Что случилось с экономикой 9 — 15 октября 2017 года? Специальный доклад «Спутника и Погрома»

В этом еженедельном экономическом дайджесте «Спутника и Погрома»:

— Игра потоков: последние новости о подводных течениях вокруг Nord Stream 2. Куда подует ветер на Балтике?

— Не разбираешься — критикуй, не понимаешь — запрещай! Банк России в тандеме с Генпрокуратурой закрывает сайты, предлагающие приобрести криптовалюту.

— Страх под контролем: ЦБ подготовил ряд «персональных» поправок в законы, коммерческие банки страхуют вклады по-взрослому.

Поток, который смог

«Северный поток-2» — пожалуй, самый перспективный и наиболее реалистичный газовый проект Ресурсной Федерации. На это есть ряд причин. Во-первых, «Северный поток-2» планируют запустить с пропускной способностью 55 млрд кубометров в год. Это значительно выше аналогичного показателя у распиаренной «Силы Сибири» (38 млрд куб.м./год) и «Турецкого потока», недавно урезанного вполовину. Во-вторых, в реализации проекта задействованы деньги множества инвесторов. Летом оператору и строителю — швейцарской Nord Stream 2 AG — предоставили свои средства такие компании, как Shell, OMW, Uniper, Wintershell и Engie. Совокупная доля иностранных инвесторов в «Северном потоке-2» составляет 50%, в то время как два других мегапроекта «Газпром» финансирует фактически в одиночку. В-третьих, «Северный поток-2» — единственный проект с законченной концепцией и единой позицией непосредственных стран-участников — РФ и ФРГ. Это опять же выгодно отличает его от «Турецкого потока», который раз в сезон меняет свой дальнейший маршрут (сначала Болгария, потом Греция, теперь — Сербия), и тем более от «Силы Сибири», где КНР перестала проявлять какой-либо интерес к трубе в далекой тундре и тайге. Наконец, только «Северный поток-2» выглядит действительно экономически и политически обоснованным проектом — Германию сложно обвинить в деловом непостоянстве (в отличие от Турции), а проблему с несговорчивыми транзитными странами выгодно решить обеим сторонам.

Однако все эти позитивные факторы вовсе не означают, что в остальных частях света российский проект воспринимают так же радужно. На этой неделе возобновила активность Еврокомиссия, решившая похоронить трубу глубже морского дна — с помощью законодательных инструментов. Стоит отметить, что претензии европейской исполнительной власти идут нога в ногу с возражениями депутатов в Европарламенте и включают в себя массу причин, из которых тривиальное стремление помочь Украине находится далеко не на первом месте. Комиссары Евросоюза, очевидно, используют проект в целях утверждения своей политической власти над властями национальными — но пока получается не очень. Отчаявшись получить мандат на ведение переговоров по «Северному потоку-2» у Совета ЕС, где собрать большинство голосов не удалось, комиссары решили пойти другим путем. К ноябрю они хотят разработать законопроекты, которые бы распространили на проект «Газпрома» нормы Третьего энергопакета ЕС, противодействующего монополизации рынка. Энергопакет имеет предписания в том числе и к транзитным трубам в пределах ЕС — обязательное разделение компаний оператора и поставщика по видам деятельности, доступ третьих сторон к трубе и, самое важное, ограничение по загрузке пропускных мощностей. Для успеха своей аферы комиссарам придется бороться как минимум в Совете Европы (не путать с Советом ЕС), поскольку стремление регулировать объекты в нейтральных водах явно противоречит международному морскому праву. И там эта инициатива вряд ли найдет поддержку.

Несмотря на кажущийся успех, у Еврокомиссии всегда остается «план Б», который уже действует в случае с «Северным потоком-1». Вопрос технический: как только заканчивается подводная часть газопровода и он выходит на сушу, он обязан соединиться с европейской трубой, ведь так? Тогда что мешает ограничить мощность на этом этапе? Тут с вопросом юрисдикции полегче. Европейской трубой в Германии является газопровод OPAL, который связывает «Северный поток-1» со всей газотранспортной системой Европы. Именно он и попадает под действие энергопакета ЕС, ограничивая загрузку мощностей на треть. Законность этих мер спорна, обсуждалась даже в Суде ЕС, но OPAL все-таки выполняет свою ограничивающую роль, пусть и с переменным успехом. В случае провала инициативы Еврокомиссии раз и навсегда сковать «Северный поток-2» в море, ситуация с OPAL, видимо, повторится точь-в-точь. Но не стоит думать, что «Газпром» во второй раз наступает на те же грабли — риски и потери наверняка учтены компанией при реализации проекта, который вырос именно из-за этих ограничений. Главная угроза состоит не в сомнительных экономических выгодах (о которых, конечно, стоит поспорить, учитывая снижение потребления газа и рост альтернативной энергетики), а в банальном срыве проекта, как это вышло с «Южным потоком».

Главные риски некоторые эксперты связывают с санкциями США, применение которых может в любой момент заморозить кредиты международных энергетических компаний, предоставленные для Nord Stream 2 AG. Компанию не спасёт даже швейцарская прописка, потому что единственный её владелец — российская газовая монополия. Часть средств — около четверти из планируемых €4,75 млрд — успели выделить ещё до санкций, и теперь соблюдение условий первоначального проекта финансирования остается под вопросом. В «Газпроме» рискуют получить себе на спину ещё один проект, который придется тянуть в одиночку. Причем снова за счёт собственных средств — едва ли какая-то банковская группа решится помочь российской корпорации в этой нелегкой борьбе. Но даже это развитие событий не означает остановки дела — Ресурсная Федерация, без сомнения, найдет деньги для того, чтобы завершить строительство даже в одиночку. Единственное, чего и правда стоит опасаться — решения национальных правительств отдельных стран, под водами которых должна проползти российская мурена. Регулирование, которые Финляндия, Швеция, Дания и Германия могут приложить к трубе, касаются Конвенции Эспо — оценки воздействия на окружающую среду. Несмотря на кажущуюся незначительность, отрицательные заключения по этим оценкам — то немногое, что может если не застопорить, то точно замедлить реализацию «Северного потока-2». Наибольшие опасения для РФ сосредоточены в Датском королевстве, где в прошлом месяце начали обсуждения закона, прямо запрещающего строительство. Если обещания копенгагенского министра иностранных дел сбудутся, то Nord Stream 2 AG придется существенно менять проектную декларацию газопровода и отводить его севернее (через воды Швеции). Забавно, что Дания, географически удаленная от восточной Балтики, имеет такие возможности благодаря острову Борнхольм, который, вместе с прилегающими водами, входит в её состав. Оператор подал требуемые заявки в большинство стран в сентябре — и теперь остается только ждать их ответа.

Можно сказать, что «Северный поток-2» ближе других приблизился к почётному статусу «потока, который смог», даже несмотря на то, что сам процесс укладки труб ещё не начат. Пока у РФ хватает сил и союзников для продолжения своих задумок. Значит, единственное, на чем стоит сфокусироваться русским — как эти объекты в будущем использовать для своей выгоды.

Bitcoin — валюта дьявола

Как выяснилось во вторник, так считает Центральный банк в лице его первого зампреда Сергея Швецова. Наблюдая за динамикой биткоина два года, Сергей Анатольевич, должно быть, увидел нарисованную графиком пентаграмму и решил немедленно оградить слабых волей граждан РФ от соблазна. Пентаграмма открылась Швецову в таких качествах криптовалют, как: отсутствие юридического описания, быстрый рост, интерес инвесторов и сомнительная ликвидность инструмента. Смешно, но Швецова технически упрекнуть не в чем — да, Bitcoin и другие криптовалюты стали больше похоже на активы, чем на расчётную систему (не в последнюю очередь потому, что в РФ ими нельзя расплачиваться). Да, инвестирование несёт повышенные риски и не обеспечивает защиту инвесторов. Да, возможно, ликвидность больших объемов биткоина сомнительна. Но, простите, а на любом другом рынке что-то сильно отличается?

Любая игра предполагает риск, а уж эфемерность такой вещи, как «защита прав инвесторов», знакома любому, кто пробовал работать на бирже или хотя бы знает историю финансового рынка РФ. То же самое и с хранением средств в рублях — 2014 год доходчиво объяснил добрым русским людям, какими гарантиями обладают даже бумажные «билеты банка России». Так почему бы не дать возможность гражданам подумать своей головой и инвестировать в ультрадоходный инструмент, хотя бы для получения краткосрочных выгод? В конце концов, покупатели криптовалют — не наивные бабушки на пенсии, а самая прогрессивная часть среднего класса, которая, без сомнений, может здраво оценивать свои риски. Но нет, не таков советский чиновник, чтобы позволять населению делать что-то без эгиды государства. Поэтому ответ Швецова банальный — приобретение запретить, сайты блокировать.

А можно как-то по-другому? В Госдуме считают, что да, но от их предложений вы может упасть со стула от хохота.

Приобретите подписку, чтобы продолжить чтение

Месяц неограниченного доступа ко всем статьям на «Спутнике», включая наши великолепные премиум-материалы всего за 280 рублей! Премиум-подписчикам нужно щелкнуть по Already purchased? и ввести свой пароль.

Если у вас возникли вопросы по подписке или вы хотите ПОДПИСАТЬСЯ БЕЗ КРЕДИТНОЙ КАРТЫ, то отправьте нам письмо на [email protected]