Как европейские империи управляли мусульманами. Франция — Спутник и Погром
Ранее: Британский опыт

Хергер спросил меня:

— Какому богу ты молишься?

Я ответил, что верую в единого Бога, имя которому Аллах.

— Одного бога не может быть достаточно, — возразил Хергер

Майкл Крайтон, «Пожиратели мёртвых»

Французский колониальный опыт ничуть не хуже английского, но в России известен не так хорошо. Восполним этот пробел в той части, которая касается вопросов ислама — благо здесь у французов можно многому поучиться.

Египет: ночная лодка в Каир*

Французы начали взаимодействовать с мусульманами много раньше англичан и стали одним из первых трёх европейских государств, официально заключивших дипломатические отношения с Османами (другими были Генуя и Венеция). Уже во времена Итальянских войн Франциск I заключил военный союз с Османами, который с перерывами (и откатами) держался дольше 300 лет. Тогда для стоянки османского флота французские власти даже очистили Тулон от коренных французов (!) и на время превратили кафедральный собор в мечеть (!) — такие тогда были порядки. Славословиями в адрес Османской империи и ислама занимался и Вольтер в своём трактате о толерантности*

Как и у англичан, среди французов было немало людей, достигших высокого положения в мусульманских политиях — но что касается управления мусульманами, тут французы стартовали позже. Причиной тому было поражение, нанесённое французам в Индии в середине XVIII века — так что миллионы мусульман Индостана оказались под властью Британии.

Серьёзные изменения начались после наполеоновской экспедиции в Египет, где французам пришлось на практике управляться с мусульманскими массами. Со смешанным успехом, конечно: короткая история французского Египта полна восстаний. Нам сложно судить о том, что так и не успело появиться: Египет в качестве французской колонии так и не состоялся. Конечной целью всей кампании была Индия, где с британцами бился исламский союзник французов Типу Султан, которому французские агенты-якобинцы в Серингапатаме даровали титул «гражданина Типу». Как мы знаем, у них ничего не получилось*На эту тему есть неплохой художественный роман «Тигр Шарпа» Бернарда Корнуэлла. Так что египетская экспедиция оказалась напрасной с военной точки зрения. Но эта краткая война оставила большой интеллектуальный задел на будущее.

Исламская политика Наполеона началась ещё до вторжения в сам Египет — после захвата Мальты он без выкупа отпустил 2 тыс. пленников-мусульман, содержавшихся на острове. Ведь если помните, Мальта тогда управлялась орденом рыцарей, занимавшихся пиратской войной против мусульман. Историки почему-то концентрируются на эпохе раннего Нового времени, но и во второй половине XVIII века Мальтийский орден выказывал невиданную прыть: в период 1770–1798 гг. только в водах Туниса они захватили 93 корабля.

Работу французов по отчуждению Египта от Блистательной Порты завершил другой пришлый завоеватель Мухаммед Али — и учитывая, что при нём Египет был верным союзником французов и отчасти управлялся французскими специалистами, можно предположить, что у французов были отличные перспективы на этом направлении.

С самого начала своего пребывания в Египте французы не боялись делать ставку на лояльные местные меньшинства. Они даже создали «Коптский легион»: это боевое подразделение было создано из египетских христиан и насчитывало 1 тыс. человек. В отличие от англичан, в своих колониальных приключениях в исламских странах французы никогда не забывали поддерживать контрагентов из числа культурно близких европейцам меньшинств вроде евреев или маронитов.

Уже в Египте французы отработали взаимодействие с религиозными авторитетами «на отлично», превзойдя в идеологической гибкости даже бриттов: в частности, Наполеон распространял среди мусульман слухи о скором принятии ислама и начале джихада. Толерантность была призвана смягчить эффект от огромных налогов, введённых французской армией. Наполеон обаял (и задабривал подарками) всех религиозных авторитетов, сосредоточившись на прессинге классов, имевших отношение к реальной власти — мамелюков и шейхов. Как, кстати, и Мухаммед Али после него.

  • Двойной профиль Наполеона (сверху в европейском мундире, снизу в мусульманском тюрбане)

  • Мамлюкский бей Мурад  — главный враг Наполеона в Египте

Задолго до Гитлера Наполеон первым выдавал солдатам оккупационной армии экземпляры Корана и учил их правильному обращению с мусульманами. Впрочем, вся толерантность отступала перед нуждами военного времени — когда было нужно, французские солдаты использовали в качестве конюшен мечети и однажды разграбили Аль-Азхар, топовый университет исламского мира. Но в целом пропаганда была на уровне: французы тратились на праздники вроде дня рождения пророка Магомета; Наполеон писал обращённые к арабам прокламации, в которых французы объявлялись «истинными мусульманами, свергнувшими Папу, врага исламизма» (нет, серьёзно, прямо так и писал).

Но при всём при том французы, как мы уже упоминали, покровительствовали немусульманским меньшинствам (в частности, коптам, армянам и др.) и отменили ряд прежних дискриминационных постановлений (в частности, запрещавших «зиммиям» владеть оружием и занимать административные посты).

Тогда же европейцам пришлось столкнуться с таким специфическим явлением, как транснациональный джихад. Шейхи и муфтии Аравийского полуострова были не в восторге от оккупации французами Египта. Дело, правда, было не в религиозных разногласиях.

Османский Египет был одним из ключевых центров африканской работорговли в этой части света. В материале об исламе в Британской империи мы уже затрагивали тему генезиса арабо-мусульманских элит Восточной Африки, основанного как раз на торговле неграми. Их контрагенты с территории нынешних Омана, Йемена и Катара делали огромные состояния на продаже чёрных невольниках. Поэтому когда йеменский проповедник Муххаммад аль Хадрами призвал верующих региона к джихаду против французов и начал собирать деньги и добровольцев на борьбу, никто не удивился. Французы нарушили естественный ход этих процессов: если до Наполеона через Египет каждый год проходило 2–3 каравана с рабами, а ежегодный импорт составлял 4–6 тыс. рабов, то за всё время французской оккупации из-за взвинченных налогов на эту деятельность через Египет прошло всего 4 каравана, а импорт сократился до 1 тыс. душ в год. Что характерно, французская республика отменила рабство за несколько лет до этих событий, но в Египте солдаты и офицеры (да и путешествовавшие с Наполеоном учёные) спокойно приобретали рабов. В основном это были рабыни.

К борьбе против французов подключились и североафриканцы в лице шейха Мухаммада аль-Джилани. Та же самая работорговля (и ещё пиратские набеги) были важнейшим источником дохода прибрежных элит региона, и активизация французов на этом направлении не могла не беспокоить местных беев. Кстати, беспокоились они не зря — через четверть века французы и американцы реализовали окончательное решение пиратского вопроса. В частности, французское завоевание европейских стран нарушило экспорт сельскохозяйственной продукции берберских политий в Италию и Нидерланды, и что даже важнее, прервало отступные выплаты европейских государств местным пиратам (а это был один из ключевых источников доходов местных элит). Так что от высадки Наполеона в Египте они не ждали ничего хорошего. Активизация джихада происходила в основном на морском фронте.

Джихад на море вскоре вышел из-под контроля и внёс сумятицу в торговлю практически всех европейских держав. Вскоре в регион даже нагрянули американцы с неудачной военной экспедицией.

Первому консулу и [вскоре] императору французов пришлось впоследствии тратить на урегулирование отношений с мусульманскими пиратами куда больше усилий и средств, чем могло бы показаться. И эта проблема росла вместе с империей, поскольку вместе с её расширением в зону ответственности Франции попадали и рынки бывших противников (а магрибские пираты всегда предпочитали находиться в состоянии войны с хотя бы одной европейской державой, чтобы было чем кормить пиратские команды) — особенно страдали итальянские полисы.

Но Наполеон тоже был себе на уме и дружил с шерифом Мекки эмиром Галибом, который вопреки мейнстриму сотрудничал с французами в торговой отрасли (но чтобы джихад не коснулся его, жертвовал денег и аль-Джилани). Согласно арабским источникам, на войну с французами из Аравии прибыло почти 2000 добровольцев — огромная цифра, принимая во внимание малонаселённость территорий-бенефициаров работорговли. Надо сказать, вмешательство европейских держав в войну на Ближнем Востоке многого стоило арабо-мусульманским элитам залива: после французов систематические препятствия им уже начали ставить пришедшие британцы, и это вызвало коллапс цен — за время наполеоновских войн средняя цена за раба в этом регионе упала с 40 талеров Марии-Терезии до 20. Этот тренд ускорил переход арабо-мусульманских элит Восточной Африки от простой торговли рабами к эксплуатации плантационного труда порабощённых негров. С этой реальностью впоследствии пришлось столкнуться британским колонизаторам, которым достался этот регион. Да и сегодня в Африке присутствует сильное разделение между «коренными мусульманами» и «простыми неграми». Мы ещё вернёмся к этому вопросу в части о Западной Африке.

Французы в Египте

За несколько лет присутствия французов в Египте ориентализм зашёл очень далеко. Наследовавший Наполеону на посту начальника Египта генерал Мену принял ислам и назвался Абдуллой. Одно время даже обсуждался план перехода всей оккупационной армии в ислам, но Наполеон и муфтии не нашли понимания друг у друга по вопросам обязательности обрезания и отказа от алкоголя (неизвестно, какой из двух вопросов оказался для них определяющим). Происходящее в Египте того времени сильно напоминало ситуацию в монархиях диадохов, где иноземные завоеватели маскировались под местных. Всё это великолепие закончилось после военных побед англичан.

В августе 1801-го из Египта эвакуировалась вся французская армия, члены их новообретённых семей, коллаборанты из числа местных этно-религиозных меньшинств (в частности, греки и копты). Вместе с ними также ушли 93 мамлюка. Впоследствии их инкорпорировали во французскую армию в качестве отдельного подразделения и на пике империи их численность составляла 300 человек. А один мамелюк по имени Рустан постоянно находился при Наполеоне до катастрофы 1814 года. Он спал перед дверью императора, и когда Жозефина ходила в опочивальню Наполеона с целью поймать его с одной из его многочисленных любовниц, она побаивалась того, что Рустан может её убить, защищая приватность своего нанимателя.

Мигранты военного времени составили первое арабо-мусульманское сообщество во Франции и оно [предсказуемо] распределилось на территории Парижа и Марселя. После падения Наполеона в 1815 году этой общине пришлось пережить пару погромов, поскольку у победивших роялистов они [небезосновательно] ассоциировались с Наполеоном. Но община пережила все напасти и сохранилась именно как арабское сообщество. Надо сказать, из их среды вышло немало выдающихся французов. Например, сыном одного из этих мигрантов был Луи Абделял, будущий генерал эпохи Наполеона III. Вообще надо заметить, что община этих арабов, несмотря на некоторую дискриминацию, жила ровно при любом режиме (а они во Франции того времени менялись очень часто) и всегда следовала в фарватере политических изменений. «Малый народ и революция».

Однако, в интеллектуальном мейнстриме Франции они были представлены хуже коптов (хотя и среди них были профессора) — но проблема была не в них, а во французской политике. Копты считаются «самым древним коренным народом Египта», и начавшаяся с Наполеона французская египтомания, ставшая общеевропейской, концентрировалась на фараонских древностях из стратегических соображений.

Основной целью всех этих древнеегипетских исследований была идеологическая диверсия против католической церкви. Многотысячелетняя история державы фараонов отрицала библейскую теорию развития мира (потому что доказанная длительность истории Египта была несколько дольше даты Потопа).

Исламские исследования не то чтобы совсем игнорировались, просто они были не в фокусе общественного мнения, как и сам Наполеоновский Египет (точнее, исламская его сторона). Тем не менее в ходе кампании французские власти зафиксировали огромный объём информации.

  • Мамлюки режут испанцев, рисунок 1929 г.

  • Мсье Абдалла д’Асбонн, последний офицер наполеоновских мамлюков. Умер в 1860 г.

  • Наполеон в мусульманском одеянии и каирский паша

Вместе с войсками республики Египет на местах изучали толпы французских учёных. И основным объектом их внимания были как раз мусульмане и их религия. Почерпнутые ими знания были бесценны, и это был первый раз за очень долгое время, когда европейское и исламское общества находились в таком близком соприкосновении. В этом плане французская арабистика даже превзошла английскую: выходцы из египетской диаспоры во Франции тоже вели активную работу на этом направлении. Например, копт Эллиус Бохтор, как и многие носители языка во Франции, вёл курсы арабского в школе восточных языков; на арабский переводилась французская поэзия франко-арабов (было и такое!) вроде Жозефа Агуба. Помогали и тесные связи постнаполеоновской Франции с полунезависимым Египтом Мухаммада Али, которые позволяли лучше изучить исламский мир изнутри.

Создание «исламского экспертного сообщества» во Франции пришлось именно на неудачную египетскую кампанию, и публикация полного «Исследования Египта» потребовала 23 увесистых томов и почти двадцати лет (1809–1828).

Эта научная школа пережила Наполеона, и на её фундаменте было выстроено французское владычество в занятой ими части исламского мира. В Египте французы экспериментировали с формами, и их краткий, но яркий опыт значительно интереснее английского, чей управленческий гений основывается на обывательской логике «не ломать то, что не сломано».

Также Египетская экспедиция привела Наполеона к мысли о необходимости решить пиратский вопрос в Северной Африке. В 1808 году по его указу в Алжир отправился офицер инженерных войск с секретной миссией: составить подробную карту и описание оборонительных укреплений в Алжире. Этот отчёт был единственным в своём роде во всей Европе и был использован 20 лет спустя, когда французы вторглись в Алжир.

Приобретите подписку, чтобы продолжить чтение

Месяц неограниченного доступа ко всем статьям на «Спутнике», включая наши великолепные премиум-материалы всего за 280 рублей! Премиум-подписчикам нужно щелкнуть по Already purchased? и ввести свой пароль.

Если у вас возникли вопросы по подписке или вы хотите ПОДПИСАТЬСЯ БЕЗ КРЕДИТНОЙ КАРТЫ, то отправьте нам письмо на [email protected]
sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com / sputnikipogrom.com /