки не подействуют или подействуют не сразу, но в декоративных республиках типа Коми этого может хватить. Когда появится положительный пример, это воодушевит людей в других регионах.

Проблема региональных языков — это лишь начало. Со временем инициативные группы смогут переключиться на другие проблемы, расширить повестку. Сложится организация федерального масштаба, а инициативные группы станут региональными отделениями.

Со словесными атаками на центральную власть надо быть осторожными. Кремль живет «по понятиям»: прислушивается к протестам против местных порядков, «за справедливость», но критику центральной власти воспринимает болезненно. Несвоевременная информационная кампания принесет только вред.

Не стоит задаваться вопросами «Кто я такой, чтобы лезть в политику? Что я могу? Должны же быть другие люди, более умные, способные и волевые». Вы не будете первыми, кого посещают такие сомнения. Революционеры начала XX века точно так же сомневались (почитайте Савинкова). Многим из них казалось, что где-то должны быть идеальные люди, которые возглавят борьбу. Но такие идеальные люди существуют только в воображении.

Описанная мной технология создания политической организации тоже не нова. Таким же путем — выстраивание партии на базе пропагандистской газеты с разветвленной региональной сетью — действовала социал-демократическая оппозиция сто с лишним лет назад. Можно как угодно относиться к Ленину и большевикам, но нельзя отрицать их результативность.

2017-й — прекрасный символический год для закладки организации, которая исправит то, что сделали большевики в 1917-м и их наследники в 1991-м.

-