Книги — Sputnik & Pogrom

Текст: Адам Винер, Politico.  Перевод: Иван Петров, «Спутник и Погром» Когда Алан Гринспен начал свою политическую карьеру в 1974-м, он попросил двух человек сопровождать его на церемонию принесения присяги в качестве главы Совета экономических консультантов: свою мать, Розу Голдсмит, и своего гуру — Айн Рэнд. Со времён своего назначения, годами позже, главой Федеральной резервной службы вплоть до выхода на пенсию в 2006-м Гринспен будет применять

Самый противоречивый момент русской Смуты XX века — репрессии эпохи Гражданской войны. И 100-летие Февральского и Октябрьского переворотов 1917 года, которое мы с горечью отметим в этом году, вновь оживило несколько поутихшую дискуссию. Мнений о «красном» и «белом» терроре — множество. Сегодня мы предлагаем вам ознакомиться одним из них. Первые два стереотипа относительно хорошо известны. Напомним о них вкратце. Представление, господствовавшее в советское время: «красный» террор был мерой временной и вынужденной.

Небольшая добрая позитивная история для правильного начала вашего 2017 года. После того как сторонника Трампа, националиста и провокатора Мило Яннопулоса (называвшего феминизм «раком» и устроившего тур по американским университетам с лекциями о вреде политкорректности, лекции многократно пытались сорвать возмущенные либералы) забанили в твиттере за травлю негроженщины из новых «Охотников за приведениями», его агент написал Мило вежливое письмо, которое сводится к тому, что Мило теперь неприкасаемый и приличным

Новая книга «Чёрной Сотни»: «Наше Положение», три работы А. Вандама о геополитике. Абсолютный мастрид для всех, кто интересуется большими играми государств — или хочет, чтобы о мировом господстве с ним поговорил не бородатый идиот Дугин, а генерал-майор русской военной разведки. «…въ бою подъ Манилою зашедшіе съ юга Азіи Англо-Саксы направляли свои орудія черезъ головы уже повергнутыхъ ими Испанцевъ противъ Великой Славянской Державы и открывали

Текст: Франк Фуреди, The American Interest. Перевод: Григорий Николаев, «Спутник и Погром» Говорят, что мы живем в Эпоху Отвлекающихся Людей. Бешеная скорость развития технологий попросту не дает нам сконцентрироваться, не дает возможности прочесть сложные книги. Многие университетские преподаватели жалуются, что привычка студентов постоянно сидеть в интернете мешает им воспринимать серьезные тексты. Часто говорят и о том, что наш мозг перегружен нескончаемым потоком информации.

Автор текста — Александр Жучковский, уроженец Санкт-Петербурга, русский националист, ополченец, ветеран обороны Славянска, координатор крупнейшего проекта гуманитарной помощи Донбассу. Именно усилиями Жучковского и его коллег с апреля 2014 года были собраны десятки (если не сотни) миллионов рублей помощи ополчению и мирным жителям региона. Приобретенное и доставленное Жучковским военное обмундирование (бронежилеты, каски и др.) спасло жизни тысяч защитников Русской весны. Ведет сайт strelkov-info.ru (там же

«Вся кремлевская рать» главного редактора «Дождя» Михаила Зыгаря выглядит необычно. За последние 15 лет Россия отвыкла от книг, освещающих потайную кухню государственной машины — о каком анализе можно говорить, если только в 2015 году удалось случайно обнаружить одну из дочерей Путина? Предыдущая книга, частично похожая по формату — «Байки кремлевского диггера» Елены Трегубовой, бывшей журналистки ельцинского кремлевского пула — еще в либеральном 2003 году довела автора

Текст: Дэмьен Уолтер, The Guardian. Перевод: Григорий Николаев, «Спутник и Погром» Быть поклонником Толкина — все равно что хвататься за обоюдоострый волшебный меч. С одной стороны, все мы видели, как «Властелин Колец» из просто культовой книги превратился в самую успешную и известную историю прошлого века. Мы смеялись над критиками, утверждавшими, что «Властелин» ничего не добьется в кинопрокате, и смотрели насыщенную (и чудовищно длинную) киноадаптацию «Хоббита». А с другой стороны, стоит

Р усской истории не очень повезло с общими курсами. Им не хватало либо строгой научности (как «Истории» Карамзина), либо художественной яркости и патриотической философии (как «Истории» Соловьева), либо систематического изложения фактов (как «Курсу» Ключевского). Либо они сочинялись в угоду узкой и национально-нигилистической идее (как работы Милюкова и Покровского), либо выходили не вовремя — в глухоте безвременья (как лекции Платонова и Любавского). К настоящему же времени систематическое изложение русской истории

Ранее: часть вторая   Часть III «Записки добровольца» — «На Москву» — «Очерки русской смуты» — «Первые четырнадцать лет» — «Плен» — «Походы и кони»   «Записки добровольца» Сергей Эфрон     Читать онлайн   Бури-вьюги, вихры-ветры вас взлелеяли, А останетесь вы в песне — белы-лебеди! (Цветаева) С ергей Яковлевич Эфрон (1893–1941) родился в Москве в семье русской дворянки Елизаветы Дурново и виленского еврея Якова Эфрона. Где мог образоваться

Друзья, открыт предзаказ на новую книгу «Чёрной Сотни» — «Записки террориста (в хорошем смысле слова)» — мемуары ополченца с позывным Африка, заставшего самое начало Донбасской войны. Абсолютный мастрид, единственная книга о Донбасской войне, написанная не диванным пропагандистом, а реальным ополченцем и русским националистом. «Африке» плевать на цензуру и политкорректность – никаких слёз, соплей, романтики и

Ранее: часть первая Еврейские погромы, «темная сторона» героического Кубанского похода, тайна рукописи барона Врангеля, рабочие в Белом движении, «самостийный» Дон и многое другое во второй части «Антологии белогвардейских воспоминаний». Часть вторая Записки белогоофицера —Записки белогопартизана — Записки Врангеля — Ижевцы и воткинцы — Исповедьприговоренного — Кризис добровольчества — Купол Св. Исаакия Далматского — Ледяной поход — На внутреннем фронте Записки белого офицера Сергей Шидловский Читать онлайн С

За историческими катаклизмами неизбежно широким шлейфом тянутся стройные ряды мемуаров. Количество людей, переживших за относительно короткий отрезок времени аномальные события, оказавшихся в круговороте из ряда вон выходящих «приключений», возрастает многократно. Человека охватывает острое желание сохранить пережитое для потомков, ведь для многих эти годы или даже дни остаются самыми яркими в жизни. Написание воспоминаний становится попыткой оправдаться или справиться с психической травмой,

Американский биолог Джаред Даймонд (р. 1937) широко известен во всём мире как автор научно-популярного бестселлера «Ружья, микробы и сталь», удостоенного Пулитцеровской премии. В ней автор взялся объяснить, почему одни регионы мира, как Европа и Китай, преуспели в развитии, а другие — древняя Америка, Австралия, Экваториальная Африка — отстали. Почему не инки и ацтеки открыли Европу как «Новый Свет», а наоборот? Даймонд обещает ответить на этот вопрос политкорректно, избегая

«Не сильные лучшие, а честные. Честь и собственное достоинство — сильнее всего» — Ф.М. Достоевский Легендарный «Кодекс чести русского офицера» — возвращается! Его читали русские офицеры на фронтах Первой мировой войны. Его переиздавали в самые тяжёлые военные годы и распространяли среди выпускников военных академий и уже бывалых военных командиров. Его практически не вспоминали более 70 лет, а если вспоминали — то лишая всякой сути. «Кодекс» вернулся в 2014 году и словно 100

«Кончив, таким образом, одно славное дело, вам предстоит другое, в моих глазах столь же славное, а в рассуждении прямых польз гораздо важнейшее — усмирение навсегда горских народов или истребление непокорных» — Николай I, 1829 год. Друзья! Стартуют последние недели предзаказа на новую книгу интерактивного издательства «Чёрная Сотня» «60 лет Кавказской войны», написанную в 1860 году выдающимся русским публицистом и историком Ростиславом Фадеевым. Почему эта книга важна

Друзья, представляем вашему вниманию новую книгу интерактивного издательства «Черная сотня» — «Шестьдесят лет Кавказской войны» — обстоятельную официальную историю этого конфликта, написанную Ростиславом Андреевичем Фадеевым (1824—1883), известным русским военным историком, публицистом, генерал-майором. Работа Фадеева является одним из первых и наиболее объективных обзоров Кавказской войны. В книге доходчиво рассматриваются причины противостояния и его последствия, а также цели воюющих сторон. Отдельная

Ницше назвал своего «Заратустру» книгой для всех и ни для кого. Думаю, он имел вот что — блестящая литературная форма, яркая образность, задорные формулы и афоризмы обрекали эту книгу на успех и популярность. Однако эта популярность мешала прочтению. Благодаря сотням цитат и пересказов все уверены, что такую книгу читали. Большинство интеллигентных людей не могут признаться, даже себе, что в лучшем случае подержали её в руках и знают о содержании