Церковь после 1917 года

rpz1917-cover

Русская православная церковь в ХХ веке пережила больше радикальных изменений, чем за всю свою остальную историю. Восстановление патриаршества, появление других течений, несколько расколов — революция изменила её так же сильно, как и всю остальную страну.

С петровских времен и до 1917 года церковь фактически работала как государственный институт. Отмена патриаршества Петром была своеобразной полумерой, англикане, например, в свое время просто отменили Папу Римского, а главой церкви стал британский монарх. Петр же передал управление церковью в руки Священного синода, в который входили как представители церкви, так и обер-прокурор, официальный представитель императора. Поначалу он считался только «оком государевым», но весь XIX век его полномочия расширялись, и постепенно он превратился в первое лицо в Синоде. Обер-прокурорская должность приравнивалась к министерской.

Официально считается, что всех последних обер-прокуроров царского времени назначал и снимал лично Распутин. Вот такой крутой мужик. Не только фронтами лично командовал и ахалай-махалай светским дамам делал, но и всех министров назначал. Что Распутин элементарно был фигурой неистовой по своей мощи революционной пропаганды, люди сто лет спустя уже не понимают. Сколько бы потом наставники императорских детей ни божились, что никогда никакого бородатого оборванца не видели, это уже не принимается в расчет. Публике интереснее считать, что все решения в Империи принимал Распутин, на основании провидческого таланта своего гигантского полового члена.

Считается, что предпредпоследнего обер-прокурора Самарина снял Распутин. Потому что революционная пропаганда любое назначение и смещение объясняла действиями Распутина — тема работала и шла на ура. На деле кандидатуру Самарина в свое время продавил Николай Николаевич, которого с большим трудом потом пришлось убирать с поста верховного главнокомандующего (а его людей, соответственно, со всех остальных постов). Но это, разумеется, не так увлекательно, как любовные приключения бородатого мистика.

Еще принято считать, что последний царский обер-прокурор Раев был ставленником Распутина. Почему? Логика та же самая: если пост получил — значит через Распутина. Раев был сыном митрополита петербургского Палладия, который проводил коронацию императора Николая II и на этом основании считался надежным человеком в непростые предреволюционные времена, но это тоже никого не интересует. Распутин — и все тут. Причем вся связь с Распутиным строится на показаниях афериста и агента всех разведок Манасевича-Мануйлова:

Председатель. — Почему Кульчицкий являлся кандидатом Распутина?

Мануйлов. — Я не знаю. Я слышал, что он бывал там. Одним словом, Кульчицкий бывал у Питирима, и вопрос был решон, но в последний момент почему-то не прошло, и тогда вот явился Раев, который тоже был кандидатом Распутина.

Председатель. — Так что, значит, Кульчицкий прочился раньше на пост прокурора св. Синода? Скажите пожалуйста, какая связь между Раевым и Распутиным?

Мануйлов. — Раев тоже был рекомендован Распутиным.

Председатель. — А Распутину кем?

Мануйлов. — Не могу сказать.

Чтобы было понятнее: кто вообще такой сам Манасевич-Мануйлов, понять невозможно. По одной версии — еврей-выкрест, был сослан с отцом в Сибирь, где его якобы усыновил богатый купец (!), по-другой версии — бастард князя Мещерского, по-третьей — гомосексуалист, завербованный охранным отделением.

После Февральской революции, пока созывался и проходил Поместный собор, который Временное правительство поддерживало, ожидая «демократизации» церковной жизни, успели поработать два уже «демократических» обер-прокурора. Первым был карнавальный Владимир Львов. Он не имел никакого отношения к князю Львову, который возглавил правительство, но имел брата Николая, который при Временном правительстве возглавлял театры, а в эмиграции стал монархистом.

rpz1917-1

Владимир Львов оказался человеком весьма специфическим. Будучи депутатом-октябристом Думы, он входил в думскую комиссию по церковным делам и считался оппозиционерами главным кандидатом на роль обер-прокурора. Львов разогнал весь состав Синода и вообще запомнился необузданной склочностью, страстью к ругани и бонапартизму. Такая демократическая копия Ленина, вплоть до отдаленного внешнего сходства.

Львов ушел в отставку, ожидая получить пост в новом правительстве Керенского, но Керенский его кинул, и Львов с тех пор считал того своим врагом, супостатом, диаволом во плоти и величайшим злом на планете.

rpz1917-banner4

Позднее обер-прокурор сыграл не совсем ясную роль в корниловском выступлении, фактически спровоцировав его. Трудно сказать, был ли Львов просто психически нездоровым и болезненно самолюбивым человеком, или профессиональным провокатором-карнавалистом. Однако после революции и начала Гражданской войны он бросил семью и перебрался во Францию, где начал выступать с требованиями прекратить всяческую поддержку Белой армии.

rpz1917-banner5

Львов присоединился к сменовеховцам, начал славить советскую власть и в 1922 году вернулся в СССР, где вступил в Союз воинствующих безбожников и некоторое время принимал участие в создании обновленческого движения (о движении расскажем позже). Точная дата его смерти неизвестна, однако это начало 30-х. Сначала его отправили в ссылку, затем арестовали; он умер под арестом. Всё потомство Львова, оставшееся в СССР, погибло в ходе репрессий. Зато его дочь, вышедшая замуж за белого офицера, перебралась в США, и внук Львова стал довольно известным баскетболистом, отыгравшим десять лет в НБА: это Томислав Мещеряков, более известный в Америке как Том Мешери.

Львова на посту обер-прокурора сменил Карташев, который пробыл там всего две недели, после чего передал власть Поместному собору. Поместный собор, наконец, нашел время и место, чтобы вернуть патриаршество. Стоит отметить, что дискуссия о восстановлении патриаршества и его уместности шла достаточно оживленная, и почти половина участников собора выступала против. После прихода к власти большевиков счет шел уже на дни, поэтому споры прекратил председатель собора, митрополит Московский (с лета 1917 года) Тихон (Беллавин) — будущий патриарх. Он заявил, что к нему обратились видные епископы со слезной мольбой о скорейших выборах патриарха. В устроенном после этого голосовании незначительным количеством голосов (141 — «за» и 121 — «против») победили приверженцы патриаршества.

Вскоре на выборах патриарха определилась тройка лидеров. Больше всех голосов набрал митрополит Харьковский Антоний (Храповицкий) — будущий первоиерарх РПЦЗ. Второе место занял архиепископ Новгородский Арсений (Стадницкий). Меньше всех голосов получил председатель собора Тихон (Беллавин). Традиционно в церковной среде эта троица рассматривается как «самый умный — Антоний, самый строгий — Арсений, и самый добрый — Тихон».

rpz1917-2

Но все не так просто. Голосование голосованием, но необходимо было узнать и Божью волю. Поэтому патриарха позвали определять слепого монаха (!), который тащил бумажку с именем из ковчега, стоявшего перед иконой Владимирской Божьей Матери. Почему не отдаться на волю высших сил сразу, без предварительных выборов? Потому что тогда задача вытащить нужную бумажку становится уже нетривиальной. Кстати, старец Алексий, определивший патриарха, впоследствии оказался канонизирован в лике преподобных (это такая отдельная категория святых монахов). Вот как важно вытянуть нужный жребий. Хотя, вероятно, его бы канонизировали в любом случае.

Процедура определения нового патриарха выглядела так:

Митрополит Киевский Владимир вынес из алтаря и поставил на небольшой столик перед иконой Владимирской Божьей Матери ковчег с именами кандидатов в патриархи. Затем из алтаря вывели под руки слепого старца — схииеромонаха Алексия, насельника Зосимовой пустыни. В черных схимнических одеждах он подошел к иконе Богоматери и начал молиться, кладя земные поклоны. В храме стояла полная тишина. И в то же время чувствовалось, как нарастало общее напряжение. Молился старец долго. После он медленно поднялся с колен, подошел к ковчегу, вынул записочку с именем и передал митрополиту. Тот прочел и передал протодиакону. И вот протодиакон своим могучим и в то же время бархатным басом медленно начал провозглашать многолетие. Напряжение в храме достигло высшей точки. Кого назовет?.. «…Патриарху Московскому и всея Руси…» И сделав паузу для вдоха — «Тихону!» И хор грянул многолетие! Это были минуты, глубоко потрясшие всех, имевших счастье присутствовать.

Весьма любопытно, что вопрос о жребии в православии вообще-то очень спорный. Одни считают, что этого делать нельзя, другие полагают, что прибегать к жеребьевке можно только в крайнем случае. Сайт Православие.ru сообщает о жребии следующее:

Надо особо сказать о тех, кто, находясь перед выбором, любит прибегать к жребию. Это не должно делать. Господь дал нам разум, чтобы, восходя постепенно в духовной жизни, стяжать дар рассуждения. Если так легко можно с помощью жребия решать вопросы, то не нужны были бы опытные наставники, ни труды, чтобы познать истину. Человек, прибегающий к жребию, легко попадает в искушение. После жребия, не имея крепкой веры, он начинает мучиться сомнением в том, что жребий указал волю Божию. Сомнения растут, но он боится отказаться от исполнения того, что указано жребием.

Еще довольно любопытно, что Беллавин, учась в духовной академии, носил прозвище «Патриарх». По свидетельствам сокурсников, он был очень светским человеком, и всех очень удивило его намерение сделаться священнослужителем. Из всех кандидатов на патриарший престол Тихон самый необычный: сначала служил епископом Люблинским в Польше, потом епископом Аляскинским в США. Затем некоторое время провел епископом Ярославским, но после ссоры с губернатором переведен снова в Польшу, в Вильно, откуда приехал в Москву в эвакуацию в годы Первой мировой. Митрополитом Московским он стал только летом 1917 года, в условиях чисток в церковной среде, которые провел «психопат» Львов.

rpz1917-3

Тихон как московский митрополит благословляет ударный батальон перед отправкой на фронт, 1917 год, Москва, Красная площадь(фото из журнала «Искра»)

Тем временем у большевиков наконец дошли руки и до церкви, на которую они в первое время не обращали особого внимания. Тихон избрал осторожную тактику. Он принципиально не поддерживал противников большевиков и демонстративно устранялся от политики, требуя того же от остальных священнослужителей. После самых возмутительных акций большевиков он время от времени публиковал полные гнева воззвания, в которых хулил, правда, не большевиков, а некие абстрактные силы зла. Напрямую он так ни разу и не упомянул красных в своих филиппиках.

Но друзей рабочих не устраивал даже такой осторожный патриарх. Большевистская система строится прежде всего на тотальном контроле за любой инициативой и строжайшем недопущении какой-либо самостоятельности. Любое движение и даже кружок по интересам должны быть не просто лояльны и подконтрольны. Они должны быть созданы непосредственно сверху.

rpz1917-banner3

Поэтому большевики просто решили создать сверху свою церковь. Предлогом для этого послужили протесты священников и верующих против изъятия ценностей у монастырей. Большевики объявили их происками черносотенцев и осуществили маленький переворот. Патриарха посадили под домашний арест, параллельно соорудив новый высший церковный орган — Высшее церковное управление. Состав ВЦУ полностью укомплектовали обновленцами.

Обновленцы появились сразу после февральского переворота и изображали что-то вроде Временного правительства по отношению к прежней монархии. Обновленцы не признавали старую церковь, требовали демократизации, модернизации и реформ. Фактическим куратором обновленцев работал уже упоминавшийся «психопат» Львов, который, будучи обер-прокурором, щедро их субсидировал. Лидерами движения считались священники Александр Введенский и Александр Боярский.

Введенский происходил из белорусских крещеных евреев и был довольно молод. На момент Февральской революции ему было всего 27 лет: по меркам духовенства, еще отрок. До того он служил непримечательным полковым священником, но внезапно увлекся политикой, организовав в духе времени «Союз демократического православного духовенства и мирян».

Александр Боярский — родной дед Михаила Боярского (тысяча чертей!). Боярский прославился как «рабочий батюшка». Из семинарии его исключили за толстовство, но позднее простили и дали доучиться. «Рабочим батюшкой» он сделался после того, как начал весьма активно вести беседы с трудящимися на заводах, агитируя за коммунистическое христианство.

После ареста Тихона власть перешла к обновленцам. Начался раскол, часть духовенства переметнулась к обновленцам, и те на Поместном соборе низложили Тихона. Введенский фактически стал лидером обновленцев, которые главной своей задачей объявляли борьбу с буржуазной церковностью.

Но раскол случился и в самом обновленческом движении. Поначалу обновленцы называли себя «Живой Церковью», но позднее раскололись на несколько фракций: «Союз общин Древлеапостольской Церкви» (СОДАЦ), куда ушли Введенский и Боярский, и «Союз церковного возрождения» (СЦВ), который возглавил Антонин (Грановский).

rpz1917-4

Грановский оказался одним из самых статусных лидеров обновленцев. До революции он придерживался ультралиберальных взглядов, помогал собирать деньги для революционеров, весьма негативно относился как к монархии, так и к церкви в ее тогдашнем виде. Несколько раз его отправляли на покой, затем разрешали служить в отдаленных епархиях. Революцию Грановский встретил устранившимся от дел, но увидел в ней шанс. Его СЦВ отличался радикальностью: возродители церкви не просто боролись с «буржуазной церковностью», но и изменяли правила богослужений и другие обряды.

«Живую Церковь» возглавлял сотрудник ГПУ Красницкий. До революции этот товарищ был протопресвитером и даже служил в церкви питерского отделения «Союза русского народа», но после прихода к власти большевиков примкнул к ним и трудился инструктором в питерском горисполкоме. Красницкий выступал за разрушение прежней церкви и по этим мотивам вновь вернулся к церковной деятельности. Именно он стал главным свидетелем обвинения на петроградском процессе 1922 года, когда группу видных иерархов осудили и расстреляли за агитацию против советской власти.

Замечательно, что Красницкий не делал секрета из своего сотрудничества с ГПУ и ненависти к прежней церкви. Паства ненавидела его до такой степени, что просто выгнала из Князь-Владимирского собора, где тот служил. Красницкому удалось собрать совсем небольшую группу последователей, и он до конца жизни служил в заштатных петербургских церквях.

Приобретите подписку, чтобы продолжить чтение

Месяц неограниченного доступа ко всем статьям на «Спутнике», включая наши великолепные премиум-материалы всего за 280 рублей! Премиум-подписчикам нужно щелкнуть по Already purchased? и ввести свой пароль.

Если у вас возникли вопросы по подписке или вы хотите ПОДПИСАТЬСЯ БЕЗ КРЕДИТНОЙ КАРТЫ, то отправьте нам письмо на [email protected]