Россия и Англия: после Петра. Часть шестая

Ранее: часть пятая

В 1742 году премьер-министр Роберт Уолпол, критикуемый со всех сторон, ушел в отставку. Место государственного секретаря (министра иностранных дел) занял Джон Картерет, граф Гранвиль, единственным достоинством которого были хорошие отношения с Георгом II. Король уважал Картерета за отличное знание немецкого языка. Граф был один из немногих, с кем Георг мог отвести душу. Уединившись, они частенько auf Deutsch gaplaudert (мило болтали по-немецки). Новый госсекретарь вел откровенно проганноверскую политику: Британия заключила соглашения с Австрией и Пруссией, в 1743 году он сопровождал Георга I на континент и даже участвовал вместе с королем в битве у Деттингена. Однако Картерет совершенно игнорировал интересы купцов Сити. Они не понимали, почему Англия должна залезать в сухопутную войну в Европе, когда для этого есть Австрия и Пруссия. За английские субсидии эти союзники вполне могут отвлечь сухопутные силы французов и испанцев в Старом Свете.

Именно из-за разногласия с парламентом в ноябре 1744 года Картерет покинул кресло министра иностранных дел. Его сменил Томас Пэллэм-Холлс, герцог Ньюкасл. Премьер-министром и Первым Лордом-Казначеем стал его брат — достопочтенный Генри Пэллэм, лорд Вилмингтон.

Изначально в правительство планировал пролезть лидер партии патриотов (Patriot Whigs) Уильям Питт. Благополучие семьи Питтов началось с деда, Томаса Питта, который то ли выторговал, то ли просто украл здоровенный алмаз в 426 карат у индийского торговца Джамшуда. Если верить Питту — он заплатил за алмаз 48 тысяч пагод (или 20400 фунтов стерлингов), а в Европу его переправил со своим сыном Робертом, спрятав алмаз в каблуке башмака парня. Далее над алмазом поработал огранщик Харрис, и в 1717 году Питт продал уже ограненный бриллиант в 141 карат Филиппу Орлеанскому, регенту Франции, за баснословную сумму в 135 тысяч фунтов стерлингов (в ценах 2015 года — 18 520 000 фунтов стерлингов или 25 085 350 долларов США). Эти деньги дали возможность семейству Питтов начать политическую карьеру.

В 1733 году Уильям Питт вошел в партию патриотов, которую поддерживал наследник престола Фредерик, принц Уэльский. Критикуя политику Уолполла и Ньюкасла, Питт и взлетел наверх, как один из руководителей оппозиции. Правительственный же кризис в 1744-м, вопреки ожиданиям Уильяма, не привел его к власти — оказалось, что король Георг II воспринимал критику кабинета как критику собственно короля, поэтому Питту дали от ворот поворот.

В том же 1744 году умерла вдовствующая герцогиня Мальборо, известная нам по серии о Петре Великом Сара Дженнингс-Черчилль. Она оставила Уильяму по завещанию 10 тысяч фунтов стерлингов как «признание его благородной деятельности, которую он вел для поддержки законов и устоев Англии, чтобы предотвратить гибель страны». Герцогиню можно понять, ведь Питт сильно поспособствовал удалению из политики Уолпола, заклятого врага Черчиллей-Мальборо.

Правительственный кризис совпал с военным — только чудо спасло Англию во время первой попытки высадки Младшего Претендента в 1744-м, с очень большим трудом подавили восстание якобитов в 1745-м. После этих событий интересы австрийцев были резко забыты, правительство начало наращивать и улучшать военно-морские силы в ущерб сухопутным.

В 1744 году Первым Лордом Адмиралтейства стал Джон Рассел, четвертый герцог Бедфорд, сменивший Дэниэла Финча, лорда Уинчелси, которому к тому времени уже стукнуло 55 лет. Тогда же первым помощником Бедфорда назначили только что вернувшегося из кругосветного путешествия Джорджа Энсона.

В 1746-м король под давлением нового кабинета сменил-таки гнев на милость, и Уильям Питт был назначен вице-казначеем Ирландии, начав свой путь на вершину политического Олимпа Англии. В мае того же года его повысили до Лорда-Казначея, что дало ему право заседать в Тайном Совете. Тогда же Питт, решив разобраться с делами в казначействе, обнаружил, что по «старой доброй корпоративной традиции» королевские казначеи из года в год при выдаче кредитов или выплатах на нужды государства закладывали самим себе откат, который колебался от 7 до 10% от суммы. Также они честно присваивали себе 12% от всех поступивших в Англию иностранных инвестиций и займов. Естественно, Питт сразу же отменил эту практику, сообщив, что «будет жить на одну зарплату». В деньгах благодаря деду и папеньке он не особо нуждался, а образ правдоруба и борца с коррупцией ему бы пригодился.

В 1751 году в возрасте 44 лет неожиданно умер принц Фредерик. Смерть наступила из-за прорыва фурункула в лёгком, причиной чего историки считают сильный удар мячом в область груди во время игры в крикет или теннис, хотя это и невозможно доказать. Смерть принца нанесла сильнейший удар по оппозиции, чье влияние начало быстро падать.

Ну а весной 1754 года в Англии состоялись всеобщие выборы, которые прогремели на всю страну грандиозными подтасовками, коррупцией и нечестной конкуренцией. Впрочем, как и все выборы в Англии в XVIII веке.

Британские выборы 1754 г. Стандартной практикой помимо  денежного подкупа избирателей была и организация попоек, чтобы выпившие выборщики голосовали «как надо»

Началось все с того, что 6 марта 1754 года умер Генри Пэллэм, лорд Вилмингтон, которого сменил на посту «главы центральной избирательной комиссии» лорд Дапплин. Он обнаружил в бумагах Пэллэма масштабнейшие махинации. Так, в округе Оксфордшир, где выдвигалось по два представителя от вигов (правительственной партии) и тори (оппозиции), было подкуплено в пользу вигов 4000 избирателей. Там же соперник герцога Ньюкасла был снят с выборной гонки и так далее. В 35 избирательных округах 65 кандидатов были либо прямыми ставленниками правительства, либо их клиентелой. Всего же из 516 депутатов парламента 70 занимали значимые посты в администрации, еще 140 были под непосредственным контролем правящей партии, так как их избрание напрямую финансировалось из Казначейства.

Всего в Великобритании насчитывалось 230 избирательных округов (203 в Англии, 12 в Уэльсе и 15 в Шотландии), голосовать могли совершеннолетние люди, имеющие от 600 фунтов стерлингов в год земельного дохода (либо от 300 фунтов годового дохода в городах). Таким образом, избирать имели право примерно 200–350 тысяч из примерно 11 миллионов человек.

Самым лучшим способом попасть в парламент было заполучить «карманное» или «гнилое» местечко. «Карманными» назывались маленькие округа, где вся или большая часть земель и селений принадлежала одному и тому же человеку. Соответственно, все, кто жил на этих землях, голосовали так, как скажет владелец — за самого владельца, за его «представителя» или за того, кто заплатил владельцу за депутатское место. Если же избиратель проявлял строптивость, то его дом мог быть сожжен или взорван, а сам он лишался таким образом ценза и права голоса. Технология простая, но эффективная.

Один из самых хрестоматийных примеров — герцог Ньюкасл владел помимо прочих местечком Ньюарк. Когда его «представитель», «избранный» от Ньюарка, подал свой голос не так, как было желательно герцогу, Ньюкасл заставил депутата отказаться от своего места. Но вот незадача — на новых выборах откуда ни возьмись явился какой-то предприимчивый делец, который купил значительную долю голосов. Герцог был в ярости — он предписал согнать с земли всех избирателей, которые голосовали против его кандидата.

При этом многие владельцы «карманных» местечек и не интересовались политикой — они просто продавали голоса своего округа любому желающему и при этом даже делились прибылью с населением. Так, лорд Маунт Эджкомб взимал по 2 тысячи фунтов стерлингов с двух кандидатов от своего местечка. Часть суммы он тут же раздавал избирателям, другую — вносил в муниципальную казну, а львиную долю клал себе в карман. Бизнес был очень выгодным и приносил лорду стабильный доход.

В среднем сумма взятки лицу, определяющему голосование в определенном округе, на выборах 1754 года колебалась от 800 до 2000 фунтов стерлингов. Так, Чарльз Уитворт получил от правительства 1000 фунтов на подкуп избирателей в Майнхэде, такую же сумму выделили герцогу Аргайлу, чтобы он организовал выборы в округах шотландского Лоулэнда «как надо». Уже упомянутый герцог Ньюкасл (он же — глава правительства) получил «как кандидат» 1700 фунтов. При этом 1500 фунтов он потратили на подкуп Джона Фуллера, который изначально выдвигался в округе Льюис, принадлежащем Ньюкаслу. Фуллер взятку взял, и выдвигался теперь как «независимый кандидат» уже по округу Трегони. Примеров можно привести массу.

Официально правительство потратило на выборы 1754 года 25 тысяч фунтов стерлингов (4,65 миллиона долларов в деньгах 2015 года), однако это сумма далеко не полная, поскольку были выплаты и из кассы Секретной Службы, и от разных меценатов, и иностранные деньги. И совершенно неудивительно, что правительственная партия (виги) взяла на выборах 368 голосов, тори — 105 голосов, а патриоты-виги — всего 42 голоса. Таким образом, правительство получило в парламенте господствующее большинство и возможность проводить любые законы.

Что касается Питта — он успел «переобуться в полете», сменив партию патриотов на партию вигов, и тем самым остался в правительстве. Однако политика герцога Ньюкасла, направленная на примирение с Францией и войну с Людовиком «чужими руками» (с помощью субсидий), вызывала у Питта резкое отторжение. Война-то в колониях уже началась.

Еще в марте 1754 года губернатор Вирджинии Роберт Динвидди приказал подполковнику (по другим сведениям — майору) Джорджу Вашингтону отправиться во главе отряда солдат в Огайо и начать строительство форта в развилке рек Огайо и Аллегени. Ко времени выступления отряд Вашингтона насчитывал 186 человек (в дороге к ним также присоединились солдаты расквартированного в Винчестере полка). Ещё раньше в Огайо выступил авангард британских колониальных войск во главе с капитаном Уильямом Трентом. 17 февраля Трент с отрядом в 40 ополченцев прибыл к месту слияния рек Огайо и Аллегени, где начал строительство укреплений. Вскоре их встретил крупный французский отряд в 800 солдат, появившийся здесь для тех же самых целей — строительства форта, но уже французского. Французские офицеры предложили колонистам выбор: погибнуть в недостроенном форте или повернуть обратно. Трент с ополченцами сочли за благо покинуть укрепления и повернули назад, встретив по дороге главные силы под руководством Вашингтона. Французы тем временем закончили работы, начатые англичанами, выстроив сильный форт Дюкен.

Получив новости от Трента о неудаче, Вашингтон решил не возвращаться, а построить новый форт в 37 километрах от слияния рек Огайо и Аллегени, и ждать дальнейших указаний. 23 мая 1754 года французское командование решило вытеснить англичан с их территории, послав отряд численностью 50 человек во главе с офицером Жозефом Кулоном де Жумонвилем против войск Вашингтона. После получения известия о наступлении французов Вашингтон приказал войскам окопаться и приготовиться к атаке.

27 мая Вашингтон получил известие от вождя союзного индейского племени о местоположении французского лагеря. На следующий день, утром, Вашингтон во главе отряда в 40 человек атаковал лагерь. Французы заметили противника и забили тревогу. Бой длился всего около 15 минут. Английские ополченцы и союзные индейцы быстро разбили французский отряд, потеряв всего 1 человека убитым и 2 ранеными. Потери французов составили 10–12 человек, среди раненых оказался командующий Жумонвиль (вскоре убитый индейцами), в плен попал 21 солдат. Вашингтон вскоре вернулся с отрядом обратно и начал строительство форта Нессесити.

Инцидент этот получил название Жумонвильского и наделал много шума. Британское правительство приняло решение послать из метрополии в Новый Свет трёхтысячный экспедиционный корпус во главе с генералом Эдвардом Брэддоком. Задачей этих войск был захват форта Дюкен и других укреплений в долине реки Огайо. Генерал Брэддок отказался от поддержки воинов союзных индейских племён, рассчитывая лишь на собственные регулярные части. В походе в качестве адъютанта Брэддока принял участие Джордж Вашингтон. Армия англичан выступила от форта Камберленд и двигалась по лесной тропе. Дорога, по которой шли британские войска, была очень узкой и не могла вместить массы артиллерии и обоза. В походе Брэддок разделил свои войска на две части: сам командующий возглавил авангард, в то время как остальная часть отряда с обозом и артиллерией двигалась позади. Передовая колонна английских войск (1300 человек) 9 июля переправилась через реку Мононгахелу и находилась приблизительно в 10 километрах от форта Дюкен.

В это же время французское командование форта Дюкен приняло решение устроить засаду англичанам на подступах к форту, в лесу. С этой целью навстречу англичанам был послан отряд из 800 человек (в основном индейцев) во главе с капитаном де Бюжо. Французы и индейцы прибыли на место слишком поздно и не успели организовать засаду. По приближении англичан франко-индейский отряд напал на британский авангард во главе с Томасом Гейджем. Заметив противника, британские солдаты открыли огонь и убили командующего отрядом капитана де Бюжо. Индейцы, не заметив гибели командира, продолжали сражаться, в то время как около ста французов бежали обратно к форту. Несмотря на это капитан Дюма возглавил оставшихся французских солдат и продолжил сражение. Попав под жестокий огонь, Гейдж потерял много солдат и начал отходить. На узкой дороге его отступающий отряд столкнулся с главными силами Брэддока, спешившими к месту завязавшегося боя. Несмотря на то, что британские войска значительно превосходили по численности своего противника, их солдаты не были приспособлены к ведению боевых действий в лесах и во множестве гибли под огнём союзных войск. Французы и индейцы вскоре обошли английский отряд и ударили во фланг и тыл противника. Англичане быстро расстроили свои ряды и утратили всякую дисциплину.

Брэддок, желая восстановить порядок, на коне объезжал своих солдат, призывая восстановить строй и стойко сражаться с противником. Это не помогло: боевой порядок в лесу был неэффективен, англичане представляли собой великолепную мишень для противника. Британцы сражались вплоть до смертельного ранения своего командующего, генерала Брэддока, а затем начали отступать. Отступление вскоре переросло в паническое бегство, и лишь приказы Джорджа Вашингтона, сумевшего организовать арьергард и ввести его в бой, спасли англичан от полного окружения и гибели. В этом сражении англичане потеряли свыше 500 человек, в то время как потери французов и индейцев составили всего около 30 человек.

Зимой 1755–1756 годов обе воюющие стороны находились в тупиковом положении. Французы обосновались в форте Карильон на северном берегу озера, британцы ­ в форте Уильям-Генри на южном берегу.

Французы также попросили помощи от метрополии. Правительство Людовика XV решило перекинуть в Канаду подкрепления. 3 мая 1755 года из Бреста в Квебек вышли 11 французских линейных кораблей, оборудованных «эн флюйт» (с 22–24 легкими орудиями вместо штатных 54-60-64-70) и 3600 солдатами на борту. В качестве сопровождения выделили 3 линкора и 2 фрегата со штатным вооружением. Общее командование осуществлял контр-адмирал (по-французски — шеф д’эскадр) Дюбуа де Ла Мотт. Англичане послали на перехват эскадры вице-адмирала Эдварда Хока (21 корабль и 3 фрегата, этот британский отряд крейсировал в Бискайском заливе) и вице-адмирала Эдварда Боскауэна (19 кораблей и 13 мелких судов с задачей блокировать побережье Канады). Кроме того, лорды Адмиралтейства приказали командующим отрядами захватить как можно больше торговых судов французов, чтобы лишить французский флот матросов, и как следствие — мобилизационного ресурса. Учитывая, что официально война между странами не была объявлена, в директиве было употреблено слово «арестовать» (arrest) корабли, суда и их экипажи.

6 июня 1755 года в устье реки Св. Лаврентия французы были разбросаны штормом, при этом 4 линкора де Ла Мотта отнесло к крейсировавшим неподалеку англичанам. Боскауэн поднял сигнал общей погони, но быстрой развязке помешал неожиданно спустившийся туман. 8-го небо прояснилось, и были обнаружены 3 французских корабля. Англичане быстро нагоняли маленький отряд французов, в полдень 60-пушечный «Дюнкирк» кэптена Хоу уже был за кормой 64-пушечного французского «Альсид». Сблизившись, Хоу в рупор окликнул капитана Окуара де Блинкура, предложив ему сдаться. Француз, не понимая еще всей ситуации (ведь корабли были в плавании больше месяца), прокричал: «Мы сейчас в состоянии войны или мира?» В ответ Хоу прокричал: «В мире, в мире, и тотчас же «Дюнкирк» дал залп по «Альсид» левым бортом. Французы ответили частым огнем, вскоре с правого борта французского корабля зашел 74-пушечный ветеран «Торбэй» и поставил противника в два огня. Тем не менее «Альсид» отбивался 6 часов, то вырываясь вперед, то отставая, и поднял белый флаг лишь тогда, когда его потери только убитыми достигли 80 матросов и 4 офицеров.

Меж тем английские 58-пушечный «Дифайнс» и 64-пушечный «Фуге» нагнали номинально 64-пушечный (имел только 22 легких орудия) «Лис» и методично начали расстреливать с пистолетной дистанции. Бой, несмотря на колоссальную разницу в силах, оказался очень жестоким — он шел 4 часа. На корабле были захвачены в плен 330 французских солдат (8 рот из полков Королевы и Лангедока) и 7600 фунтов стерлингов звонкой монетой. Потери французов — 85 человек убитыми, 70 ранеными.

За последним французским кораблем — 70-пушечным (реально — 22 орудия) «Дофин Руаяль» — погнался 70-пушечный «Нортумберленд» лорда Колвина, однако француз (самый лучший ходок флота) смог скрыться в тумане.

Бой Боскауэна 8 июня 1755 г.

11 ноября 1755 года у Бреста тремя английскими линкорами был захвачен «Эсперанс», имевший 24 орудия вместо 70. Адмирал Хок со своим соединением захватил в Бискайском заливе около 300 торговых судов, на которых было около 3000 французских моряков. Эти действия были расценены Францией как casus belli.

Правительство Людовика XV изначально не реагировало на захваты французских кораблей и судов, пытаясь сохранить мир. Английские же корабли в этот момент врывались во французские порты, безнаказанно захватывая и грабя торговые суда. Поскольку кабинет Людовика XV понимал, что Лондон просто пытается выиграть время и готовит новые удары, 13 января 1756 года выдвинуло ультиматум Уайт-Холлу, требуя освободить 3000 французских моряков, оказавшихся в английском плену без объявления войны. Питт цинично заявил, что целью захвата 300 торговых судов Франции было уменьшение числа ее моряков для военного флота.

Приобретите подписку, чтобы продолжить чтение

Месяц неограниченного доступа ко всем статьям на «Спутнике», включая наши великолепные премиум-материалы всего за 280 рублей! Премиум-подписчикам нужно щелкнуть по Already purchased? и ввести свой пароль.

Если у вас возникли вопросы по подписке или вы хотите ПОДПИСАТЬСЯ БЕЗ КРЕДИТНОЙ КАРТЫ, то отправьте нам письмо на [email protected]