Советник Трампа бросает вызов Папе: у Стива Бэннона в «церкви воинствующей» есть влиятельные друзья — Sputnik & Pogrom

Советник Трампа бросает вызов Папе: у Стива Бэннона в «церкви воинствующей» есть влиятельные друзья

Ватикан, Европа, Политика, Религия, США  /  15 февраля 2017 г.

В NYT вышла увлекательная статья — про связи Стивена Бэннона в Ватикане. Стивен Бэннон — это, напомним, ближайший соратник Дональда Трампа по популистской консервативной революции, недавно перешедшей из Breitbart прямо в Белый дом. Левацкая пресса небезосновательно называет его серым кардиналом нового правительства, таким зловещим криптофашистом-манипулятором. Бэннон славен тем, что плевать хотел на политкорректность, терпеть не может мультикультурализм и основным конфликтом нашего века считает грядущее апокалиптическое столкновение с ордами исламских дикарей. Короче, интересный человек.

Так вот: ещё в бытность редактором Breitbart News (сайта, который обеспечил четверть победы Трампа, ещё три четверти — это Алекс Джонс, твиттер и форчан) Бэннон ездил в Ватикан освещать канонизацию Иоанна Павла II и общаться с полезными людьми. В Ватикане он на почве общих взглядов сошёлся с кардиналов Реймондом Берком, неформальным предводителем консервативного крыла церкви, недовольного откровенно левацкой политикой нового папы Франциска (тот, если кто не в курсе чем дальше, тем больше начинает напоминать социалиста: моет ноги мигрантам и рассказывает, что Бог, в принципе, один, может, и мусульмане тоже правы).

Бенджамин Харнвелл, конфидент кардинала Берка, описал эту встречу NYT так: «Когда встречаешь человека, который многим пожертвовал ради своих принципов, который воюет в культурной войне на одной стороне с тобой, но на соседнем поле боя — конечно, вы сойдётесь». Харнвелл встречу двух влиятельных консерваторов и организовывал.

Парадоксальный, на самом деле, союз (что отмечает даже NYT): Трамп, дважды разведённый плейбой, под запись хватавший женщин за все места, и ватиканские консерваторы. Но враг у них действительно общий — глобалистская элита, к которой папа Франциск, выступающий за миграцию и отмену границ, похоже всё-таки принадлежит. Пока в Белом доме сидел Обама, это было нормально, но теперь на Капитолии оказались правые, и церковная оппозиция им гораздо ближе.

Что ещё любопытнее, Франциск, по слухам, управляет (правит — Папа в церкви имеет всю полноту власти) в бескомпромиссном стиле — он последовательно убирал правых со всех важных постов, заменяя их своими людьми. Последнюю порцию политкорректных и полностью подконтрольных иезуитам кардиналов ввели в конклав через пару дней после победы Трампа на выборах. Кардинал Чикаго Блейз Супич, например, отзывается об этом так: «Папа не просто наполняет Церковь своими людьми, он трансформирует саму Церковь, заставляет нас вести дела по-новому». У радикальных традиционалистов (рад-традов, как их называет NYT) до сих пор не было никакой возможности остановить наступление теологии освобождения на остатки церковной догмы — пока к власти не пришёл Трамп и вместе с ним Бэннон.

Тот же Харнвелл, тоже в разговоре с NYT: «Я с Папой во многом согласен и как добрый католик не желаю тратить время на войну со Святым Престолом в тех областях, где Франциска всё равно не переубедишь. Я лучше буду конструктивно сотрудничать со Стивеном Бэнноном». Он, разумеется, добавил, что говорит как частное лицо, а не руководитель своего Института человеческого достоинства (консервативная католическая организация) и уж тем более не имеет ничего против помощи бедным. Просто методы у них с Франциском разные.

Через несколько месяцев после встречи с Берком Харнвел устроил Бэннону выступление на конференции в Ватикане (по скайпу из Лос-Анджелеса). Бэннон (католик по вероисповеданию) с удовольствием изложил клиру свой взгляд на мир: секуляризация — угроза, ислам — угроза, капитализм, отказавшийся от моральных установок христианской веры — угроза.

Речь очень понравилась святым отцам, и в особенности представителям «церкви воинствующей», с которыми у Бэннона завязались плодотворные отношения. Харнвелл утверждает, что Бэннон называет его патрона Берка «самым умным человеком в Риме», и два влиятельных консерватора ведут переписку по электронной почте. По слухам, Бэннон даже консультировался со своими римскими друзьями перед назначением американского посла в Ватикане.

Кардинал Берк

Кроме Берка Бэннон в 2014-м активно налаживал отношения с Эдвардом Пентином, главным консервативным журналистом Ватикана — хотел переманить его в Breitbart. Сам Пентин утверждает, что Бэннон посвятил всю жизнь борьбе с культурным марксизмом, в том числе отравившим и Церковь, и «производит человека, понимающего, за что должна сражаться церковь». Про Франциска Пентин написал книгу «The Rigging of a Vatican Synod?» — журналист утверждает, что Бергольо выбрали не просто так, а в результате сложной и заранее подготовленной операции иезуитов по устранению любой оппозиции. Что, учитывая репутацию иезуитов их манеру вести дела, не кажется такой уж невероятной теорией.

Коллега Бэннона по Breitbart Дэн Флюэтт утверждает, что встреча с Берком «сильно повлияла на Бэннона» — действительно, вскоре после возвращения в Америку тот начал снимать «Torchbearer», документальный фильм про апокалиптические последствия гибели христианства (в главной роли там Фил Робертсон, звезда в хорошем смысле идиотского реалити-шоу Duck Dynasty, главный реднек американского телевидения).

Очень любопытные вещи сообщает другой журналист Breitbart, Томас Уильямс (старый друг Бэннона и, кстати, бывший священник). Якобы Уильямс и Бэннон раньше часто спорили про Франциска, любимца либеральной интеллигенции всего мира — Бэннон обвинял его в криптосоциализме, а Уильямс защищал. Но потом «Стив оказался прав — как это часто случается».

Действительно, летом прошлого года Бэннон и Уильямс поговорили о папе в эфире Breitbart News (беседа была по случаю победы левого пакистанца Садик Хана на выборах лондонского мэра). Бэннон в выражениях не стеснялся и заявил, в частности, что «Франциск одобряет массовую миграцию мусульман в Европу и перекладывает, таким образом, на работающих мужчин и женщин Италии и Европы обязанность за свой счёт содержать мигрантов».

Внутрицерковная правая оппозиция в последнее время заметно активизировалась: Рим то и дело обклеивают критическими постерами, в Ватикане выходит пародийная газета с шутками про понтифика и его мигрантолюбие (а также глобализм, склонность к экуменизму и веру в глобальное потепление). Во главе этой правой фракции стоит как раз друг Бэннона Берк — он, например, яростно критикует Франциска за позволение разведённым католикам, заключившим новый брак, принимать причастие. Папа в ответ лишает Берка остатков власти: недавно был скандал с Мальтийским орденом (Франциск убрал магистра, отказавшегося подчиняться решениям Святого Престола). Магистр, по слухам, был как раз человеком опального консервативного кардинала.

Зато в Америке Берка поддерживают: у корреспондентов Breitbart есть инструкция писать о нём сочувственно, а борцы с абортами в прошлом месяце вручили кардиналу символическую копию гвоздя, которым были пробиты ноги распятого Христа — Law of Life Achievement. Награда вручается «христианам, получившим удар в спину».

Близкие к нынешнему Папе иезуиты объявляют правую оппозицию громким, но ничего не решающим меньшинством. Кардинал Жуан Брас ди Авис, соратник Франциска, заявляет такое: «Доктрина тверда. Власть Петра передаётся от Папы к Папе. И сегодня Франциск — это Петр».

Нам кажется, что святые отцы лукавят. На свете огромное множество католиков-традиционалистов, не принимающих даже Второй ватиканский собор с его осовремененной мессой и вполне способных на крупные демарши (чего стоят одни только последователи Лефевра). Вера — дело глубоко личное, пределы трактовки любой доктрины широки, но не безграничны. Делать из такой глубоко консервативной организации как католическая церковь модернизированный марксистский коктейль для угнетённых во-первых тяжело, а во-вторых опасно просто с точки зрения выживания — достаточно вспомнить судьбу мейнстримных европейских протестантов, которые домодернизировались до пустых церквей, сдаваемых под кабаки и дата-центры.

Как бы то ни было, посмотреть на союз команды Трампа и радикальных ватиканских традиционалистов будет очень интересно. Церковь (и христианский мир — а это, помимо Европы, ещё огромная Латинская Америка и растущая Азия) ожидают увлекательные времена. Крестовый поход сейчас представить тяжело, но полгода назад тяжело было представить и Бэннона в Белом доме, и Дональда Трампа, президента реднеков и имиджборд. Католической церкви две тысячи лет. Она и не такое переживала.

Американский «Спутник и Погром» рвётся к власти

-