Что случилось с экономикой 7 — 13 августа 2017 года? Специальный доклад «Спутника и Погрома»

В этом еженедельном экономическом дайджесте «Спутника и Погрома»:

— Центральный банк выпускает собственные облигации в попытке оседлать структурный профицит ликвидности: что заставляет Набиуллину бояться лишних денег?

— Новости постмодерна и братской любви: пока Шувалов предлагает создать правительственные центры майнинга, в Москве и Киеве штрафуют за оплату в биткоинах.

— Чистый вывоз капитала из РФ: кто и сколько увез из России?

— Локальная свобода: правительство окончательно разберется с особой экономической зоной в Калининградской области.

Призрак роста, призрак инфляции

В пятницу «Ъ» сообщил, что Банк России все-таки возобновит выпуск собственных купонных облигаций (КОБР). Пойти на такие меры ЦБ грозится ещё с прошлой осени, однако до сих пор ограничивался только увеличением лимитов по депозитным аукционам. Подтверждением данных издания служат и другие источники, по которым видно, что размещение бумаг на 150 млрд рублей грянет 15 августа на Московской бирже. Причиной возвращения к инструменту, который не использовался уже более 6 лет, стал сложившийся структурный профицит ликвидности в банковской системе. Собственно, «КОБРы» запускаются исключительно для борьбы с ним: их потенциальными покупателями могут стать только российские юридические лица с банковской лицензией. Чем же «лишние» деньги на руках у коммерческих банков так пугают Набиуллину?

Во-первых, о профиците ликвидности. Профицит — это когда у коммерческих банков в свободном обращении оказывается больше денег, чем они успевают отдать на активные операции, в первую очередь — на кредитование. То есть у банков образуется избыточная ликвидность, которую они размещают на счетах в ЦБ, по которым удобно следить за состоянием баланса: достаточно посмотреть на статистику рублёвых депозитов в Банке России и размер долга банков перед ним. Если депозиты превышают долг, очевидно, что в секторе имеется профицит ликвидности. Другой способ выявить профицит ликвидности — сравнить ставки межбанковского кредитования и ставки ЦБ, что тоже можно легко найти на сайте мегарегулятора. Обратным явлением для профицита ликвидности является её дефицит — постоянная потребность коммерческих кредитных организации в привлечении денег от ЦБ. Последнее наблюдалось в РФ в любой из её многочисленных кризисов — в частности, структурная «нехватка» денег у банков была неотъемлемой частью реальности с 2012-го до лета 2016 года, а также в пик кризиса в 2008-2009 годах. Наоборот, «лишние» деньги у банков появлялись в фазы активного роста российской экономики. Профицит ликвидности ведёт к удешевлению денег и всем связанным с этим рискам и преимуществам. Но сначала он должен возникнуть.

На этот раз излишнее количество денег у банков стало скапливаться как минимум по трём причинам. Первая и основная — приток ликвидности по бюджетному каналу, который возник из-за активного расходования средств Резервного фонда и ФНБ. Активно конвертируемые в рубли, в итоге эти средства оказывались у коммерческих банков, которые и разместили их на корреспондентских счетах в ЦБ и на счетах по учёту обязательных требований. Второй причиной можно выделить ту самую «сберегательную модель поведения» населения. Сформировавшаяся из-за высокой ключевой ставки, за год она привела к увеличению числа и объема средств граждан на депозитах в коммерческих банках, которые стремились компенсировать ими падение собственных реальных доходов. Третий фактор — невозможность трансформировать накопленные деньги в кредиты населению и бизнесу. То есть существующие установки Центрального банка по таргетированию инфляции одновременно со сдерживанием ключевой ставки приводили к ситуации, когда банковские кредиты реальному сектору не востребованы — нигде просто нет таких показателей рентабельности. Наконец, сами банки не особо продвигали свои продукты, потому что для них интереснее проводить сделки carry trade, хотя и теряющие свою выгоду почти с каждым новым заседанием совета директоров ЦБ. По ним «иностранные» «инвесторы» активно размещали в рублевые инструменты свои средства, полученные где-либо под низкие процентные ставки. Выгодополучателями по таким сделкам часто выступают как легальные агенты, покупающие российские ОФЗ, так и офшорные инвестфонды, действующие от лица российских организаций.

Однако длительный застой денег и смягчение денежно-кредитной политики приводит к тому, что плотина сдерживающих мер начинается постепенно рушиться. Коммерческие банки начинают не только чаще покупать корпоративные облигации, но и делать все виды кредитов доступнее — налицо, например, недавнее снижение Сбербанком ставок по ипотеке. В целом за первые 6 месяцев 2016 года портфель банковских кредитов населению вырос — хотя пока на скромные 4%. В экономике возникают так называемые дешевые деньги, верный спутник экономического роста. Существует весьма интересное мнение экономиста Сергея Блинова, частого автора «Эксперта», о том, что профицит ликвидности именно к этому и ведет. В частности, в поддержку его говорят сравнительные данные по межбанковским ставкам и ставкам ЦБ в «тучные годы», когда несмотря на высокие ставки Банка России (от 25% в 2000-м до 10% в 2007) в стране наблюдался сильный экономический рост — из-за постоянно скапливавшихся «лишних» нефтяных денег, которые и вкачивались в реальный сектор. Такая же идея лежит, кстати, в основе «Стратегии роста» Столыпинского клуба. Обратная сторона дешевых денег — раскручивание инфляции и обесценивание национальной валюты. Происходит это по двум каналам — реальному и спекулятивному, оба фактически упомянуты выше. Дешевые кредиты для населения неизбежно будут стимулировать спрос на товары, в то же время сами банки могут использовать ликвидность для спекулятивных операций на валютном рынке. Оба фактора, по мнению ЦБ, негативно скажутся на курсе рубля, волатильность которого тогда будет уже не остановить. Оппоненты же парируют тем, что курс национальной валюты и так переоценен, а цель регулятора — политическая, и мешает оздоровлению экономики.

Как бы то ни было, Набиуллина старается сдерживать количество свободных денег у банков — до сих пор это делалось с помощью депозитных аукционов, так называемой «тонкой настройки». То есть ЦБ привлекает средства для размещения их у себя на депозитах и обеспечивает доходность. С прошлого года объем привлеченных средств постоянно увеличивался. Например, если в прошлогоднем августе регулятор принял 220,8 млрд рублей избыточной ликвидности, то последний аукцион в этот вторник собрал уже 795,8 миллиарда. Теперь для абсорбирования одних аукционов недостаточно — ЦБ возвращает более длительные инструменты, то есть собственные облигации номиналом 1 тысяча рублей. Объявленное первое размещение пока тестовое, на 3 месяца, и в дальнейшем планируется увеличить сроки обращения бумаг до 6-ти и 12-месячных. Другими словами, Банк России продолжается держать денежный поток в ежовых рукавицах, попутно сжимая и горло национальной экономики. Что будет дальше?

В теории всё зависит от размеров притока новых средств в коммерческие банки. Обычно чем ближе к концу года, тем объемнее происходит исполнение бюджетных средств, достигая пиковых значений в декабре. Это значит, что у банков, несмотря на контрмеры ЦБ, появятся средства на действия по своему усмотрению со всеми вытекающими последствиями. А вот в следующем году, с новым бюджетным правилом, ситуация должна стабилизироваться — деньги пойдут на накопление в ФНБ (это, разумеется, при сохранении нефтяных цен), и тогда шанс на быстрое восстановление будет упущен. Пока сложившийся профицит — ещё один стимул для ЦБ опустить ключевую ставку, поскольку её сохранение на нынешнем уровне с каждым разом будет стоить все дороже и дороже. Но едва ли мы увидим здесь серьезные подвижки — судя по последнему финансовому обозрению, Банк России твердо гнёт свою линию.

Можно, но только кому положено

Пока в Центральном банке гадают, куда повернуть рубль, Правительство России давно смотрит в будущее — и российская национальная валюта там безнадежно устарела. И неважно, что криптовалюты — это уже несколько лет как обыденное настоящее. В четверг иннопремьер Игорь Шувалов на заседании рабочей группы по блокчейну (!) обсуждал возможность запуска в России правительственных майнинговых центров (!!).

Приобретите подписку, чтобы продолжить чтение

Месяц неограниченного доступа ко всем статьям на «Спутнике», включая наши великолепные премиум-материалы всего за 290 рублей! Премиум-подписчикам нужно щелкнуть по Already purchased? и ввести свой пароль.

Если у вас возникли вопросы по подписке или вы хотите ПОДПИСАТЬСЯ БЕЗ КРЕДИТНОЙ КАРТЫ, то отправьте нам письмо на [email protected]