Что случилось с экономикой 6 — 12 ноября 2017 года? Специальный доклад «Спутника и Погрома»

В этом еженедельном экономическом дайджесте «Спутника и Погрома» (spirit of 1917):

— Спецрубрика «Экономика-1917»: какие задачи стояли перед Россией сто лет назад и какие из них удалось выполнить?

— Гарантия от государства: в Госдуме предлагают минимальную финансовую защиту для должников.

— «Зеленые» и чиновники — братья навек: Минприроды и Минпромторг усложняют экологическую экспертизу и вводят новые правила утилизации.

— РФ — колония Казахстана: братские отношения выходят на новый уровень. Уровень де-юре неравноправных договоров.

Сто лет простоя

Как справедливо отмечают многие СМИ, годовщина Октябрьского переворота в России прошла практически незамеченной. Очередной парад в честь парада на Красной площади, невнятные, оставленные без внимания прессы митинги КПРФ, и однотипные «капсулы времени», бессмысленно-пафосное содержание которых давно не трогает чёрные сердца потомков-буржуев. Не отошли от генеральной линии партии на игнорирование события и крупные издания экономической направленности. На РБК в программе «Что это значит?» идут вялые дебаты между ноунейм-девушкой из КПРФ с самодовольной ухмылкой и пухлолицым ребенком из московского «Молодёжного Яблока», обычно деловой и обстоятельный «Ъ» разродился только небольшим спецпроектом про судьбу русского бизнеса, а шеф-редактор «Эксперта» пишет сентиментальную заметку о необходимости принять революцию. Между тем как раз экономическая сторона дела, может быть, является одним из самых наглядных примеров того, какое влияние оказало восстание большевиков на судьбу нашего многострадального отечества. Предлагаю читателю сухой конспект основных достижений советской власти в сфере народного хозяйства.

«Вековая отсталость» России — один из любимых штампов левой пропаганды. Действительно, пришедшие к власти товарищи из ВКП(б) столкнулись с серьезными макроэкономическими вызовами, лежавшими перед страной в то время (опуская расстройство финансов, неизбежное во время войны и остановки золотого размена): преимущественно экстенсивное развитие промышленности, сравнительно плохая инфраструктура и транспортная система, преимущественно бедное население (последнее, впрочем, характерно для всех стран начала XX века). Традиционно большевики подаются как прогрессивная сила, принёсшая в аграрную державу индустриальный уклад. Такая сила непременно должна была бы решить три обозначенные задачи и за век советской и постсоветской власти ликвидировать «отсталость» страны, вина за которую, если верить левой пропаганде, лежит исключительно на бездарном императорском правительстве. Что получилось?

1. Промышленное развитие. В Российской Империи промышленность финансировалась преимущественно за счёт частного капитала. Традиционная схема выглядела так: вокруг коммерческого банка формировалась группа предприятий, причем изначальное происхождение вложений чаще всего было западноевропейским. Классическим примером может служить Русско-Азиатский банк, связанный с такими известными локомотивами того времени, как Путиловский завод и Общество Московского-Казанской железной дороги Николая Карловича фон Мекка. Такая схема позволяла проводить индустриализацию рыночными методами и, как свидетельствовала стремительно увеличивающаяся доля русского ВВП в мировом, делать это эффективно. Большевики взялись за дело иначе — и главным финансовым донором стали русская деревня (уничтоженная и ограбленная) и культурное достояние (вывезены и распроданы по дешевке целые музеи), что очевидным образом сказалось на благосостоянии населения в целом. При этом задачу преодоления экстенсивного типа развития решить не удалось — хуже того, за сто лет в России сформировалась экспортно-ориентированная сырьевая экономика.

2. Инфраструктура. Многие знают про знаменитую формулу коммунизма, привязанную к ГОЭЛРО — «советская власть плюс электрификация всей страны», немногие сомневаются, как в условиях Гражданской войны за год разработали такой подробный план. Впрочем, речь не об этом. Конец железнодорожного бума во многом предопределял развитие следующих отраслей — помимо электрификации это автомобильные дороги, тепло- и газоснабжение страны. СССР, лишив население средств к достойной жизни, пошел по пути отказа от массовой автомобилизации и частных коммунальных услуг. Страна реализовала не имеющий аналогов в мире (и как показывают нынешние беды в ЖКХ, не зря) проект центрального теплоснабжения, однополосных автодорог и газификации отдаленных районов взамен центральных губерний. Как итог — место в конце международных рейтингов инфраструктуры, едва превышающий 50% уровень газификациии состояние дорог, ставшее мемом ещё до наступления информационной эпохи.

3. Благосостояние населения. Стремительно растущее в XX веке и бесчеловечно перемолотое в кризисах его первой половины русское население так и никогда не стало богатым. Даже если смотреть на такой размытый показатель, как ВВП на душу населения (чуть правильнее было бы посчитать национальный доход, потому что как раз опираясь на «ВВП на душу» трудящиеся часто кричат про «тучные» 80-е), то если к 1912 году Россия по нему уступала Германии, Великобритании и САСШ в 3, 5 и 7 раз соответственно, то век спустя разрыв только усилился: лавры этой «заслуги» можно также смело положить на головы советским гениям, не учившим в школе простых истин, что устойчивый рост благосостояния возможен только в обществе массового потребления (а не в военной сатрапии). Не помогло даже изменение соотношения населения в пользу развитых стран, не в последнюю очередь из-за территориальных потерь. Власть, выдвигавшая лозунги «Землю — крестьянам, заводы — рабочим», так и не смогла обеспечить гражданам уровень жизни, достойный хотя бы средних показателей Восточной Европы. Причем за всё время с 1917 года у наших отцов и дедов не было даже возможности позаботиться самим о себе — спасибо неконвертируемой валюте и полному отсутствию доступа к финансовым инструментам.

Мы часто говорим о таких признанных явлениях, как «брежневский застой» и «сталинская индустриализация». Теперь «путинская стабильность». Однако если смотреть на экономику России после Октябрьского переворота не отрезками, а взять динамику целиком и акцентироваться на макроэкономических задачах, то получится, что за век правления «самой прогрессивной» идеологии и постоянного «ручного управления» (которое так любят применять и сейчас) не было решено ни одной из них. Поэтому в нашей нынешней отсталости следует винить не господ Столыпина и Коковцова, а именно упущенный коммунистами XX век, когда можно было смело нагуливать вес для будущего рывка в компьютерную эпоху. Вместо этого и без того скромные российские капиталы снова идут на расширение БАМа, правительство кое-как сравнивает ПМ и МРОТ, а предприятия в ущерб дивидендной доходности вынуждены инвестировать в собственную модернизацию. Фактически все экономические новости из реального сектора сейчас крутятся вокруг трех этих проблем — и следующие три заголовка нам это продемонстрируют.

Рубаху не сорвут (про благосостояние)

В связи с ростом объемов потребительского кредитования в правительстве постепенно идет работа по введению мер, защищающих граждан от их собственной финансовой необразованности и чрезмерных требований банков. В 2015 году важным нововведением стал институт личного банкротства, на протяжении нескольких лет говорят об ограничении процента от зарплаты, который можно направить на платежи по кредитам, а теперь депутаты в Госдуме предлагают закрепить за гражданином право на неотчуждаемый минимальный денежный доход.

Приобретите подписку, чтобы продолжить чтение

Месяц неограниченного доступа ко всем статьям на «Спутнике», включая наши великолепные премиум-материалы всего за 280 рублей! Премиум-подписчикам нужно щелкнуть по Already purchased? и ввести свой пароль.

Если у вас возникли вопросы по подписке или вы хотите ПОДПИСАТЬСЯ БЕЗ КРЕДИТНОЙ КАРТЫ, то отправьте нам письмо на [email protected]